Металлопрокат на Металл Торг.Ру

English version
Проект РВС - РВС-Металлы
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Черные металлы

Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


03.12.2007    Цена МАКСИмальных амбиций



Президент уральской металлургической компании «Макси-Групп» Николай Максимов 30 ноября опубликовал в «Областной газете» (Екатеринбург) открытое письмо Владимиру Путину с просьбой о помощи. Просьба была классическая – «денег», поскольку компания задолжала 38 млрд руб. банковским структурам, держателям акций, поставщикам сырья и т. д., вплоть до зарплаты сотрудникам.

Словом, очередь кредиторов в «Макси-Групп» выстроилась весьма солидная, а реструктурировать (т. е. перекредитовать) задолженность финансисты отказались.

Главный довод бизнесмена, обращенный к Президенту РФ, заключался в том, что деньги были потрачены на благое дело. Среди них – модернизация и строительство металлургических заводов, создание рабочих мест и многое другое.

Разберемся немного подробнее с историей проблем «Макси-Групп».

История бизнеса

Процитируем одно из многочисленных интервью Николая Максимова дословно: «Бизнесом я занялся в 1991 г. Взяв в банке кредит на 75 тыс. руб., мы с супругой Татьяной создали семейное частное предприятие «Никтан». Как часто бывает в таких ситуациях, занялись куплей-продажей того, что пользовалось повышенным спросом: мебельной заготовки, древесины, бумаги. Весь кредит был пущен в дело, денег не было даже на то, чтобы отремонтировать разбитую «Волгу». Первые полгода ездил на трамвайчике».

Кроме ряда направлений торговли, в 1990-е гг. под контроль группы Николая Максимова попали тресты «Свердловскметрострой» и завод ЖБИ, «Уралстальконструкция», «Востокметаллургмонтаж», «Уралалюминстрой», а также ряд заметных строительных проектов Екатеринбурга.

Параллельно основной деятельности (на строительном рынке) группа Максимова обратила внимание на малые металлургические заводы региона, находившиеся практически в состоянии банкротства. В 1994 г. недорого был куплен контрольный пакет Ревдинского ЗОЦМ, в 1996 г. – Ревдинского ММЗ, в 1997 г. – Нижнесергинского МЗ, в 1999 г. – Уральского завода прецизионных сплавов.

Далее было проведено некоторое восстановление и запуск ряда производств. Однако крайне устаревшее прокатное оборудование и мартеновские печи (в том числе на мазуте) не оставляли особых надежд на создание эффективного бизнеса. Без существенной модернизации заводов здесь было не обойтись.

Было принято стратегическое решение перестроить производство по классической модели мини-завода (электропереплавка лома и разлив стали на МНЛЗ в заготовку, далее переработка в сортовой прокат). Решение было, в принципе, верным.

В конце 1990-х гг. в России избыточным было как производство электроэнергии, так и ломозаготовка. Наши энерготарифы и закупочные цены на черный лом были в полтора-два раза ниже мирового уровня. Удельные инвестиции в мини-металлургию много меньше, чем на предприятиях полного цикла. Частично было можно использовать инфраструктуру старых производств РММЗ и НCМЗ. В конечном итоге это гарантировало высокую рентабельность модернизированного металлургического производства.

С опережением был решен вопрос сырья. Под контролем Н. Максимова в 1998 г. было создано объединение ЗАО «Уралвторчермет», в структуру которого вошли многие региональные предприятия («Свердлвтормет», «Пермвтормет», Курганское областное предприятие «Втормет», «Тюменьвтормет», «Удмуртвтормет», «Чувашвтормет»), имевшие промплощадки и оборудование, а также давний опыт ломозаготовки.

Тогда же началось формирование управляющей компании ОАО «Металлургический холдинг».

В 2001–2002 гг. группа Николая Максимова продала все непрофильные (далекие от металлургии и ломозаготовки) активы. Тем более что ряд из них столкнулся с серьезными трудностями. Например, долги, забастовки и производственные проблемы строительства метро Екатеринбурга (ОАО «Свердловскметрострой») разбирали многие власти, вплоть до УФСБ по Свердловской области.

Первый этап

Серьезная «перестройка» металлургии Максимова началась в 2001 г. В начале года проведено слияние Нижне-Сергинского МЗ с Ревдинским ММЗ с образованием ЗАО «Нижнесергинский метизно-металлургический завод». В Ревде началась реконструкция сталеплавильного комплекса, а в Нижних Сергах – реорганизация прокатных мощностей.

Реконструкция сталеплавильного производства предусматривала замену крайне устаревшего мартеновского цеха на новое электросталеплавильное производство с увеличением производства стали с 440 тыс. т слитков до 2 млн т непрерывнолитой заготовки повышенного качества в год.

Первый этап на сталелитейном производстве (до 2004 г.) решил скромные задачи – улучшение качества продукции и рост производительности на 15%. С запуском в январе 2005 г. нового электросталеплавильного цеха (печи, кислородной станции т. д.) мощности НСММЗ по выпуску стали удвоились и превысили 1 млн т в год.

Прокатное производство холдинга в первую очередь решило задачу создания двух независимо работающих линий: стана-250 по выпуску мелкосортного строительного проката и стана-150 по выпуску катанки и проволоки.

В 2002 г. НСММЗ приобрел и далее – запустил линию стана-150 (диаметры продукции 5,5–22 мм) со скоростью прокатки до 85 м/с. Для вывода ее на проектную мощность (320 тыс. т проката в год) к 2004 г. был проведен целый комплекс вспомогательных работ. Среди них – ввод обжимной группы Danieli, новой печи №3, участка отделки катанки фирмы Sund/Birsta и многое другое.

На стане 250 проведена реконструкция группы клетей, в т.ч. внедрена группа непрерывной обжимки фирмы Danieli, линии охлаждения Stelmor и многое другое. К концу 2004 г. мощность стана-250 достигла 380 тыс. т сортового проката в год.

Помимо роста производительности оборудования, был решен и вопрос качества выпускаемого НСММЗ проката.

Объединение «Уралвторчермет» к тому времени расширило свое представительство до 25 регионов РФ (около 150 производственных площадок). Уровень ломозаготовки превысил 3 млн т в год, что «с лихвой» перекрывало даже перспективные потребности НСММЗ в сырье.

Проведенная в 2001–2004 гг. «Металлургическим холдингом» (НСММЗ) принципиальная реконструкция ряда производств потребовала немалых средств. По нашей оценке – до $400 млн, что вполне соответствует затратам по аналогичным проектам. Программа эта была профинансирована преимущественно за счет заемных средств («Альфа-Банка», Уральского отделения Сбербанка РФ, ВТБ и других).

Основной продукцией, выпускаемой НСММЗ, стал дефицитный мелкосортный прокат (преимущественно арматура), а доля сорта в выручке в 2004 г. достигла 53%. Проволока (33,7%) и гвозди (12,6%) также нашли свою нишу на растущем строительном рынке России. Выручка НСММЗ в 2004 г. выросла на 63%, причем после убытков завод вышел на чистую прибыль в 686 млн руб. Однако еще быстрее выросли долги НСММЗ (по оценке «Тройки-Диалог», с 1,146 до 3,925 млрд руб).

Второй этап

В конце 2004 г. была создана управляющая компания «Макси-Групп» под полным (более 99,9% акций) управлением Николая Максимова, включившая «Металлургический холдинг» (НСММЗ) и «Уралвторчермет». НСММЗ выпустил допэмиссию акций и прошел авторитетный аудит PriceWaterHouseCoopers. Фактически прошла подготовка к выходу холдинга на публичный рынок долговых заимствований.

В 2005 г. состоялось размещение облигационного займа НСММЗ (1 млрд руб.) и кредитных нот CLN ($100 млн, или 2,87 млрд. руб.). Был привлечен крупный кредит в банке «Уралсиб» на 900 млн руб. Не отставали и другие дочерние предприятия группы. К примеру, ЗАО «Сервисный центр металлообработки «Макси» начал реализацию вексельной программы на 50 млн руб. За 2005 г. пакет финансовых обязательств холдинга вырос в 1,5–2 раза (по разным оценкам, до 14–20 млрд руб.).

Однако процесс привлечения заемных финансовых средств понравился и шел по нарастающей. Весной 2006 г. сама «Макси-Групп» разместила на ММВБ выпуск облигаций объемом 3 млрд руб. Начались переговоры о синдицировании 7-летнего кредита в ?220 млн на западном рынке и т. д.

Куда же пошел нарастающий поток займов «Макси-Групп» и ее дочек?

Если бы только на прямую реализацию сбалансированных производственных мощностей (строительство ЭСПЦ №2 и второй этап реконструкции прокатных станов), то они, думается, оправдались бы вполне.

Однако наметилась и еще одна амбициозная программа Николая Максимова. Началась PR-кампания планов строительства сети до 10 металлургических мини-заводов по переработке черного лома по всей стране. Через несколько лет «Макси-Групп» обещала выплавлять 10 млн т стали. Она называлась едва ли не единственным крупным инвестором РФ, причем в уникальное и перспективное направление металлургии.

Это неверно, поскольку мини-заводы «Волга-Фэст» и «Новоросметалл» намного опередили реконструкцию НСММЗ. Не «дремали» в развитии перспективных направлений производств (цеха по выпуску оцинкованного и окрашенного листа, новые сортопрокатные станы и т. д.) и наши металлургические гиганты, например НЛМК, «Северсталь» и ММК.

При всех проблемах и сомнительной эффективности планы Николая Максимова быстро нарастали.

Начались организационные работы (переговоры с местными властями, землеотвод и т. п.) и проектирование 5 мини-заводов в г. Боровске (Калужская область), г. Тольятти (Самарская область), г. Дзержинске (Нижегородская область), г. Волгодонске (Ростовская область) и г. Тосно (Ленинградская область).

В январе 2006 г. объявлено о создании еще одного мини-завода – в г. Алапаевске (Свердловская область) при инвестициях порядка $600 млн.

Уральский завод прецизионных сплавов в г. Березовском (Свердловская область), начал срочно перепрофилироваться с выпуска спецсплавов для оборонной промышленности и т. п. на абсолютно новое производство рядовых метизов. Планируемые «Макси-Групп» в 2006 г. инвестиции в УЗПС (около 1,5 млрд руб.) также предполагались за счет облигационного займа.

И, наконец, в 2007 г. было создано ЗАО «Ревдинский трубный завод». Сообщалось, что идет его проектирование в составе двух цехов (мощностью 0,45 и 1 млн т труб в год). Строительство еще не начато, но группа в июле 2007 г. сообщает, что оборудование Danieli уже находится в стадии изготовления!

Сумма объявленных инвестиций «Макси-Групп» – более $5 млрд – вскружила голову многим местным политикам, губернаторам и даже региональным партийным организациям (естественно, «Единой России»). И нашла их всенародную поддержку!

Однако такое «развитие» металлургии Николая Максимова стало напоминать гонку без правил. Точнее – гонку на выживание, причем с перегретым мотором, разбитой подвеской и последними каплями бензина.

Первые тревожные сигналы неблагополучия появились еще в конце 2005 г. Размещение займа НСММЗ состоялось под высокий процент (более 12% годовых), а «Макси-Групп» – под 11,5% годовых, т. е. облигации были восприняты рынком как сравнительно рискованные. После займов ухудшилась финансовая отчетность компании и ее многочисленных дочек. Аналитики с трудом оценивали (или недооценивали) прибыли и обязательства холдинга.

К примеру, аналитики ИК «Тройка Диалог» оценили, что в 2006 г. соотношение «долг/EBITDA» «Макси-Групп» достигло 4,7–5,6, что очень много по любым стандартам. Наша оценка была еще хуже. Соотношение «долг/чистая прибыль» приблизилось к 10. Это означает, что срок окупаемости многочисленных проектов холдинга вырос как минимум вдвое.

По последним оценкам самой группы, в середине 2007 г. ее кредитный портфель достиг 38 млрд руб. и охватил более 50 банков и других кредиторов (т. е. вырос еще в полтора раза). Чистая прибыль НСММЗ за первое полугодие, которая увеличилась до 2,2 млрд руб. или последний целевой кредит Societe Generale (в ?26 млн), полученный в ноябре, ситуацию уже не спасали. Долги превысили стоимость всей «Макси-Групп».

С лета 2007 г. холдинг остался без оборотных средств, начались задержки в выплате зарплат и закупках сырья, а неотложные платежи кредиторам требовали более 4 млрд руб. Обанкротившаяся группа в ноябре была вынуждена обратиться к губернатору Росселю, к Президенту РФ и ко «всем, всем, всем», кто может помочь.

Первая помощь нашлась на Урале. Губернатор Свердловской области, где расположены основные предприятия «Макси-Групп», прямо заинтересован в налогах и рабочих местах в регионе. Эдуард Россель нашел спасителя местной металлургии в лице олигарха Алишера Усманова. По предварительному соглашению, к нему за платежи по текущим долгам фактически отходил контрольный пакет «Макси-Групп». Однако денег на реализацию грандиозных планов холдинга Усманов не обещал.

Другим заинтересованным лицом оказался крупный кредитор «Макси-Групп» – «Альфа-Банк». Он свел Николая Максимова с владельцем НЛМК Владимиром Лисиным. Группе НЛМК для полноты сортамента как раз не хватает производства сортового проката. Кроме того, В. Лисин пока не «покушается» на все проекты и планы «Макси-Групп».

К гневу Росселя и Усманова, вторая сделка, видимо, уже стала фактом. Есть информация, что из $400 млн, обещанных на пополнение оборотных средств, $220 млн уже поступили на счета «Макси-Групп». Детали общего соглашения с НЛМК пока не разглашаются.

Почему не получилось

Николай Максимов приложил немало сил и чужих средств, чтобы в сжатые сроки создать металлургическую империю, сравнимую, например, с НЛМК. В упомянутом выше письме к Президенту РФ уже есть его обещание к 2012 г. довести выплавку стали в группе до 20 млн т в год!

Однако сейчас очевидно, что за долги ему придется лишиться контрольного пакета акций в развивающейся металлургической группе. А также то, что ее грандиозные планы будут в той или иной мере урезаны.

Причин банкротства «Макси-Групп» несколько. Среди них:

- непомерное «распыление» (по многим направлениям) сил и средств группы;

- слабый учет колебаний конъюнктуры стального рынка, прямо влияющих на рентабельность и сроки окупаемости инвестиций;

- слабый учет прямых конкурентов группы в России и за рубежом (импортной продукции);

- недоучет колебаний конъюнктуры и реалий финансового рынка.

Финансовый рынок, встревоженный кризисом ипотеки в США, очередным обещаниям (взамен отчетов) Николая Максимова уже не поверил. Увлеченные спекулятивной игрой, наши и зарубежные финансисты все менее охотно инвестируют в реальное производство. Тем более – в горно-металлургическую отрасль, где типовой срок окупаемости новых проектов составляет 5–10 лет.

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©