Металлопрокат на Металл Торг.Ру

English version
Проект РВС - РВС-Металлы
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Черные металлы

Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


04.08.2008    Металлургия Китая: «итоги торможения» (Часть 2)



Внутренние особенности металлургии

Помимо бурного развития экономики Китая, огромному росту в национальной металлургии способствует ряд внутренних особенностей, которые удерживают себестоимость производства стали в КНР на одном из самых низких уровней в мире, несмотря на ее неуклонное увеличение в последние годы.

Основанием китайского «металлургического чуда» является очень дешевая рабочая сила. Средняя зарплата китайского металлурга, по данным Metals Consulting International Limited и Bureau of Labor Statistics, составляет лишь около $1,1 в час (ниже только в Индии). При этом в России аналогичный показатель составляет порядка $2,3, в Бразилии – $3,2, Тайване – $6,4, Японии – $21,7, США – $23,8. Самые высокие зарплаты, конечно же, у сталепроизводителей Европы, в частности в Германии ($34,1), Швеции ($29,7), Великобритании ($25,3) и Франции ($26).

Помимо экономии на фонде зарплаты, Китай полностью обеспечен одним из важнейших видов металлургического сырья. КНР (в отличие от США и ЕС) имеет огромные запасы угля, добыча которого на сегодня составляет 2,034 млрд т в год, а в 2010 г. производственные мощности должны вырасти еще на 1,104 млрд т. Поэтому неудивительно, что КНР практически полностью обеспечивает себя собственным коксующимся углем и коксом. При наличии экспортных квот и пошлин это создает некоторый избыток на внутреннем рынке и освобождает большинство местных металлургов от высоких мировых цен на данное сырье. В конце июня внутренние цены китайского кокса по разным регионам страны составляли $330–450 за т, что в полтора раза (и более) ниже текущих мировых цен на спотовом рынке.

Металлургия Китая имеет значительную уязвимость по отношению к растущей стоимости импортной железной руды (страна поглощает около 50% железной руды, перевезенной морем, так как руда собственных месторождений низкого качества и трудно добываема). Однако в итоге КНР все­таки имеет более низкую себестоимость производства стали по сравнению с производством в США, Европе и многих других регионах мира.

По сведениям китайской CISA, себестоимость стальной продукции на ведущих металлургических комбинатах страны в прошлом году по сравнению с 2006 г. выросла на 31,05% на фоне роста цен на железную руду, кокс и электричество, а также увеличения транспортных расходов. Но это произошло на фоне того, что совокупная себестоимость приобретаемого сырья на мировом рынке выросла много более – на 94,15%, или в среднем на $80, до $164 за т.

В итоге, согласно данным World Steel Dynamics, в 2007 г. на интегрированных комбинатах Китая, обеспечивающих себя собственной железной рудой на 50–55% и на 100% – коксом, себестоимость производства слябов и блюмов составила $330 за т, тогда как в США – минимум в $381 за т. Предприятия со 100%¬й закупкой ЖРС в прошлом году вышли на себестоимость $450–457 за т заготовки в США и ЕС, а в Китае – на $385–393 за т (табл. 1).

Вместе с тем, далее по переделам металлургии, разница в себестоимости производства нарастает. К примеру, для г/к плоского проката она достигает $120–135 за т.

Кроме «сырьевых» преимуществ, китайская металлургия получает также определенную поддержку от государства в виде субсидий (например, возврат НДС при экспортных операциях). Американский институт чугуна и стали (AISI) утверждает, что за последние 10 лет китайские металлурги в общей сложности получили $52 млрд государственных субсидий. Однако Китай в лице Китайской ассоциации чугуна и стали (CISA) постоянно опровергает эти данные. Он обращает внимание на то, что политика Пекина уже несколько лет направлена на ограничение развития («торможение») национальной стальной отрасли, указывая на введение различных экспортных пошлин, лицензий на торговлю, ограничений по производству (подробнее об этом – чуть ниже).

В результате правительственных мер по ограничению экспорта и ввиду относительно низкой себестоимости производства, внутренние цены на китайский металл стабильно удерживаются на более низком уровне, чем экспортные котировки на эту же продукцию.

Наибольший разрыв между китайскими внутренними и экспортными ценами наблюдаются в сегменте заготовки, катанки и арматуры, который с января 2008 г. резко увеличился, а в мае достиг 44–55% (заметно превысив экспортные пошлины в 20–25%).

Также в текущем году постепенно растет разница между ценами на толстый лист (которая в мае составила 39%), г/к рулон (35%), оцинкованный лист (23%) и х/к рулон (20%) (рис.1).

При этом внутренние цены на китайский прокат с начала года увеличились в среднем на 29% (в основном за счет расходов на сырье, электроэнергию и транспорт), а цены для экспорта – на 37%. Постепенный рост стальных цен на рынке Китая в 2008 г. заметно отстает от мировой динамики. Их уровень не просто по-прежнему остается заметно ниже мирового уровня цен (рис. 2) – разрыв явно вновь нарастает.

Китайскому машиностроению, строительству и прочим потребителям металла поставляется все более дешевое (к мировому уровню) «сырье», что наращивает конкурентные преимущества перерабатывающих отраслей при поставках конечной продукции на экспорт. Металлургия КНР многие годы вносит заметный вклад в превращение страны в «мастерскую мира».

Конкурентоспособность и экспорт

Низкая себестоимость китайской металлопродукции давно обеспечивает ей высокую конкурентоспособность на мировом рынке. При приемлемом качестве стали она заметно дешевле продукции других стран (исключая разве что Россию и Украину).

Несколько лет назад китайские метпредприятия весьма увлеклись выгодным экспортом стальной продукции. В 2006 г. Китай превратился из мирового лидера по импорту стали в одного из ведущих ее экспортеров. А в 2007 г. страна возглавила список экспортеров стали. В прошлом году экспорт стальной продукции из Китая составил 62,6 млн т, что выше уровня 2001 г. в 12 раз. В последние годы темпы прироста экспорта варьировались от 15 до 46%, однако наибольшие пики роста пришлись на 2004 г. (105%) и 2006 г. (110%), после чего Китай и стал нетто­экспортером стальной продукции. При этом нетто­экспорт (превышение экспорта над импортом) в 2006 г. составил 24,5 млн т, а в 2007 г. – уже 45,8 млн т.

В отличие от стального экспорта, китайский импорт черных металлов с 2004 г. неуклонно падает, снизившись в прошлом году до уровня 2001 г. – почти 17 млн т (рис. 3).

Фактически обнаружился проигрыш металлургии большинства стран мира перед натиском серьезнейшего конкурента – дешевой китайской стали. Причем долгое время в товарной структуре экспорта стали из Китая преобладала продукция с низкой добавленной стоимостью, а именно стальная заготовка и другие полуфабрикаты, на долю которых приходилось от 16 до 33% от всего объема экспортируемой металлопродукции.

Наиболее резкий выплеск экспорта китайской стальной заготовки на мировой рынок произошел в 2004 г., когда он превысил 6 млн т, тогда как ранее объемы поставок составляли не более 1,3–2,7 млн т.

В 2005 и 2006 г. экспорт полуфабрикатов продолжил расти и достиг 7 и 9 млн т соответственно, однако их доля в общей структуре снижалась, уступая место прокату дальнейшего передела (в частности арматуре, прутку, профилям, а также г/к плоскому прокату и листу с покрытиями!).

С прошлого года ситуация с экспортом стальной заготовки стала кардинально меняться. Ее поставки из Китая на внешний рынок впервые за последнюю пятилетку сократились на 29%, а рыночная доля упала до 9%, при этом доля проката в 2007 г. выросла почти до 90% по сравнению с 57% в 2001 г. (рис. 4, 5).



В текущем году тенденция сокращения вывоза китайской заготовки еще более усугубилась. С введением таможенной пошлины на эту продукцию в 25%, поставки стальных полуфабрикатов на внешний рынок за январь–апрель 2008 г. упали на 96% по сравнению с аналогичным периодом 2007 г., до 0,1 млн т, а их доля в экспортной товарной структуре составила всего 1% (в январе–апреле 2007 г. – 11%). При этом доля проката выросла на 10%, до 97%.

Более того, за первые 4 месяца текущего года экспорт металла из Китая снизился практически по всем видам стальной продукции в среднем на 24%, до 16,2 млн т. Наиболее сильно (после заготовки) снижение отразилось в сегментах стальной арматуры (-82%), чугуна (-71%), уголка и профиля (-38%), листа с оцинкованным покрытием (-40%) и сварных труб (-37%). Лишь по некоторым товарным позициям наблюдался заметный рост: при экспорте листа с цветным покрытием (+89%), х/к листа (+38%) и бесшовных труб (+22%).

Однако в денежном выражении объем экспорта многих видов стальной продукции вырос, что объясняется заметным ростом экспортных цен. Снижение средней экспортной цены на китайский прокат за последние годы наблюдалось единожды – на 4% в 2006 г., когда темпы роста внешних поставок превысили темпы роста дохода от зарубежных продаж на 9%. Наибольшее увеличение средней экспортной стоимости металла из Китая отмечалось в 2004 г. (+31%) и сейчас, в 2008 г. (+37% по итогам первых 4 месяцев). При этом рост цен в текущем году относительно января–апреля 2007 г. позволил Китаю нарастить экспортную выручку на 4% ($14,35 млн) при 24%¬м снижении поставок на внешний рынок в натуральном выражении (рис. 6).

Основными внешними рынками сбыта китайской стали являются страны АТР, ЕС и США, на долю которых приходится около 80% всего китайского экспорта. Однако в последнее время постепенно увеличивается доля других стран–импортеров стальной продукции из КНР.

Эта тенденция обусловлена постоянным вводом ограничений на импорт металла из Китая в ряде развитых стран (в частности в США и ЕС), а также стремлением китайских экспортеров стали к максимальной диверсификации рынков сбыта (особенно в развивающиеся страны Юго¬Восточной Азии и Ближнего Востока, которые требуют в последнее время все больше стали, рис. 7).

Крупнейшей страной – потребителем стальной продукции Китая несколько лет подряд является Южная Корея, которая с 2002 г. поглощает 19% экспорта китайской стали. За ней следуют США (доля которой в прошлом году составила 7%), а также Вьетнам, Италия, Иран и Индия – каждая занимает по 5% китайского экспорта, Бельгия и Испания – по 4%, Сингапур, Гонконг, Арабские Эмираты, Тайвань – по 3%, Таиланд, Филиппины, Саудовская Аравия, Индонезия, Россия и Канада – по 2%. Остальные страны (более 160) занимают 1% и менее.

Отметим, что РФ с 2002 г. увеличила импорт стали из Китая в 93 раза. Так, если еще 6–7 лет назад Россия покупала не более 10,5 тыс. т китайского металла, то в 2007 г. – уже почти 1 млн т (т. е. 961,564 тыс. т).

Также китайская сталь за последние 6 лет существенно увеличила свое присутствие на рынке Индии (в 256 раз), Бельгии (в 103 раза), Голландии (в 79 раз), Испании (в 66 раз), Ирана (в 60 раз) и ОАЭ (в 49 раз).

В 2008 г. по итогам первых 4 месяцев главными экспортными рынками сбыта металла из КНР традиционно стали Южная Корея, страны ЮВА, ЕС и США (вместе заняли 68,6% внешних поставок). Однако лишь в Южную Корею и Вьетнам китайские экспортеры сумели увеличить свои отгрузки (на 14 и 65% соответственно). Остальные крупнейшие страны – потребители китайской стали (США, Италия, Бельгия, Испания, Сингапур, Индия, Иран и др.) существенно сократили импорт металла из Китая – на 30–80%. Экспорт китайской стали в Россию за январь–апрель 2008 г. также снизился – на 16%, до 179,7 тыс. т.

Снижение экспортной активности производителей стали в начале 2008 г. китайские специалисты часто связывают с резким ростом производственной себестоимости, усилением антидемпингового давления на китайскую сталь на мировом рынке и даже с неблагоприятными погодными условиями (сильным снегопадами на севере страны) в первые месяцы текущего года.

Однако нам думается, что сокращение стального экспорта КНР является долгожданным результатом целого комплекса правительственных мер макрорегулирования и макроконтроля по ограничению поставок стальной продукции на мировой рынок. Эффективность политики Пекина по сдерживанию стального экспорта подтверждает и глава крупнейшей в мире металлургической компании ArcelorMittal – Лакшми Миттал.

По многим китайским прогнозам, благодаря новым, еще более строгим правительственным мерам контроля над экспортом стальной продукции (а также росту стоимости юаня и расходов на железную руду, коксующийся уголь и электроэнергию), экспорт стали из Китая в 2008 г. должен снизиться на 20% и составить 50–52,5 млн т.

Представители Госкомитета по делам развития и реформ КНР заверяют, что у страны нет планов стать мировым поставщиком сталепродукции, а цель развития стальной промышленности в Китае заключается лишь в удовлетворении внутреннего спроса.

Справедливости ради отметим, что черная металлургия Китая в настоящее время действительно занята решением многочисленных внутренних проблем, реорганизацией и модернизацией отрасли в том числе. И этот процесс (на фоне мировых тенденций) происходит под влиянием долговременной и целенаправленной политики правительства КНР.

Политика Китая в области металлургии

У черной металлургии КНР, согласно взгляду пекинских властей, есть несколько важнейших проблем:

– риск перепроизводства стали и роста ее экспорта;

– технологическая отсталость и высокая энергоемкость многих предприятий металлургического производства;

– значительная раздробленность мощностей сталелитейных предприятий и компаний;

– неоптимальная география размещения;

– усиление и без того высокой экологической нагрузки;

– обострение международных торговых споров по причине роста экспорта китайской стальной продукции.

Первую программу для решения этих проблем – «План развития черной металлургии до 2020 г.» – власти Китая разработали и опубликовали еще в 2005 г.

Согласно основной цели программы, китайская металлургия уже к 2010 г. должна в первую очередь соответствовать потребностям развития основных промышленных отраслей китайской экономики, включая машиностроение, автомобилестроение, судостроение и производство бытовой техники. Другими основными стратегическими пунктами этого плана стали:

– консолидация отрасли путем объединения предприятий в крупнейшие корпорации (без покупки иностранными акционерами контрольных пакетов китайских предприятий),

– улучшение качественных характеристик стальной продукции и ее производства, повышение доли высоких переделов.

Рассмотрим, что же изменилось в Китае к текущему моменту в соответствии с правительственным планом развития стальной отрасли, тем более что она была подкреплена целым комплексом других административных мер.

Отстранение мировых лидеров от процесса консолидации крупнейшей в мире металлургической отрасли привело их в явное уныние. Теоретически такая возможность (согласно китайскому плану) есть, причем только у крупных иностранных компаний (выпускающих 10 млн т стали в год или 1 млн т высоколегированной стали). Но на практике иностранцы практически не допущены к «дележу китайского металлургического пирога». Это тем более обидно, что его хорошие перспективы не вызывают практически никаких сомнений.

Однако даже мировой стальной лидер ArcelorMittal не смог в 2007 г. купить 38,4% акций китайской сталелитейной компании Laiwu Iron and Steel Group. Аналитики также скептически относятся к заинтересованности мегакомпании в приобретении в 2008 г. до 30% второго (после Baosteel) крупнейшего метпредприятия Китая Anshan Iron and Steel Group (Anshan в 2007 г. произвел 16,17 млн т стали). Пока ArcelorMittal намерена увеличить инвестиции в совместное предприятие China Oriental (общий бюджет компании на процесс слияний и поглощений на 2008 г. составляет $3,7 млрд), а также сфокусироваться на «исследованиях и улучшении качества китайской стальной продукции». Успехи других иностранных компаний, инвестировавших в металлургию КНР (например, Posco), не намного больше. В совместных и прочих китайских предприятиях с участием иностранного капитала выплавляется менее 2% китайской стали.

В самом Китае консолидация металлургии едва «сдвинулась с места». В 2006 г. Shougang Group объединилась с Shuicheng Steel, затем Wuhan Steel по¬глотила Echeng Steel и Liuzhou Steel. В конце 2006 г. Baosteel купила Xinjiang Bayi Iron & Steel Group. Позже Tanggang объявила о слиянии с Xuanhua Steel и Chengde Steel, а Tonghua Steel (провинция Гирин) объединила силы с Jilin Ferroalloy и Jianlong Steel, образовав New Tonggang Steel.

Однако практика показывает, что для создания крупных компаний потребуется значительно больше времени. Так, создание Shandong Steel на базе Laiwu Steel и Jinan Steel длилось с августа 2006 г. и завершилось только в конце марта 2008 г. Новая компания будет производить 23,8 млн т стали в год (Baosteel сейчас выплавляет 28,6 млн т).

С августа 2005 г. длится процесс слияния Anshan Steel и Benxi Steel, которые теперь к концу теущего года обещают создать объединенную компанию Anben Steel (с мощностью 23,6 млн т).

По последним сведениям, 11 июня официально открыта новая стальная компания КНР – Hebei Steel Group, которая образовалась в результате объединения Tangshan Steel и Handan Steel. Годовое производство стали на новом предприятии составит около 32 млн т (больше, чем у Baosteel сейчас), а в перспективе – 50 млн т в год. Под процесс консолидации за последние годы «попало» менее 15% мощностей отрасли. Неспешному «давлению» центральных властей противостоят интересы провинций и менеджеров металлургических предприятий, которые особых стимулов для консолидации не имеют.

По планам, в ближайшие 2 года ожидается ускорение китайской консолидации, так как КНР к 2010 г. должна иметь 10 крупнейших предприятий, которые будут обеспечивать 50% всего выпуска стали в стране, а к 2020 г. – 70% (напомним, что в 2007 г. этот показатель составил 36,8%). Однако их реализация в срок вызывает большие сомнения.

Невзирая на меры правительства КНР по ограничению инвестиций в металлургию, гораздо лучше идет прямое наращивание мощностей металлургических компаний. Baosteel, например, планирует увеличение свого производства до 50 млн т уже к 2010 г., а Anben – до 30 млн т.

Практически все китайские металлургические предприятия на данный момент имеют планы по расширению производства. Однако власти Китая будут содействовать развитию только крупных (читай – объединенных) компаний. Особенно это планируется вблизи России, на северо¬востоке Китая, сравнительно богатом углем и бедной железной рудой. Стимулируется закрытие старых неэкологичных заводов, особенно в перенаселенных западных провинциях страны. Расширение производственных мощностей будет ограничено на севере, где имеется недостаток воды, и северо¬западе Китая, испытывающем нехватку транспортной инфраструктуры и железной руды.

Пекинское правительство надеется, что у крупных компаний будет больше возможностей договариваться о ценах на импортное железорудное сырье с поставщиками в свою пользу (пока не удается). Кроме того, власти намерены всячески способствовать инвестициям металлургов за рубежом, особенно в горнорудном секторе сырья для металлургии.

Строительство и модернизация метпредприятий, естественно, должны быть проведены на самом высоком уровне, позволяющем сократить сырьевые издержки и выпускать высокотехнологичную конечную продукцию.

Власти КНР, не желая проблем в международной торговле, с 2006–2007 г. особо сосредоточены на сокращении экспорта стальной продукции, особенно с низкой добавленной стоимостью, производство которой серьезно загрязняет окружающую среду, требует высоких затрат энергии и ресурсов. Поскольку уговоры на металлургов и экспортеров практически не подействовали, начались «карательные меры». С апреля 2007 г. Китай снизил ставки на возврат налога при экспорте черного металла, а через два месяца ввел в действие новые экспортные пошлины на 83 вида готовой продукции в размере 5–10%, причем на полуфабрикаты – 15%. С января 2008 г. пошлина на вывоз из страны стальной заготовки выросла до 25%.

Кроме того, китайское правительство ввело новую квалификационную систему для стальных экспортеров. Теперь минимальный экспортный объем для поставщиков должен составлять 10 тыс. т, а компании должны быть членами China Iron and Steel Association.

По данным статистики CISA, в 2006 г. в КНР насчитывалось 11,661 тыс. экспортеров стали, в 2007 г. – чуть более 10 тыс., а в 2008 г. на рынке должно остаться около 1000 стальных экспортеров.

Сейчас центральное правительство и китайские сталеплавильные компании разрабатывают новую стратегию развития стального экспорта, позволяющую избежать торговых споров вообще.

К примеру, такие компании, как Baosteel и Wisco, стремятся к дальнейшей диверсификации ассортимента экспортируемой стальной продукции и повышению ее качества, а также занимаются поиском новых рынков сбыта, особенно в развивающихся странах (на Ближнем Востоке и в Латинской Америке), где внешнеторговые споры еще не стали заметной проблемой. Напомним, что с ноября 1996 г. по январь 2008 г. Baosteel была вовлечена в 15 судебных разбирательств по обвинениям в демпинге, 90% которых компания выиграла, но потратила массу денег и времени.

В последние годы в Китае явно усилилась борьба с высокими энергозатратами и загрязнением окружающей среды, которыми отличается металлургическая отрасль.

Именно по этим причинам в 2007 г., по данным NDRC, в Китае было выведено из строя 15,21 млн т морально устаревших сталелитейных мощностей и 29,4 млн т мощностей по производству чугуна. Причем преимущественно в регионах Пекина, Шанхая и в других экологически неблагополучных провинциях. Ранее планировалось за 2005–2007 гг. закрыть 100 млн т устаревших сталеплавильных мощностей. Однако сроки выполнения этого плана были продлены в середине 2006 г. до 2010 г.

Тем не менее в начале этого года 18 провинций и городов подписали соответствующий документ об ускорении процесса закрытия устаревших предприятий. В 2008 г. планируется сократить 30 млн т избыточных мощностей, причем большинство из них – до проведения Олимпиады. В частности КНР, дабы улучшить состояние столичной окружающей среды и транспорта, наконец­то решилась вывести металлургический завод «Шоуду» из Пекина. В начале года компания остановила работу котла №4, который работал в течение 35 лет, а далее основные производственные мощности начала переводить в провинцию Hebei. Сообщается, что 6 металлургических активов компании Tangshan также будут закрыты на время проведения Олимпийских игр.

В целом на время Олимпиады власти закроют 1000 предприятий, причем среди них немало металлургических и коксохимических производств. Контролировать их будут достаточно просто – «с помощью ограничений поставки электричества и воды».

Последние результаты и прогнозы

К моменту завершения написания статьи в прессе появились новые статистические данные по развитию китайской металлургии в 2008 г.

Во­первых, по сведениям China Customs Administration, экспорт стали из Китая в мае 2008 г. превысил самый высокий уровень с июля 2007 г. и достиг 5,56 млн т (что на 16% выше, чем в апреле 2008 г.). В целом за первые 5 месяцев 2008 г. стальной экспорт упал на 20,8% по сравнению с 2007 г. и составил 21,72 млн т. Причем в мае и далее в июне на мировых рынках вновь появилась китайская стальная заготовка и сортовой прокат, невзирая на 20–25%¬ю экспортную пошлину. Зарубежные аналитики дружно заявили, что Китай «возвращается» на мировой рынок полуфабрикатов. Мы отметим, что Китай добился удивительно низких внутренних цен, что сделало возможным рост таких поставок вообще. Думается, это весьма временное явление, поскольку политические решения в КНР выполняются.

Импорт стали в мае составил минимальные 1,36 млн т (менее 0,3% потребления стальной продукции). Китай практически добился самообеспечения стальной продукцией.

В мае 2008 г. Китай импортировал 38,91 млн т железной руды по сравнению с 42,8 млн т в апреле. По крайней мере, в этом месяце зависимость от внешних поставок сырья снизилась.

За первое полугодие 2008 г. Китай увеличил выпуск стали на 9,6%, до 263,2 млн т. Годом ранее этот темп прироста был вдвое выше и составлял 18,9%.

Планы – по итогам 2008 г. выйти на прирост выпуска и потребления стали в КНР всего лишь на 6,3–11,5%, до 520–540 млн т (для производства) и на 10–12%, до 478–486 млн т (для потребления) – выглядят вполне реальными.

Китай будет оставаться «локомотивом» мировой стальной индустрии, хотя и сбавит давление в топках.

Медленно, с помощью целого комплекса долгосрочных мер, но властям Китая удается притормозить развитие национальной черной металлургии. Это не «рывок стоп-крана», а тонкая регулировка, как у современного автомобиля (с АБС, курсовой устойчивостью и многим другим). Сейчас на первом плане в стране вообще ее экология. Открытие Олимпийских игр в Пекине совсем скоро – 8 августа •

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции