Металлопрокат на Металл Торг.Ру

English version
Проект РВС - РВС-Металлы
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Черные металлы

Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


13.10.2003    Рынок электротехнических сталей



История производства

Первые исследования магнитных свойств сплава железа с кремнием датируются 1900 годом (В. Баррет, В. Браун и Р. Гадфилд – Великобритания), а первая в мире промышленная партия электротехнического железа с добавками кремния была выпущена в 1905 г. До 1914 года почти все листовое железо для русских электротехнических заводов поставлялось из Германии и Домбаровского района Польши. С началом Первой мировой войны эти поставки прекратились, и с осени 1914 г. опыты по его производству начал ряд металлургических заводов Урала (Верх-Исетский, Лысьвенский). Однако только ВИЗ, создав магнитную и металлографическую лаборатории, освоил промышленное производство динамного железа. Но качество его было весьма нестабильным, поэтому к 1916 году были разработаны и утверждены бюро 6-го (электротехнического) отдела Императорского РТО первые технические условия на это железо. Всего в 1915 – 1917 гг. Верх-Исетским заводом было изготовлено 6500 т динамного железа, поставляемого АО «Динамо», «Сименс – Шуккерт» и др.

Во времена СССР производство электротехнической стали на ВИЗе было восстановлено в 1924 году. Причем с 1929 г. завод приступил к промышленной выплавке трансформаторной стали с содержанием кремния от 3,5 до 4,5% в мартеновских печах (всего за год – 1900 т). В том же году началось освоение первой импортной электропечи. Уже к 1930 г. в выплавлено 1400 т, а в электропечах 3723 т электротехнической стали. А в 1931 г. весь этот металл отливали в электропечах. Отметим и первую Всесоюзную научно – 1техническую конференцию по трансформаторной стали, которая состоялась в апреле 1931 года.

Далее для повышения объемов производства и качества динамных и трансформаторных сталей, а также исключения зависимости от импорта, к работе в этом направлении в СССР были подключены огромные ресурсы научных сил, инженеров и технологов.

В 1987 году прокатан первый рулон динамной стали на Череповецком металлургическом заводе (ныне «Северсталь»), в 1986 году пущен крупнейший в Европе цех по выпуску электротехнических сталей на НЛМК. Результаты этого «наступления» были очевидны – в конце 80-х годов производство электротехнических сталей в России (СССР) достигло 1 млн.т. в год, а качество их вплотную приблизилось к уровню мировых стандартов.

Состояние российского рынка

К нашему времени в России массовое производство электротехнических сталей ведется на НЛМК, в «Северстали» и компании «ВИЗ-сталь» (преемнике Верх-Исетского завода).

Первые два комбината в большей степени специализируются на производстве динамных сталей, третий – трансформаторных. Некоторое количество проката электротехнических сталей выпускают Щелковский завод, Магнитогорской калибровочный завод, Ашинский металлургический завод (аморфные сплавы) и др. Доля основных предприятий в общероссийском производстве приведена на Рис.2.

Технологически усилия российских производств направлены на выпуск:

- холоднокатаной электротехнической анизотропной стали (применяется для изготовления сердечников трансформаторов и др. электрооборудования);

- холоднокатаной электротехнической изотропной стали (применяется для производства магнитопроводов электродвигателей и генераторов, магнитов, реле и т.д.)

Доля горячекатаной электротехнической стали, ввиду сравнительно низких магнитных свойств и качества поверхности, ныне быстро уменьшается. С развитием непрерывной разливки стали, применением непрерывных высокоскоростных широкополосных станов, использованием проходных печей для обработки металла, себестоимость холоднокатаной стали становится значительно ниже, чем горячекатаной. А внедрение современных непрерывных и автоматизированных высокоскоростных линий продолжает тенденцию роста производительности труда для новых технологий.

Уже многие десятилетия идет борьба технологов за процесс снижения толщины электротехнических сталей (до 0,15 мм), что существенно улучшает многие их потребительские свойства.

Специалисты «ВИЗ-сталь» считают, что во второй половине 90-х годов в мировом производстве электротехнических сталей началась масштабная технологическая перестройка, основанная на научном заделе, созданном, главным образом, японской фирмой «Ниппон стил корпорейшн» и частично российскими предприятиями – НЛМК и ВИЗ. Речь здесь идет о переходе на новую, «нитридную» технологию выпуска электротехнических сталей.

Пока в мировом производстве анизотропной электротехнической стали более распространенным является сульфидный вариант (ингибитор сульфид марганца). Основными технологическими операциями при производстве стали по сульфидному варианту являются горячая прокатка, две холодные прокатки, разделенные рекристаллизационным отжигом, обезуглероживающий отжиг и ВТО.

