Металлопрокат на Металл Торг.Ру

English version
Проект РВС - РВС-Металлы
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Цветные металлы

Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


29.04.2009    Редкие и всегда дорогие



Мировой кризис затронул все отрасли промышленности, но на долю металлургии выпал, пожалуй, самый сильный. Цены металлов обвалились не на десятки процентов, а в разы, спрос стремительно сократился почти вдвое. Закрытие заводов, падение объемов или остановка производства, увольнение рабочих – вот наиболее часто встречавшиеся в последние месяцы заголовки новостей, касавшихся черной металлургии.

У производителей цветных металлов, считавших себя «особой кастой» отрасли, дела идут немногим лучше. Любовь к непомерным кредитам подкосила даже компании с рекордно низкой себестоимостью производства.

Рост металлургических империй в долг в кризис резко поумерил их амбиции. Более того, он поставил сейчас под угрозу их самостоятельность: и Alcoa, и «Русал», и «Норильский никель» уже не вспоминают о былой экспансии.

Однако в цветной металлургии есть небольшая область, которую принято считать «сверхэлитной».

Это производство редких металлов промышленного назначения (титана, циркония и т. п.) и, в частности, производство редкоземельных металлов или элементов (РЗЭ). Отметим, что редкие металлы, невзирая на глобальный кризис, подешевели на треть, а то и менее.

Особые (часто радиоактивные!) руды и технологии производства РЗЭ, а также особые цены создали некую «вещь-в-себе», живущую своей жизнью.

Редкоземельные элементы (металлы) – группа из 17 элементов, включающая лантан, скандий, иттрий и лантаноиды (церий, празеодим, неодим, прометий, самарий, европий, гадолиний, тербий, диспрозий, гольмий, эрбий, тулий, иттербий, лютеций). Они крайне редки, весьма схожи по химическим свойствам и весьма сложно выделяются в виде чистых металлов.

РЗЭ применяются в весьма малых количествах (например, в экономном легировании), но в самых различных отраслях техники: радиоэлектронике, приборостроении, атомной технике, машиностроении, химической промышленности, металлургии и др.

Широко применяют La, Ce, Nd, Pr в стекольной промышленности в виде оксидов и других соединений, так как они повышают светопрозрачность стекла. Большое значение РЗЭ и их соединения играют в химической промышленности, например в производстве пигментов, лаков и красок, в нефтяной промышленности как катализаторы. Редкоземельные элементы применяют в производстве некоторых взрывчатых веществ, а также многих специальных сталей и сплавов.

Однако главнейшие применения РЗМ – это магниты, автомобильные каталитические нейтрализаторы и компактные аккумуляторные батареи с высокой емкостью. Причем во всех этих областях редкоземельные металлы вошли в нашу жизнь гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.

Практически любой звук в нашей жизни, излучаемый динамиками (громкоговорителями), телефонами и т. п. устройствами, создается в электромагнитных системах. А они, особенно миниатюрные, все чаще изготавливаются с широким использованием РЗМ. Многие видели красочные стенды различных компаний на выставках, и все чаще их основа – гибкие рекламные панели на магнитных лентах. И уж точно все знакомы с пластиковыми сувенирными магнитами, которые обычно крепят на холодильник. Но мало кто знает, что магнитопласты, из которых изготовлена эта продукция, получили такое распространение только благодаря активному использованию редкоземельных элементов.

Картина рынка

По оценкам Industrial Mineral Company of Australia (IMCOA), спрос на редкоземельные оксиды (РЗО) к 2015 г. должен вырасти более чем на 50%, достигнув 200 тыс. т в год.

В 2008 г. общемировое потребление составляло около 124 тыс. т редкоземельных оксидов, объем рынка превысил $1,25 млрд в год.

В целом, по предварительным данным Геологической службы США, мировая добыча редких земель в 2008 г. составила 124 тыс. т в пересчете на РЗО (табл. 1). Вторичная переработка продукции, содержащей РЗЭ, как правило, затруднительна, поэтому ее объем крайне мал. Фактически утилизируются и повторно используются только магнитные сплавы.

Одним из главных потребителей РЗЭ в мире являются США – на их долю в 2008 г. пришлось около 10,5 тыс. т РЗО, причем 87% из них – китайского происхождения. В самих Штатах ввиду бедной рудной базы добыча этих металлов на данный момент не ведется, однако некоторое количество ранее добытого сырья перерабатывается. Кроме того, в стране также нет государственных запасов этих металлов.

Структура потребления редких земель в США и остальном мире несколько отличается (рис. 1, 2), причем масштаб потребления РЗМ для производства магнитов отличается кардинально – 2% в США против 21% в среднем по миру. Что, впрочем, и неудивительно – с 1995 по 2007 г. потребление РЗО в США сократилось почти втрое, а доля магнитных сплавов упала с 12 до 2% (рис. 2, 3). Причина, как водится, – в конкуренции со стороны Китая.


На данный момент Китай – основной производитель редкоземельных металлов не только в виде соединений, но и собственно металлов, удовлетворяющий более 90% мирового спроса на РЗО. Более того, он претендует на роль монополиста в производстве лучших магнитных сплавов и готовых магнитов.

Фактически Китай сейчас в основной степени определяет динамику всего мирового рынка РЗМ – повышение экспортных пошлин и постепенное сокращение квот на вывоз РЗМ привели к постепенному росту цен на рынке в 2006–2007 гг. (рис. 4–9).


Экспортные квоты на РЗМ для китайских компаний в 2006 г. сократились на 5%, в 2007 г. – еще на 5%, а в 2008 г. – сразу на 15%, до 37,189 тыс. т. Для иностранных и совместных предприятий это сокращение было чуть меньше – с 65 тыс. т в 2004–2005 гг. до 59,5 тыс. т в 2007 г. и 53,15 тыс. т в 2008 г. В 2009 г. эта тенденция, судя по сообщениям китайских властей, продолжается – по итогам первых 2 месяцев китайским компаниям разрешили вывезти из страны только 15,043 тыс. т РЗМ, на 34% меньше, чем год назад, и только квота Baotou Steel Rare Earth Hi-Tech Company выросла на 11%.

Несмотря на принимаемые меры, в прошлые годы вывоз сырьевых редкоземельных материалов из КНР существенно превышал лицензированные объемы, в частности их реальный экспорт в Японию был значительно больше объемов лицензированного вывоза (табл. 2).

В 2006 г. на Японию в количественном выражении приходилось 36%, а в стоимостном – 52% суммарного китайского экспорта соединений редкоземельных металлов, а на редкие земли в форме металлов – 71 и 89% соответственно. Однако крупнейшим потребителем собственной продукции является сам Китай – около 60% мирового спроса. Поэтому, ограничивая разработки и экспорт продукции, он стимулирует производителей конечной продукции размещать перерабатывающие и прочие производства в КНР.

IMCOA отмечает, что усиление контроля за промышленностью в КНР укрепило ее, приведя к консолидации производителей в Южном Китае, предотвратив неконтролируемую добычу редкоземельных минералов и занижение цен на них. Планируется создание запасов РЗМ в г. Баотоу.

Китай потребляет около 74 тыс. т РЗМ, в основном используя их для производства магнитов и спецсплавов. Япония и остальные страны Северо-Восточной Азии потребляют 23,5 тыс. т РЗМ в год, США – 18,5 тыс. т РЗО, остальной мир – 8 тыс. т РЗО в год.

По данным IMCOA, на производство магнитов приходится 26,5 тыс. т потребляемых РЗО, на спецсплавы – 22,5 тыс. т, на катализаторы для нефтепромышленности – 23 тыс. т, причем более половины этого количества приходится на США.

При выпуске стекла и другой продукции используется остальное количество РЗО. Однако новые области применения, такие как компактные флуоресцентные лампы, магниты в электроприборах и ветроэлектростанциях, компьютерах, мониторах, гибридных автомобилях и пр., способны существенно повысить спрос на них.

Спрос на редкоземельные металлы повысился и в Китае. Увеличение спроса на содержащие РЗМ водороднакопительные сплавы, используемые в никель-металл-гидридных аккумуляторных батареях, и на неодим-железо-боровые спеченные магниты было вызвано увеличением продаж гибридных электромобилей.

Хотя никель-металл-гидридные аккумуляторные батареи в производстве сотовых телефонов уступили свою рыночную долю литиевым ионным батареям, растет их использование производителями гибридных автомобилей. Выпуск никель-металл-гидридных батарей в Японии увеличился в 2006 г. на 8%, до 327,3 млн шт. При этом спрос на водороднакопительные сплавы оставался стабильным и равнялся 5000 т, тогда как потребление мишметалла в этой сфере, по оценке, повысилось на 100 т, до 1600 т. В гибридном автомобиле марки Toyota Prius Hybrid используется уже 22 кг редких земель.

Однако если для широко распространенных металлов рост спроса означает будущее увеличение объемов производства, то для РЗМ это не всегда так. Специалисты отмечают, что один из важнейших для редкоземельной промышленности минералов – монацит, – как правило, может быть добыт только в комплексе с более распространенными ильменитом, цирконом и рутилом, что влечет за собой необходимость организовывать реализацию и остальных продуктов переработки. В противном случае производство безубыточно только при очень высоких ценах на РЗО. Кроме того, хотя сфера применения РЗМ чрезвычайно широка, спрос на различные металлы значительно колеблется. Добываются и очищаются они комплексно, в связке, поэтому избыточный спрос на отдельный металл может привести к неликвидам других и т. п.

Другая специфика – в явном становлении монополии. Поскольку львиная доля добычи сосредоточена в КНР, а правительство страны озабочено борьбой с неконтролируемой добычей ценного сырья и его вывозом, логика развития событий будет заметно отличаться от привычной. Китаю стратегически выгоден дефицит редких земель – так и месторождения будут целее, и выручка больше.

В части цен и рентабельности подобных производств нет никаких сомнений. Они легко переживут любой кризис, а цены рано или поздно вновь будут расти.

Ситуация в России

Несколько десятков лет назад СССР был вторым производителем РЗМ в мире (после США), причем китайское производство этой продукции было тогда едва заметно. После кризиса 1990-х гг. российская добыча РЗМ вновь начала оживать.

К настоящему времени действует технологическая цепочка по добыче и производству РЗМ, которая включает в себя российские Ловозерский ГОК и Соликамский магниевый завод (СМЗ), а также эстонский «Силмет» (принадлежит УК «Минерал Групп»). Эта компания, которую пресса недавно назвала совершенно загадочной, вошла в список 295 системообразующих предприятий РФ, которым обещана кризисная господдержка. Загадочность эта – родом из советских времен, когда важнейшие производители редких металлов для атомной, оборонной и электронной промышленности, естественно, были засекречены. Сейчас, когда конечная продукция «Минерал Групп» выпускается в стране НАТО – Эстонии, можно про эти секреты забыть.

Невзирая на начало кризиса, в 2008 г. на Ловозерском ГОКе было завершено техническое перевооружение производства, и годовая добыча лопаритового концентрата достигла 8500 т. Конфликт с сотрудниками ГОКа тоже как-то притих, хотя задолженность ООО «Ловозерский ГОК» по заработной плате перед работниками за февраль 2009 г. превышала 12 млн руб.

По информации мурманских СМИ, дефицит оборотных средств возник из-за неплатежей со стороны Соликамского метзавода, которому, в свою очередь, также задолжали потребители и т. д. Однако после принятия мер прокурорского реагирования задолженность по заработной плате сокращена до 2,5 млн руб.

СМЗ является единственным в России потребителем лопаритового концентрата с возможностью переработки до 14 тыс. т в год этого сырья. Предприятие поставляет на экспорт (в Эстонию и т. д.) почти 100% производимой редкоземельной продукции и около 60% объема производства магния и сплавов. Объем производства концентратов на СМЗ в пересчете на редкоземельные оксиды составляет 3000–4000 т. СМЗ выпускает два типа концентратов РЗО: карбонат с минимальным содержанием 45% РЗО и хлорид с минимальным содержанием 38% РЗО. Последний поставляется на дальнейшую переработку эстонскому «Силмету».

«Силмет», бывший одним из мировых лидеров по производству тантала, ниобия и РЗМ, объемы производства и состояние предприятия не афиширует. Объем переработки редких земель на «Силмете» – около 1500–2000 т в год при производственной мощности 3000 т неразделенных РЗМ и 700 т в год в виде отдельных металлов. Известно, что несколько лет назад шли переговоры о возможном восстановлении оборудования для переработки ловозерского лопарита на «Силмете», однако об их результатах ничего не известно.

«Силмет» расположен в очень любопытном месте – Силламяэской свободной зоне. Комбинат освобожден от таможенных сборов и акцизов, поступающее к нему на переработку сырье не облагается 18%-м НДС при условии дальнейшего вывоза в рамках глобальной международной индустриальной кооперации. По данным USGS, основной объем экспортируемой продукции «Силмет» направлял в Японию, значительно меньшее количество – в США.

Радует, что в начале марта 2009 г. газета «Молодежь Эстонии» сообщила о восстановлении на предприятии работы в режиме полной рабочей недели. Похоже, что кризис обходит стороной редкие металлы российского происхождения.

Помимо предприятий «Минерал Групп», переработкой редкоземельного сырья занимаются ОАО «Чепецкий механический завод» (входит в состав корпорации ТВЭЛ), ОАО «Московский завод полиметаллов» (с 18 декабря 2008 г. также входит в ТВЭЛ), ОАО «Сибирский химический комбинат» (производство неодим-железо-боровых магнитов), ОАО «Уралредмет» и ОАО «Опытный химико-металлургический завод «Гиредмет».

Запасы редкоземельного сырья на территории России достаточно велики, однако характеризуются большой долей нетрадиционных источников с относительно небольшим содержанием полезных компонентов. Основная российская рудная база РЗМ – титансодержащие залежи Кольского полуострова.

На государственном балансе, по данным ВИМС, числятся 15 комплексных редкометалльных месторождений, в которых РЗМ учтены в качестве попутных, и только в Катугинском месторождении – в качестве одного из главных компонентов. Более 40% балансовых запасов оксидов РЗМ содержится в апатитовых рудах Хибинских месторождений, четвертая часть – в лопаритовых рудах Ловозерского месторождения. Однако вовлечение в оборот апатитовых руд требует решения ряда нестандартных технических задач, чем активно занимались крупнейшие институты еще с советских времен, но, тем не менее, до промышленной реализации дело так и не дошло.

«Силмет» после перехода под контроль «Минерал Групп», по словам Тийта Вахи, бывшего председателя правления концерна «Силмет Групп» и экс-премьера Эстонии, «стал единственной альтернативой китайским РЗМ», обретя доступ к российскому сырью.

Основное направление деятельности единственной на данный момент полной производственной цепочки ЛГОК–СМЗ–«Силмет» – экспортные поставки. Причина достаточно проста – спроса на эту продукцию внутри страны практически нет. Даже в нефтепромышленности, которая была опорой экономического роста последних лет, РЗО к качестве катализаторов необходимы только двум предприятиям: АО «Салаватнефтеоргсинтез» (годовой объем потребления около 200 куб. м) и Омскому нефтеперерабатывающему заводу (годовой объем потребления около 200 куб. м). Оба завода закупают азотнокислые растворы РЗО у «Силмета».

Что касается госзапасов, то к наиболее известным относятся склады «Уралмонацита» недалеко от Красноуфимска (Свердловская область). На бывших складах продовольствия с 1960-х гг. хранилось около 80 тыс. т радиоактивного монацитового концентрата с содержанием оксидов редкоземельных металлов около 54%, из них оксида лантана – 22–25%. Уже много лет Минатом совместно с правительством Свердловской области разрабатывают программу по переработке этих «залежей», однако дальше ТЭО и его регулярного обновления дело не продвигается.

Потенциал и перспективы

Если посмотреть на графики цен РЗМ за последние несколько лет, бросается в глаза, что пик 2007–2008 гг. у них выражен гораздо меньше, чем у остальных сырьевых товаров. И спад пока даже близко не достиг уровня 2002–2003 гг. Особенно хорошо это видно на примере диспрозия – падение со $155 до $130 за кг после пятикратного роста язык не поворачивается назвать сокрушительным.

Чего, однако, нельзя сказать о стоимости сырья – оно как раз дорожало вполне в традициях биржевых товаров. И падало соответственно. Горнорудная отрасль, как всегда, живет своей жизнью. И причины для этого у нее есть.

Крупнейший мировой поставщик РЗМ на рынок – Baotou Steel Rare Earth Hi-Tech Company. Как нетрудно догадаться из названия – подразделение Baosteel, крупнейшего китайского производителя стали, который может себе позволить временно отказаться от поставок второстепенной продукции на рынок без особого ущерба. Что и было сделано – уже в июне 2008 г. при первых признаках резкого снижения цен на РЗО монополист объявил о прекращении на месяц поставок основным предприятиям – потребителям редкоземельного концентрата и продуктов из индивидуальных оксидов.

Мелкие производители, которых в КНР множество, оказались зажаты в тисках малодоступного, т. е. дорогого, сырья и дешевой конечной продукции, что вывело их за грань рентабельности уже в сентябре 2008 г. Но с точки зрения главных игроков такое развитие ситуации – несомненный плюс.

По сравнению с китайскими компаниями, российско-эстонский «Силмет» – «кроха-сын». Так же невелика и роль России на мировом рынке РЗМ… Причина этого – не только в малых (по китайским меркам) масштабах производства. Как раз российскую добычу и выделение редких металлов вполне можно нарастить и даже стать существенным конкурентом КНР на рынке редких земель. Однако производство РЗМ при всей его сложности не относится к слишком высоким технологиям. Без развития производства конечной продукции (вплоть до тех самых магнитиков на холодильник) мы останемся таким же сырьевым придатком развитых стран, как поставщик нефти или газа.

Кризис обнаружил, что одним из главных качеств любого бизнеса является его устойчивость к изменениям, в частности - нечувствительность к колебаниям цен. Стоимость явно стабилизируется в длинной и уникальной цепочке по выпуску сложной конечной продукции. Пока в нашей стране сохраняется минимум таких высокотехнологичных производств, добывать можно что угодно – все равно оно уйдет на экспорт.

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции