Металлопрокат на Металл Торг.Ру

English version
Проект РВС - РВС-Металлы
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Цветные металлы

Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


21.05.2007    Изменения мирового рынка металлов к 2007 году



Прошедший 2006 год запомнился на редкость активной жизнью рынка металлов. Границы государств для него практически стерлись. Чего только не было – и взрывной рост биржевых цен, дефицит сырья и готовой продукции, громкие покупки металлургических и горнорудных компаний и не менее громкие их продажи. Причем «погоду на рынке металлов» делают сейчас не столько растущие транснациональные холдинги, сколько крупнейшие игроки слившихся фондового и финансового рынков.

Мир металлов явно вступил в сложный переходный период, когда стабильность и предсказуемость становятся недостижимой мечтой как производителей, так и потребителей металлов.

Остается только надеяться, что ясность ситуации на этот рынок когда-либо вернется. Однако не оставляет ощущение, что, когда это произойдет, металлургия мира будет выглядеть совсем по-другому…

Общие тенденции

В отличие от финансовых аспектов деятельности горно-металлургических компаний, их производственные показатели «в раз» меняются редко. Ввод заметных производственных мощностей – событие редкое и вполне прогнозируемое.

Глобальное производство металлов в последние годы растет достаточно стабильно – на 8–9% в год. Практически не изменилась эта закономерность и в прошедшем году, когда такой рост составил 9,35%. В основном это происходит за счет развития производств в азиатских странах, и прежде всего в Китае.

Однако в денежном выражении общий объем мирового рынка металлов вырос за 2006 г. сразу на 25%, превысив $1 трлн. Если сравнивать с 2004 г., то рост выглядит еще более заметным – порядка 40%. И это невзирая на то, что наиболее «весомый» товар – сталь – дорожал не слишком существенно (+6,84% к ценам за предыдущий год и около +6% за два года).

В итоге за 2006 г. свою долю на мировом рынке расширили (за счет подорожания) практически все цветные и редкие металлы (таблица 1). Причем аналитики всего мира спорят, является ли временным рост их цен.

Биржевые металлы

Как и в прошлом году, основной рост цен пришелся на биржевые цветные металлы. И для этого было несколько причин.

Бурно растущая китайская экономика стремительно наращивает потребление сырья, оттесняя страны Запада на вторые роли. В 2006 г. стало заметно, что китайские компании начали активную экспансию в горнодобывающие мощности по всему миру, приобретая месторождения и предприятия во всех частях света, от Австралии (Aurukun) до России (Кызыл-Таштыгское месторождение). Китай предлагает сейчас мощнейшие инвестиции в горнорудную промышленность десятков стран. Цель – надежно обеспечить металлом продолжающуюся индустриализацию Китая.

Расширение аппетитов крупнейшего потребителя (КНР) и Азии в целом не прошло для рынка цветных металлов незамеченным. Если где-то прибыло – значит где-то убыло. В прошлом году начали пустеть традиционные склады, ориентированные на Лондонскую биржу металлов (LME), и прежде всего в Западной Европе. В условиях дефицита металлов на сцену вышел второй фактор – наличие свободных денег, для которых в 2006 г. не было выгодных объектов для инвестирования. Причем огромнейшие финансовые активы Европы и США ринулись не в производство, а непосредственно в металл. Рост спекулятивных вложений в биржевые металлы за последнюю пару лет вырос в сотни раз.

Только за вторую половину 2006 г. в этот рынок инвестировано $800 млн, причем многие западные финансовые фонды сообщили о намерении увеличить долю сырьевых товаров в своем портфеле до 10%.

Если учесть, что под управлением хедж-фондов в середине 2006 г. находилось около $1,7 трлн, то речь идет о дополнительных инвестициях порядка $170 млрд. При этом совокупная стоимость всех биржевых металлов, произведенных в 2006 г., составила менее $290 млрд.

На рынке появился игрок, финансовые ресурсы которого явно превышают возможности всех вместе взятых потребителей цветных металлов. В итоге биржевой рынок срочных контрактов напрочь забыл о существовании реального производственного спроса. Кабельные заводы и предпрития ОЦМ все более ориентируются на цены кеш-сделок, нежели 2–3-месячных контрактов, некогда бывших основными на LME и других биржах.

Кратко рассмотрим ситуацию и специфику по каждому из шести биржевых цветных металлов по состоянию на май 2007 г.