Нитридный вариант характеризуется повышенным содержанием в поверхности стали углерода, азота и алюминия. Ингибитором процесса является нитрид алюминия – AlN. Основные операции после горячей прокатки – первая холодная прокатка, обезуглероживающий отжиг, вторая холодная прокатка

В мировом производстве трансформаторной стали повсеместно идет внедрение нитридного варианта технологического процесса, позволяющего как снизить себестоимость стали, так и улучшить магнитные свойства сталей массового применения. К 2001 году доля стали, полученной таким способом, на мировом рынке превысила 30%, в 2002 г. она, по оценкам специалистов, достигнет 45%. Таким образом, те предприятия, которые быстрее освоят нитридную технологию, получат решающее преимущество на рынке. А кандидатами на эту роль являются и основные российские производители.

В целом в мире современную электротехническую сталь в массовом производстве выпускают только около двух десятков компаний. Приятно, что 3 из них – российские.

Впрочем, вопрос принадлежности российских металлургических комбинатов (включая их многочисленных акционеров из оффшорных зон) - большой отдельный вопрос, который не входит в тему этого обзора. Чуть подробнее мы коснемся только вопроса контроля над Верх-Исетским заводом (см. врезку «Будет ли пересмотр приватизации ВИЗа»?).

В целом спектр выпускаемой в России электротехнической стали весьма полон, а основные ее марки и сортамент приведены (на примере НЛМК) в таблице на Рис3.

Мировой рынок и роль российского производства

На фоне общемирового выпуска стали доля производства электротехнической стали растет опережающими темпами. На Рис.4 приведены соответствующие данные IISI, откорректированные аналитической группой MetalTorg.Ru в части производства в странах СНГ.

На мировой рынок электротехнической стали в последнее десятилетие заметно повлиял азиатский кризис 1996-1998 годов, однако сгладил ситуацию быстрый рост китайского потребления. Импорт в КНР электротехнической стали продолжает оставаться заметным (0,95 млн.т), несмотря на трехкратный рост за десять лет собственного производства этой стали (до 1,85 млн.т в 2002 году).

Тут самое время коснуться вопроса экспорта российской электротехнической стали, в частности, в тот же Китай.

Ситуация последнего десятилетия во многом была кризисной и для российского производства электротехнической стали. Особо трудно переживал ее ВИЗ, в 1995-1997 году не раз оказывавшийся на грани остановки, ввиду отсутствия средств на закупку сырья (подката ММК и др.). В итоге производственные мощности ВИЗа (320 тыс.т в 1987 году) в 1997-1999 годах были загружены на 11-14%.

Выходом из кризиса внутреннего потребления явилась переориентация российского производства на зарубежные рынки. Процесс этот начался с середины 90-х годов, но особенно быстро пошел с 1998 года, фактически девальвировавшего российский рубль (см. Рис.4) и повысившего конкурентоспособность российской продукции.

Однако растущий импорт российской электротехнической стали в ряд стран (ЕС, Китай, США и др.) быстро попал под действие прямых или косвенных (на стальной прокат) антидемпинговых расследований и запретительных таможенных пошлин.

ЕС (в лице Ассоциации европейских производителей стали Eurofer) уже с 1996 года начала непрерывную борьбу за ограничение российских поставок динамной стали. А тяжелые переговоры по экспорту в Европу продолжаются с тех пор непрерывно, причем с переменным успехом обеих сторон. К примеру, НЛМК, который в 2001 году поставил в ЕС около 3 тыс. тонн электротехнической анизотропной стали (шириной менее 500 мм), после очередного антидемпинговоего расследования комиссии ЕС (с 8 мая 2002 года) резко сократил свои поставки этой стали (успел в 2002 году поставить только 400 тонн).

Китайское расследование в отношении российских производителей электротехнических сталей началось в марте 1999 года по инициативе основного китайского конкурента в этой области – Уханьского металлургического комбината. Министерство внешней торговли КНР вынесло в декабре 1999 года «Предварительное определение», в котором цены Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) в Китае были признаны на 11% ниже российских, Верх-Исетского металлургического завода («ВИЗ-сталь») – на 43%, а всех прочих экспортеров (в том числе и «Северстали») – на 73%. КНР ввел антидемпинговые пошлины на российскую электротехническую сталь с сентября 2000 г., а с 20 ноября 2002 года и в мае 2003 года – квоты на поставки такой стали. Впрочем, «ВИЗ-Сталь» выиграл один антидемпинговый процесс в Китае и получил право неограниченной беспошлинной продажи своей продукции в течение пяти лет. Успешно ведут переговоры и другие наши производители, имеется помощь министерств, но окончательное решение по вопросу введения дополнительных пошлин на российскую электротехническую сталь должно быть принято в Пекине в ноябре этого года.

Отметим, что власти КНР приняли 5-ую летнюю государственную программу замены горячекатаной динамной стали на холоднокатанную. К марту 2003 года будет закрыто национальное производство устаревшей металлопродукции, а с июня – реализация и использование горячекатаной динамной стали. Поэтому прогнозируется дефицит х/к электростали в Китае, и прогноз этого направления нашего экспорта вполне благоприятный.

Недавний контракт НЛМК о поставках изотропной (динамной) стали с крупнейшим китайским производителем компрессоров Sanyo, выигранный в конкуренции с Nippon Steel, Kawasaki Steel, Bao Steel – тому подтверждение.

Кстати, в январе 2003 года чуть смягчилась и позиция ЕС. Ассоциация Eurofer официально заявила об отзыве из ЕС своей жалобы в отношении демпингового импорта в Европу из России некоторых видов электротехнической стали (но уже готовит новое заявление). В целом переговорам по металлургии с еврочиновниками не видно конца. А доля российского экспорта электротехнической стали в Европу не превышает 10% (в Азию – более 60%).

Утешает, что в этой борьбе за «свободную торговлю» успешно закален и характер российских экспортеров. География поставок российской электротехнической стали расширилась более чем до 80 стран всех регионов мира. Все наши производители совершенствуют и сертифицируют свою технологию, осваивают выпуск продукции по мировым стандартам. Кроме того, с 2002-2003 годов, наконец-то начал проявлять признаки «оживления» и российский рынок потребления.

Перспективы

В целом, ввиду высоких цен на черный металлопрокат (в среднем около $840/т для электротехнической стали) ситуация на российских металлургических комбинатах в 2003 году выглядит безоблачной. Однако доля России на этом рынке начала плавно снижаться в пользу собственного производства Китая.

Сохранение нашей конкурентоспособности на этом высокотехнологичном рынке не допускает стабильности. Технология производства должна непрерывно совершенствоваться в направлении улучшения поверхностных свойств электротехнических сталей, их микроструктуры и текстуры, снижения толщины и т.д. Принципиальна и экономичность новых процессов производства. Особенно это относится к новым классам магнитных сталей и сплавов, например, аморфных.

Будет ли пересмотр приватизации «ВИЗа»?

Верх-Исетский металлургический завод (ВИЗ) имеет почти трехсотлетнюю историю и является пионером производства в России трансформаторной стали. С пуском в 1973 году цеха холодного проката и с его развитием предприятие достигло мощностей более 300 тыс.т электротехнической стали в год. Качество продукции завода было на уровне мировых стандартов, поэтому вполне конкурентоспособно не только на российском, но и на мировом рынке. По текущему уровню цен объем реализации продукции завода может достигать 15-20 млн.$ в месяц.

В период повальной приватизации в 1992 году пакет акций завода за ваучеры полностью передан частным акционерам и был распылен более чем среди 10000 собственников. Большинство из них – существующие и бывшие работники завода (ранее – до 56% акций ВИЗа, сейчас – около 20%). К 1997 году более 20% акций ВИЗа сконцентрировали ТД «Квадро-С» и ЗАО ФИК «ВИЗ-инвест», контролируемые председателем Совета директоров ВИЗа Михалом Подковыркиным и генеральным директором ВИЗа Владиславом Кавтревым. Заметным акционером ВИЗа стал межотраслевой концерн «Уралметпром», поставлявший на завод подкат электротехнической стали.

К 1997-1998 году финансово-экономическое положение предприятия стало кризисным. Предприятие было без оборотных средств, с многомесячными долгами по зарплате и наращивало свою внешнюю задолженность. К примеру, долг ВИЗа за сырье «Уралметпрому» приближался к $30 млн.

Каков же выход в этой безвыходной ситуации?

Оказалось – типичный в «новой российской экономике».

Лучшие активы предприятия решением его управляющих переводятся в новую фирму, а старая остается ни с чем, только с долгами всех видов и слабо соображающими в случившемся акционерами. Новая фирма получила название ООО «ВИЗ-Сталь», получила тот самый отличный прокатный цех, нужную инфраструктуру и т.д. Возглавил ее сын генерального директора ВИЗа Алексей Кавтрев. Реорганизацию (т.е. раздел ВИЗа) областные власти одобрили, не слишком вникая в суть дела.

Шум позже начали поднимать журналисты да обиженные акционеры ВИЗа. Стальной дочке завода досталось имущества на сумму более 200 миллионов рублей, но оценили его при передаче в сто раз дешевле. В итоге получилось, что «ВИЗ-Сталь» всего-то приобрела производственных фондов на $ 75 тысяч по тогдашнему курсу. Это дешевле, чем цена проката, произведенного в цехе холодной прокатки за полчаса!

Аппетит приходит во время еды, так что дальше – еще интереснее... Через 8 месяцев за $ 25 тыс.(!) «ВИЗ-Сталь» продана кипрской оффшорной компании Vetrade Holding LTD, а чуть позже весь этот оффшор продан известной международной корпорации Duferco. А часть акций Duferco в 2000 году продала Европейскому банку реконструкции и развития. Причем за 5 миллионов долларов, которые банк обязался вложить в реконструкцию производства. Сделка беспрецедентная, поскольку других случаев акционирования российских частных фирм у осторожного и консервативного ЕБРР не наблюдалось.

Невзирая на сложную и длинную цепочку сделок, признаки мошенничества стали очевидны. То, что стряхнувшая долги и акционеров «ВИЗ-Сталь» втрое нарастила производство, осваивает новые технологии и регулярно платит неплохую зарплату работникам ситуацию, не загладило.

И акционеры ВИЗа, и СМИ, и политики – все ринулись в бой. Лозунг последней битвы за ВИЗ: «Не дадим уйти цеху – гордости уральской металлургии по цене подержанного мерседеса!»

Лавиной посыпались газетные заметки и журнальные статьи, судебные иски и судебные решения. Сообщим главные из них.

Областной арбитражный суд, признавший 17 мая 2002 г. года сделку по продаже акций «ВИЗ-Стали» недействительной, уже 22 мая 2002 аннулировал это решение, заявив, что за истечением срока давности (более трех лет) нельзя пересматривать итоги продаж.

К лету 2002 года, после проверок на ВИЗе КРУ Минфина РФ и федеральной комиссии по ценным бумагам уже тремя инстанциями арбитражного суда были признаны незаконными договора мены, на основании которых «ВИЗ-Сталь» уводилась в собственность узкого директорского круга. Добившись признания незаконности этих договоров, концерн «Уралметпром» подал иск с требованием обязать регистрирующие органы Екатеринбурга и районную администрацию Верх-Исетского завода, а также руководителей ВИЗа и «ВИЗ-Стали» внести обратные изменения в учредительные документы предприятия и восстановить ситуацию, при которой ОАО «ВИЗ» официально владело 100 процентами долей «ВИЗ-Стали».

Далее, в ноябре-декабре 2002 года на разбирательстве в суде первой инстанции арбитражного суда Свердловской области адвокаты ВИЗа и «ВИЗ-Стали» заявили, что договора мены, «принесенные кем-то» на регистрацию в 1998 году никогда не исполнялись, а потому и отменять нечего. На вопрос о том, что же явилось основанием для отчуждения собственности, те же адвокаты тогда заявили, что есть некие договора купли-продажи, по которым нет судебных решений об их незаконности.

После отказа судьи о проведении экспертизы «внезапно» появившихся договоров, «Уралметпром» подал иск в апелляционную инстанцию, которая в марте 2003 года приняла позитивное решение .

Экспертиза состоялась, а 8 июля 2003 года в суде были представлены ее результаты. Выяснилось, что один из договоров, представленных суду, изготовлен не ранее 2002 года – то есть аккурат на четыре года позже самого факта сделки! Поскольку по второму договору дату изготовления установить невозможно, фактически экспертиза показала, что судей наглым и циничным образом попытались обмануть, подсунув подложные бумаги.

А признание незаконности этих договоров мены означает возврат имущества в собственность ОАО «ВИЗ». Речь идет о серьезном пересмотре итогов приватизации и акционирования!

Однако до торжества закона на ВИЗе более чем далеко. Суд считает, что возврат имущества может быть осуществлен только в рамках судебного разбирательства по имущественному иску о возврате долей, в то время как «Уралметпром» заявил требование лишь о внесении изменений в учредительные документы «ВИЗ-Стали». Это, по мнению судей, можно только после возврата самих долей. А возврат можно осуществить лишь в результате прямого иска к нынешним владельцам долей «ВИЗ-Стали» – скандально известной кипрской компании «ВЕТРЭЙД холдинг лимитед», принадлежащей концерну Duferco и ЕБРР.

Интересно, будет ли судиться «Уралметпром» с этими монстрами и как будет работать теперь ВИЗ-Сталь, находящаяся «вне закона».

Скорее всего, по российски – по понятиям....


Статья была опубликована 10 сентября 2003 года в журнале "Металлургический бюллетень" (№ 17).

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©