Алюминий

С 2004 г. цены первичного алюминия выросли на 50%, тогда как объем производства – всего на 9%. Зато кардинально изменилась география его производства: «центр тяжести» решительно сместился на Восток, и, похоже, возвращаться оттуда не собирается. С 2000 г. китайское производство алюминия выросло в 3,4 раза, а мощности сейчас превышают 12 млн т алюминия в год.

Наращивание мощностей и объемов не может сдержать даже правительство КНР, которое довольно активно тормозит рост национальной алюминиевой промышленности. Причина – сохраняющийся дефицит электроэнергии в стране.

Крайняя энергоемкость производства алюминия ставит его особняком от других цветных металлов. Он менее зависим от конъюнктуры рынка горнорудного сырья (бокситов, глинозема) и тяготеет к странам с избыточным и растущим производством электроэнергии.

Тут перспективы России с ориентацией на звание «великой энергетической державы» весьма оптимистичны. Нельзя не упомянуть об образовании крупнейшей (по объемам производства первичного алюминия) компании мира – «Российского алюминия». Сделка по слиянию активов РУСАЛа, СУАЛа и Glencore завершилась 27 марта 2007 г., и в течение трех лет компания планирует провести IPO.

Американская Alcoa, которую «Российский алюминий» потеснил на «алюминиевом троне», уверена, что «является неоспоримым лидером в алюминиевой промышленности». Отчасти они правы – «Российский алюминий» значительно уступает Alcoa по своим финансовым показателям. Так, выручка в 2006 г. у РУСАЛа достигла только $8,18 млрд против $30,38 млрд у Alcoa. Причина в том, что удельная стоимость продаваемой продукции составляет $2957 за т у РУСАЛа и $8553 за т – у Alcoa. Эта разница создается высоким переделом. Alcoa преимущественно продает прокат и готовые изделия из алюминия и сплавов в отличие от первичного металла РУСАЛа.

Более того, в прессе появились сообщения о возможном объединении в крупнейшую алюминиевую корпорацию мира компаний Alcoa и Alcan. Это повышает конкурентоспособность объединения за счет растущих канадских энергоресурсов.

Медь

На медном рынке крупных слияний и поглощений замечено не было, как и сокращения производства, – наоборот, за 2 года выпуск меди вырос на 9%, а в 2006 г. – на 5%. В прошлом году производство меди росло по всему миру, за исключением Чили и США. В странах ЕС-15 выпуск рафинированной меди вырос на 1,8%, в Китае – на 15%, в Индии – на 26%, в Японии – на 10%, в России – на 2,8%.

Главный мировой производитель меди – чилийская Codelco – в 2006 г. снизила объемы производства на 3%, до 1,68 млн т. С учетом производственных показателей El Abra, в которой Codelco владеет 49%, производственные объемы компании достигли 1,78 млн т, что на 2,6% меньше, чем в 2005 г.

Однако в части добычи меди ситуация много хуже и запутаннее. В 2006 г., по данным ICSG, добыча меди сократилась на 0,24%, до 14,95 млн т. Однако по данным USGS, добыча меди в мире выросла на 2%, до 15,3 млн т. Так или иначе, это означает нарастание дефицита медных руд в мире.

В последние годы активный рост добычи наблюдался только в Африке (+17%), в основном благодаря запуску новых проектов и расширению производств в Конго и Замбии (+24%). По ряду источников есть заметный рост добычи меди в США, Казахстане, Канаде. Однако прирост почти полностью компенсируется спадом добычи в Индонезии (-25%) и Мексике (-11%), а также нестабильностью ситуации в Чили. В этой стране, имеющей 30% мировых запасов меди, как и в Мексике, зафиксировано множество трудовых конфликтов (забастовок и т. п.), существенно повлиявших на мировые цены.

Аналитики ICSG уверенно сообщали в мае 2006 г. об избытке предложения меди на рынке в 26 тыс. т, а к осени, когда цены уже падали, заявляли о дефиците в 17 тыс. т. Однако к концу года ICSG насчитал годовой избыток уже в 350 тыс. т меди.

Другая исследовательская организация – WBMS –зафиксировала приблизительно тот же объем избытка. Тот факт, что при этом цены за год выросли на 90%, оба института никак не объяснили.

Только лондонская Bloomsbury Minerals Economics дает совершенно другую статистику, указывая на дефицит рафинированной меди на рынке, достигавший в 2006 г. пиков в 220 тыс. т. Это, пожалуй, единственная западная аналитическая компания, которая придерживается мнения, что ценообразование на рынке цветных металлов сейчас определяется инвесторами, а не производителями.

Растущий дефицит рудного сырья меди, рост себестоимости добычи и незаменимость меди никак не меняют текущую ситуацию. Оснований для заметного спада цен на медь нет и не предвидится.

Никель

Прошедший год был на редкость богат событиями, связанными с рынком никеля и его крупнейшими производителями. К примеру, вспоминается попытка слияния Inco и Falconbridge и последовавшее за ней поглощение обеих компаний: Inco – со стороны CVRD, а Falconbridge – Xstrata.

Главная причина такой активности – почти 70%-й рост средних цен на никель за 2 года.

Основная надежда рынка – крупнейший никель-кобальтовый проект Goro на месторождении в Новой Каледонии (Океания) – в 2006 г. даже не стартовал. Постоянные проблемы с его запуском пока только вызвали существенную переоценку проекта (естественно, вверх). После долгих сомнений об освоении месторождения вообще CVRD в 2007 г. сообщила о продолжении работ. Продукция рудников Goro ожидается в 2008 г., однако гарантии этого весьма туманны.

Нервозное состояние рынка никеля продолжилось и в 2007 г. Полузатонувший в январе с 1 тыс. т никеля контейнеровоз MSC Napoli дал толчок новому росту цен. Сейчас их уровень регулярно «пробивает» порог в $50 тыс. за т, т. е. за 3 года никель подорожал втрое.

Оценки баланса рынка никеля в 2006 г. столь же неоднозначны, как и для меди: WBMS говорит о дефиците порядка 80 тыс. т, INSG гораздо скромнее в оценках и заявляет о 20 тыс. т. Кто ближе к истине, сказать трудно, т. к. инвестиционный спрос не учитывают ни те, не другие.

Кроме того, стало очевидным, что ни быстрого освоения новых месторождений, ни замены никеля в нержавеющей стали не предвидится, так же как и заметного сокращения производства нержавеющей стали. Это полная перестройка целых технологических цепочек в промышленности, занимающая многие годы.

Многие западные аналитические группы продолжают твердить о грядущем спаде цен на никель, однако эти прогнозы все менее воспринимаются всерьез. Причин для такого спада пока нет.

Отметим «Норильский никель», фактически совершивший обмен свого кобальта на никелевый бизнес OMG. Благодаря приобретению финского завода Harjavalta Nickel Оу и рудников, обеспечивающих его сырьем, как ожидается, годовое производство никеля российской компанией вырастет с 244 тыс. т в 2006 г. до 280–285 тыс. т. При более чем рентабельном производстве доля «Норильского никеля» на мировом рынке вырастает с 16,5% до 19,1%.

Цинк

Цинк, неожиданно подорожавший за 2 года на 205%, преподнес рынку явный сюрприз. Причем, по мнению ILZSG, потребление этого металла в КНР за 2006 г. выросло только на 3,3% и при этом страна снова стала нетто-экспортером цинка. Импорт рафинированного металла в КНР в 2006 г. был меньше экспорта на 7 тыс. т.

Впрочем, ILZSG сообщает, что одновременно резко вырос импорт концентрата цинка – до 419 тыс. т. Однако по данным таможни КНР, объем импорта концентрата цинка вырос не на 49%, как считают в ILZSG, а в несколько раз, достигнув 837 тыс. т.

Feng Juncong, старший аналитик австралийской Antake, сообщает данные, заметно отличающиеся от информации как ILZSG, так и таможни КНР: по его мнению, производство рафинированного цинка в КНР в 2006 г. составило 3,2 млн т при объеме потребления 3,43 млн т. Хотя при этом экспорт цинка весьма существенно вырос (в 2,3 раза), а импорт снизился на 14%, разрыв все равно был в пользу импорта и составил 191 тыс. т.

В итоге остается констатировать, что цифры разных источников по по-треблению цинка в Китае явно не сходятся. Исходя из другой (косвенной) статистики – по увеличению производства в КНР оцинкованного стального проката, электробатарей с использованием цинка, цинксодержащих красок и т. д., рост потребления в 2006 г. был никак не менее 20%. Это и есть главная причина роста мировых цен на цинк, причем вопреки мнению большинства западных специалистов.

Олово и свинец

Оба эти металла среди инвесторов, специализирующихся на металлическом рынке, долгие годы считались «тихой заводью»: объемы торгов невелики, складские запасы огромны (особенно свинца, включая вторичный металл), спрос стабилен.

Однако ситуация незаметно для многих резко поменялась. С 2003 г. свинец дорожал на 64%, 11% и 36% в год, а олово – дорожало (+70%), дешевело (-12%) и вновь дорожало (+19,5%) в тот же период. Влиять на этот рынок (особенно по свинцу) по-прежнему трудно, но как объект для инвестиций он оказался более чем выгоден и удобен. Биржевые игроки олово и свинец явно не забыли.

В 2006 г. рынок олова был долгое время достаточно инерционен, его темпы роста отставали от среднерыночных. Однако в декабре те же самые цены резко превзошли в скорости роста все остальные. Вмешались власти одного из главных поставщиков олова на мировой рынок – Индонезии. Правительство закрыло 20 аффинажных предприятий на территории острова Банка, которые были обвинены в нарушении лицензионных соглашений и экспорте (фактически контрабанде) незаконно добытого олова. Мировое производство разом снизилось на 20%.

Сюрпризы одного месяца производство 2006 г. почти не ощутило: мировая добыча олова даже выросла на 3%, до 343 тыс. т (за счет КНР). Однако выпуск рафинированного металла снизился по итогам года на 0,9%, до 373 тыс. т. Ситуацию пытались стабилизировать поставки на рынок олова из госрезерва США. В результате общий объем предложения олова за год составил 382,5 тыс. т. Однако его потребление в мире росло достаточно стремительными темпами – на 11% за 2006 г., достигнув 386 тыс. т. Итог – очередной рывок цен на олово. Причем не видно никаких заметных факторов, способных затормозить этот процесс.

Свинец не преподносил в прошедшем году таких сюрпризов, однако на этом рынке наблюдался стабильный дефицит. По оценке WBMS, в 2006 г. спрос превышал предложение на 88 тыс. т, а мировые запасы металла к концу года сократились на 37 тыс. т по сравнению с уровнем 2005 г. Мировое потребление свинца достигло в 2006 г. 8,11 млн т, из которых 2,2 млн т пришлось на Китай, который второй год подряд удерживает лидерство по производству и потреблению этого металла. Китай не только расширяет производство припоев для электроники, но и быстро развивает производство свинцовых автомобильных аккумуляторов.

Драгоценные металлы и платиноиды

Золото пока удерживается в тройке металлов-лидеров, но стремительно теряет свои позиции: если в 2003 г. оно уступало по объему рынка ($31 млрд) только алюминию ($43 млрд), то в 2006 г., несмотря на рост до $48 млрд, пропустило вперед медь, и, вполне возможно, скоро уступит свое место цинку ($35 млрд).

Темпы, которыми дорожали драгметаллы, значительно уступали скорости роста цен на металлы биржевые, т. е. находящие широкое промышленное применение. Так, с января 2003 г. по декабрь 2006 г. промышленные металлы подорожали в 3,6 раза, золото – «всего» в 1,9 раза, серебро – в 2,7 раза, платина – в 1,9 раза, палладий – в 1,3 раза.

Поток денег инвесторов явно перераспределился от традиционных инвестиций в драгоценные металлы к инвестициям в цветные металлы.

Промышленность тоже не способствует стабилизации цен драгоценных металлов. За 2006 г. сколько-нибудь значимо вырос только выпуск платины – на 2,8%, добыча и производство же золота в мире, напротив, сократились на 5,4%.

За 3 года картина производства драгметаллов выглядит несколько лучше: производство палладия выросло на 18%, платины и серебра – на 4%, но выпуск золота снизился на 3,4%.

Выпуск (точнее, продажи) палладия стимулирует рост его применения в производстве каталитических фильтров-нейтрализаторов выхлопных газов автомобилей. В 2006 г., по оценке Johnson Matthey, оно повысилось на 7% и достигло 128,75 т. Однако цену палладия, не любимого инвестиционными фондами, мы по-прежнему считаем сильно заниженной по сравнению с конкурирующей платиной.

Отметим, что в середине ноября 2006 г. платина начала демонстрировать абсолютно самостоятельное (от других металлов) поведение. В результате появления слухов о возможном открытии платинового биржевого фонда (ETF) цены на платину резко возросли, достигнув максимального за все время наблюдения уровня в $1395 за унцию. Но через несколько дней они упали почти на 16%, до $1175 за унцию, а затем до $1163. По мнению экспертов Johnson Matthey, открытие фонда ETF вызывает определенные опасения у производителей, поскольку в результате можно ожидать не только роста цен на платину, но и неустойчивости рынка драгметаллов в целом.

Пока опасения дестабилизации не подтверждаются. Все драгметаллы неуклонно дорожают, заметно обгоняя инфляцию, поэтому также остаются привлекательны для инвесторов.

Небиржевые металлы

Ферросплавы и их лигатуры

Молибден


Это единственный металл, не относящийся к биржевым, но входящий в десятку металлов с наибольшим оборотом рынка. По стоимости рынка он сравним со свинцом, хотя по объемам производства уступает магнию и олову.

Объемы выпуска молибдена за 2005 г. выросли на 24%, однако в 2006 г. наоборот – снизились на 6 тыс. т (3,2%). Цены при этом в 2005 г. абсолютно закономерно упали на 35%, а к концу 2006 г. выросли на 9%.

Это ставит под угрозу декларированную многими тенденцию частичной замены молибденом никеля в производстве ряда видов нержавеющих сталей.

Причиной снижения объемов производства молибдена стала целая совокупность факторов. Во-первых, молибден является побочным продуктом производства меди, а ее выпуск в самом «медном» регионе мира – Чили – вырос всего на 0,8%. При стремительном подорожании меди многим предприятиям молибден стал просто не интересен. Codelco в 2006 г. выпустила 27,2 тыс. т молибдена, на 26% меньше, чем в 2005 г., объем его производства всеми чилийскими компаниями снизился на 10%, до 43 тыс. т.

Кроме того, в ноябре 2006 г. Китай ввел вывозные пошлины на оксид молибдена и ферромолибден в размере 10%. Это, по мнению правительства, должно было привести к снижению экспорта продуктов молибдена из Китая на 10% и направить этот поток внутренним потребителям.

Кроме того, китайское правительство было вынуждено ввести ряд экологических ограничений для производителей молибдена, катастрофически загрязнивших прилегающие территории, и закрыть часть рудников. Хотя эти меры в основном коснулись мелких производителей, они должны были снизить объем производства этого металла. Тем не менее, по данным USGS, выпуск молибдена в КНР в 2006 г. даже возрос, достигнув 41 тыс. т.

Китай имеет наибольшие рудные запасы молибдена по сравнению с остальным миром, что при стабильном росте спроса со стороны производителей сталей позволяет и дальше ожидать наращивания внутренних объемов производства. Однако особого роста его поставок на мировой рынок не предвидится: КНР отдает предпочтение собственным потребителям, т. е. китайским производителям специальных сталей. А при поставках на внешние рынки не упустит возможности роста цен. Кстати, рост мировых цен на молибден за первые 3 месяца 2007 г. составил почти 30%.

Марганец, хром, кремний

Производство марганца, главным образом в виде ферросплавов, стабильно росло в последние несколько лет, однако в 2006 г. сильно сбавило темпы.

Бесспорным мировым лидером по его запасам и выпуску уже долгое время остается ЮАР, где добывается порядка 2 млн т марганца в год. Затем примерно с равными показателями следуют Австралия, Бразилия, Габон и Китай. Наш ближайший сосед – Украина – хотя и располагает весьма крупными залежами марганцевых руд, добывает менее 800 тыс. т руды в год (по содержанию марганца).

Цены на ферромарганец в 2006 г. плавно, но стабильно росли, поднявшись за год для высокоуглеродистого материала на 20–30% (в зависимости от региона), для низкоуглеродистого – до 50%. Тех же тенденций придерживался и силикомарганец, с той разницей, что его стоимость в Европе росла гораздо быстрее, чем на рынках США и Китая.

Мировую инфляцию этот итоговый рост цен марганца (его ферросплавов, концентратов и т. д.), безусловно, обгоняет.

Рынок хрома в мире демонстрирует завидную стабильность – объем производства материала практически не меняется. Безусловно, этого нельзя сказать о ценах – только за 2006 г. они выросли на высокоуглеродистые сорта феррохрома в среднем на 20%, на низкоуглеродистые – на 25%. Впрочем, даже после этого подорожания цены на хром и его сплавы только-только начали подбираться к рекордам конца 2004 – начала 2005 г.

Ферросилиций, как и другие крупнотоннажные ферросплавы, подорожал в 2006 г. на 30–40%. Однако по сравнению с 2004 г. он довольно существенно упал в цене – на 26%. Объем производства его растет весьма медленно, что, впрочем, естественно для металла, претендующего на место в пятерке металлов с наибольшим объемом производства. Отметим крайнюю энергоемкость производства качественного (электролизного) ферросилиция и заметные позиции России на этом рынке.

Ванадий, титан, вольфрам

Эти металлы (вместе с молибденом) входят в состав легирующих ферросплавов.

Ванадий в паре с титаном весь 2006 г. радовали металлургов, неуклонно дешевея. После пика середины 2005 г., когда цены на ванадий выросли в 5 раз, за 2006 г. подешевел на 30%. Следует отметить, что и руда для его производства при этом также дешевела.

Ферротитан, пик цен на который наблюдался немного раньше, чем на ванадий, за 2006 г. снизился в среднем на 15%. Причем и его сырье (рутиловый концентрат) также дешевело.

Фактически идет некоторый откат цен на эти металлы к более разумному уровню.

Ферровольфрам, во многом благодаря действиям китайских производителей и правительства, сменил во второй половине тенденцию 2006 г. падения на стабильный рост.

Согласно официальной китайской статистике, добыча вольфрама в КНР составляет 38,6 тыс. т в пересчете на чистый WO3. Производство же в КНР концентрата, по мнению Геологической службы США, превышает этот показатель почти вдвое – 62 тыс. т (по содержанию вольфрама) в 2006 г., т. е. практически 85% от всего мирового производства. Китай укрепляет позиции монополиста рынка вольфрама.

Другие металлы

Уран

Этот стратегический во всех смыслах металл пользуется быстро нарастающим спросом – за последние 2 года цены на него выросли в 2,5 раза, а если сравнивать с 2003 г. – то больше чем в 4 раза.

Воспоминания о Чернобыле отступают, а мировой дефицит энергоресурсов продолжает расти.

Атомная электроэнергетика на подъеме в большом количестве стран мира, особенно в Китае.

Рост числа атомных электростанций в мире привел к тому, что, по оценке ряда экспертов, на 2006 г. за счет добычи урана обеспечивалось не больше 60% спроса. При этом к 2015 г. ожидается дальнейшее увеличение числа АЭС на 30–40%.

Отметим также сокращение в мире запасов оружейного урана, успешно перерабытываемого в топливо АЭС.

В части добычи нового сырья потребности также опережают прогресс. Ситуация в последнее время осложняется некоторыми производственными проблемами. К примеру, в октябре 2006 г. обильные дожди и наводнение не позволили запустить канадскую шахту «Сигар-Лэйк», которая должна была добывать 8,2 тыс. т урана в год. Владелец шахты, компания Cameco, заявила, что добыча начнется не ранее 2010 г.

Впрочем, по мнению специалистов той же Cameco, крупнейшего производителя урана в мире, спотовые цены на уран очень слабо отражают реальное состояние рынка. Это происходит потому, что в силу специфики отрасли порядка 85% урана продается по десятилетним и более длительным контрактам. Сейчас добывающие компании предлагают материал по ценам не выше $45 за фунт ($100 за кг), однако многие специалисты говорят об обязательном росте этих цен.

Россия на мировом рынке не исключение. По данным корпорации ТВЭЛ, «в настоящий момент в стране добывают 3,3 тыс. т урана в год при реальной потребности 20,5 тыс. т».

Редкоземельные металлы

Если судить по распределению запасов руд редкоземельных металлов (по данным американской USGS), то на мировом рынке должно быть три крупных игрока – Китай (30%), страны СНГ (22%) и США (15%). Однако реальная география производства РЗМ дает совсем другую картину: фактически есть только один доминирующий игрок – Китай, обеспечивающий 95% добычи.

Количество перерабатывающих мощностей в мире значительно превышает имеющиеся мощности по добыче руд, месторождения явно беднеют. Речь уже идет о технологиях повторного извлечения металлов из отходов.

Введение экологических ограничений при добыче руд РЗМ в КНР давно должно было снизить ее объемы, однако, как и в случае с другими металлами, обещания несколько расходятся с действительностью. Вместо снижения объемов, производство в 2005 г. выросло на 21%, а в 2006 г. – еще на 2% (при обещанном Министерством природных ресурсов КНР снижении на 27%).

Около половины добываемых в КНР, РЗМ экспортируется – в 2005 г. этот показатель составлял 44%. Но в 2006 г. из-за роста спроса на внутреннем рынке, усиления госконтроля, очередного ужесточения экологических требований и ограничения объемов экспорта (-10% по сравнению с 2005 г.) поставки РЗМ из КНР на западные рынки снизились.

Цены на различные РЗМ вели себя по-разному. В начале 2006 г. резко подорожали РЗМ для производства магнитов: в апреле 2006 г. по сравнению с декабрем 2005 г. цены диспрозия выросли на 35%, неодима – на 10%, тербия – на 32%. В то же время росли японские средние импортные цены на лантан; церий, иттрий и самарий остались стабильными. Во второй половине года тенденции сохранились – в августе японские импортные цены на празеодим и неодим оказались на 88–126% выше показателей конца 2005 г.

Расширение спектра новых и высокотехнологичных применений РЗМ идет параллельно снижению их рудной базы.

Другие редкие металлы

Селен, подорожавший в 2005 г. больше чем в 2 раза, в 2006 г. практически вернулся в исходную точку. Основной путь получения селена – переработка шламов меди, однако рост цен на него привел к увеличению интереса к альтернативным способам получения этого металла. Тем более что различного сырья для них более чем достаточно.

Два металла в таблице 1 имеют объемы годового производства меньше 50 т при заметной стоимости рынка – это рений и рутений.

Непрозрачность рынка рения привела к тому, что оценка баланса спроса и предложения даже признанными знатоками расходится от «просто напряженности с материалом» до «абсолютно критичной». Однозначно можно говорить лишь о том, что спрос довольно высок, и цены его, поднявшиеся в 3 раза по сравнению с 2005 г, очень тщательно отслеживают. Впрочем в определении уровня этих цен различные аналитические группы существенно расходятся – Metal Pages дают среднюю цену за 2006 г. около $4 тыс. за кг (слитки), тогда как USGS указывает только $1,17 тыс. за кг порошка.

Стоимость рутения за последние 2 года взлетела с $100 до $870 за унцию, а еще в 2003 г. он стоил $35 за унцию. Такой рост цен вызван практически одной областью применения – созданием покрытия для жестких дисков компьютеров, которое повышает их емкость. Забегая вперед, скажем, что рост цен оказался кратковременным, и февральские $870 за унцию уступили место майским $615 за унцию. Для подобных металлов новые технологии, спрос и уровень цен остаются мало предсказуемыми.

Перспективы и прогнозы для металлов

Нестабильность и снижение котировок доллара США в последние годы подрывают веру в него, ликвидируя многие традиционные в мире способы инвестиций. Эта тенденция хорошо оценивается золотом, которое, несмотря на все действия ФРС США, в 2006 г. подорожало с $530 до $630 за унцию (+18,8%), а к началу мая 2007 г. – до $685 за унцию. По прогнозу CPM Group, средняя цена на золото в 2007 г. достигнет $645 за унцию, т. е. вырастет на 6,3% по сравнению с 2006 г. Фактически это оценки мировой инфляции для всех цен, выраженных в долларах США. Кстати, по платине и серебру, находящим заметное промышленное применение, они еще выше.

Для биржевых цветных металлов, ставших объектами спекуляции, темпы роста цен заметно увеличились. Причем никаких факторов, способных обвалить эти цены, не проглядывается. Многочисленные прогнозы фондовых «аналитиков» воспринимаются всерьез все реже.

Не добавляет уверенности в будущем участникам рынка и динамика складских запасов цветных металлов (в частности на LME). Хотя объем запасов меди и алюминия на складах LME в 2007 г. немного вырос по сравнению с прошлым годом, запасы других металлов пришли практически к единому знаменателю – больше чем на несколько дней мирового потребления их не хватает. Отсутствие резервов заставляет нервничать реальных потребителей и придает оптимизма спекулянтам, пытающимся «загнать цены на высоту Эвереста» (рис.).

Опираясь на динамику цен алюминия в последние несколько месяцев, можно предположить, что к концу года они должны достигнуть уровня $2900–3000 за т. Среднегодовые цены при этом составят около $2840–2880 за т. Не поможет снижению цен и активное развитие алюминиевой промышленности Китая, поскольку оно идет в условиях дефицита электроэнергии и сырья. По информации китайской стороны, обеспеченность страны бокситами – около 11%, по данным Metal Bulletin – больше 90% бокситов, перерабатываемых в Китае – индонезийские. Дефицит неизбежно приводит в росту цен, как бы ни удивлялись трейдеры, что «больше $400 за т глинозема – это неправдоподобно много». Вполне возможно, что цены преодолеют эту планку, т. к. горнодобывающая промышленность будет наращивать мощности для удовлетворения спроса не один год.

Цены на никель в 2007 г. ведут себя крайне удобно для прогнозирования – линейно растут. Если тенденция сохранится, то к концу года следует ждать превышения рубежа в $60 тыс. за т, т. е. окончательного перехода никеля в разряд драгметаллов – ведь с XVIII века до 1972 г. серебро стоило $0,5–2,0 за унцию ($16–64 тыс. за т). Логично предположить, что при такой стоимости и применение никеля сократится до объема применения серебра. Но процесс такой перестройки займет достаточно продолжительное время: для химической, пищевой, оборонной промышленности и т. д. переход на безникелевые марки стали или иные материалы технологически весьма сложен, а иногда вообще невозможен. По высоким или низким ценам, но эти отрасли будут вынуждены обеспечивать спрос на никель весьма длительное время.

Увеличения добычи никеля в мире придется подождать. Многострадальный проект Inco/CVRD Goro (проектная мощность – 60 тыс. т в год), видимо, будет запущен в 2008 г., хотя его стоимость и выросла до $3,2 млрд. Помимо Goro, CVRD готовит к запуску еще два проекта – Vermelho (46 тыс. т) и Onca Puma (55 тыс. т). Более того, начинают разрабатывать новые никелевые проекты такие гиганты, как Rio Tinto Group (Мичиган, США и Индонезия), BHP Billiton (австралийские проекты). Но сроки их запуска – 2009–2010 гг. и позднее, а суммарные мощности не слишком велики…

Свинец и олово быстро дорожают с середины 2006 г. Причины для этого разные (проблемы на рудниках, ограничение экспорта индонезийским правительством, биржевые игры), но тренд цен остается достаточно устойчивым. Прогноз индонезийских поставок олова снизился на 30%, с 125 тыс. т в прошлом году до примерно 90 тыс. т в 2007 г.

Экспорт олова из Индонезии постепенно возобновляется, Zinifex Ltd возобновила производство на Century Mine, перевалка концентрата свинца через австралийский порт Esperansa также была восстановлена. Кроме того, аналитики Fortis/Virtual Metals считают, что слишком большой рост цен может привести к тому, что некоторые отрасли, например производство упаковки, переключаться с олова на алюминий или пластик. Динамичная электроника оказаться от свинцово-оловянных припоев явно не сможет.

Если не произойдет очередного осложнения обстановки, к концу года можно прогнозировать плавный рост цен еще примерно на 10% (по отношению к апрелю 2007 г.). Среднегодовые цены олова и свинца, вероятно, будут примерно равны текущим котировкам: $14 тыс. и $2 тыс. за т соответственно.

По цинку ситуация достаточно трудно прогнозируемая. Со стороны производства цены не проявляют ярко выраженных тенденций к росту, с другой стороны – производственные факторы указывают на растущий дефицит этого металла. Даже ILZSG отмечает, что спрос на цинк будет стабильно поддерживаться производителями оцинкованных сталей, т. к. строительная промышленность мира активно развивается. Поэтому цинковые цены имеют достаточно серьезный стимул к росту, и, по всей видимости, ниже $4 тыс. за т уже опускаться не будут.

Прогнозы цен цветных металлов в 2007 г., даже сделанные весной текущего года различными организациями (таблица 2), гораздо скромнее наших оценок.

Если судить по этим прогнозам, то во второй половине года цены на никель, свинец, олово и медь должны упасть практически в 2 раза. Мы для такого спада по-прежнему никаких оснований не видим…

По внебиржевым металлам любопытно озвучить один прогноз Merrill Lynch & Co от декабря 2006 г. По их мнению, стоимость урана с немедленной поставкой может составить $75 за фунт ($16,53 тыс. за т) в 2007 г. и $80 за фунт ($17,64 тыс. за т) в 2008 г. Однако и этот прогноз западного банка явно не сбудется – в апреле 2007 г. спотовые цены на уран превысили $100 за фунт, в мае достигли $120 за фунт. Среднегодовая цена к этому моменту уже составляла $89 за фунт.

Единственным исключением на рынке, видимо, станет сталь и различная стальная продукция. При умеренном росте цен на железную руду в 2007 г. (+9,5%) этот рынок, похоже, выбрал основные ресурсы роста цен на конечную продукцию. Рост стальных цен с начала года уже составил около 19%. Далее, кроме отдельных рынков (например российского), ожидается стабилизация цен на сталь.

Выводы

Что можно сказать в заключении, учитывая, что американские и европейские аналитики вновь обещают падение цен, а азиатские торговцы – рост цен на металл?

Только то, что Азия, превращающаяся в «мастерскую мира», в своих оценках гораздо ближе к реальности. Запад, теряющий влияние в реальном секторе экономики, пытается отыграться в виртуальном. Он пытается влиять на рынок и цены сырья через СМИ, PR и фондовый рынок. Хорошо хотя бы, что не с помощью армии, как в Ираке. Впрочем, цены на нефть это вмешательство совсем не снизило.

Помимо инфляции, спекулятивных факторов и т. п., доминирующее влияние на мировой рынок металлов оказывает бурно растущий китайский спрос. Так, например, в части железной руды он уже достиг трети мировых поставок. Причем это происходит на фоне явного ухудшения рудно-геологических условий для добычи сырья. А это гарантия дальнейшего роста его цен. Металлы – не исключение!

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции