Металлопрокат на Металл Торг.Ру
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Товары и услуги
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Цветные металлы
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


22.10.2008    Что ждет российскую медь?



Обзор медного рынка России в последние годы превращался в довольно неинтересное занятие: состав участников рынка стабилен, их положение – тоже, серьезных скандалов не наблюдалось. Но 2008 г. даже без учета лихорадочной мировой конъюнктуры оказался весьма богатым на события.

Во-первых, состоялся громкий «развод» владельцев компании – лидера медного рынка – ГМК «Норильский никель», господ Потанина и Прохорова. Далее приход в компанию нового собственника – «Русала», т. е. Олега Дерипаски. Еще не до конца ясно, как смена хозяев скажется на инвестиционной, торговой и производственной политике ГМК. Формально в части меди пока все в порядке, обвал ее цен пока не слишком велик, а объем выпуска товарной меди ГМК «Норильский никель» в первой половине 2008 г. увеличился на 3%.

Другую продукцию компании, подешевевшую в разы, мы пока рассматривать не будем.

Для горно-металлургических холдингов, выпускающих российскую медь, в последнее время стала очевидной еще одна тенденция – ускоренная диверсификация деятельности.

В последние годы империя «Норникеля» пополнилась региональной энергетикой, компания строит собственный флот и даже открыла новый терминал в аэропорту Алыкель, который управляется компанией. Сейчас он занялся реконструкцией взлетно-посадочной полосы.

УГМК пошла еще дальше. Начав строительство крупнейшего отеля, она решила добавить к нему (создать) собственную региональную авиакомпанию. Более того, УГМК прикупила контрольный пакет чешского производителя ближнемагистральных самолетов Aircraft Industries.

Обе компании словно забыли про медь и ее сырье. Продажа крупнейшего российского медного месторождения – Удоканского – состоялась без «Норникеля» и УГМК. Оно стало собственностью «Металлоинвеста» и вездесущих «Ростехнологий», ранее никогда не занимавшихся медью.

Почему «все смешалось» и как это произошло? К чему приведет такое развитие событий и что вообще происходит на российском медном рынке, мы и попробуем выяснить.

Российские производители

ГМК «Норильский никель»


По итогам 2007 г. и первой половины 2008 г. ГМК «Норильский никель» сохраняет позицию лидера российского рынка, постепенно наращивая объемы производства (табл. 1).

Существенный рост объемов выпуска меди в 2007 г. был достигнут благодаря процессу слияний и поглощений – приобретению заводов Norilsk Nickel Harjavalta, Tati Nickel и Nkomati. По результатам первого полугодия 2008 г. объем производства меди вырос на 3%, до 208,05 тыс. т. Прогноз на 2008 г. – 415–420 тыс. т, и этот уровень производства планируется сохранить до 2015 г.

Ресурсную базу ГМК планирует увеличить за счет месторождений, прилегающих к Кольской ГМК (Мончегорский рудный район), где, предположительно, залежи меди могут достигать 200 тыс. т. В развитие рудника «Северный-Глубокий» в г. Заполярном ранее планировались инвестиции до $300 млн. Другим медным ресурсом были планы по разработке Быстринского месторождения в Забайкальском крае (утвержденные запасы – 1 млн т меди).

От участия в освоении Удокана (20 млн т меди), который располагается немного севернее, компания отказалась: «Совет директоров считает нецелесообразным самостоятельное участие компании в конкурсе на право освоения месторождения меди «Удокан».

Крупные инвестиции в африканские проекты (более $830 млн) сейчас явно заморожены из-за обвала цен на никель. А основные ресурсы компании, «беднеющей на глазах», как и ряда ее дочек, направлены на обратный выкуп своих подешевевших акций. До конца года «Норникель», по словам гендиректора по экономике и финансам Олега Лобанова, намерен потратить на buy back $650 млн.

Кроме того, продолжается конфликт основных акционеров ГМК. Владимир Потанин, контролирующий от 30% акций группы, фактически полностью отстранил от управления представителей Олега Дерипаски – ОК «Русал» (около 25% акций). Все эти организационные неурядицы на фоне обвала цен на продукцию фактически приостановили развитие компании. В том числе в части меди, приносящей сейчас «Норникелю» около 30% доходов.

Уральская горно-металлургическая компания (УГМК)

Характерной чертой отчетности УГМК является крайняя нелюбовь компании к раскрытию информации. Однако по закону ОАО обязаны это делать. Выход из этой ситуации был найден традиционный для России. Основной производитель меди в холдинге – ОАО «Уралэлектромедь» – занимается почти исключительно (90% производства) переработкой сырья заказчика, т. е. толлингом. Причем этим заказчиком является не номинальная родительская ОАО «УГМК», как можно было бы ожидать, а ООО «УГМК-Холдинг», которое также является единоличным исполнительным органом «Уралэлектромеди». Как известно, ООО не обязано никому сообщать о результатах своей деятельности, и, видимо, в этом владельцы компании видят неоспоримое достоинство данной схемы. В свою очередь, ОАО «УГМК» с 1 июля 2002 г. занимается только тем, что сдает в аренду товарный знак. Причем довольно недорого – порядка 8 млн руб. в год.

Но игры со структурой собственности иногда провоцируют возникновение довольно неприятных ситуаций: в июне 2008 г. ФАС отказалась согласовать «УГМК-Холдингу» сделки по приобретению акций в ОАО «Малышевское рудоуправление» (добыча молибдена) и ОАО «Кольчугинский завод «Электрокабель».

Как пояснил начальник управления контроля промышленности ФАС Алексей Ульянов, отказы по обеим сделкам имеют одну причину – непредставление УГМК информации о составе акционеров. По его словам, последняя информация о бенефициаре от УГМК датирована 1999 г. Ведомство грозилось, что не согласует ни одной сделки для любой из структур компании до тех пор, пока не получит информацию. Если же будут обнаружены уже совершенные сделки, то на компанию будут наложены штрафы или сделки будут аннулированы.

С производственными успехами у УГМК тоже все довольно туманно. Рост производства меди в 2007 г. составил 7,5%, но ни одного сообщения о результатах 2008 г. не поступало – не считать же таковым цифру 3867 руб. в качестве выручки «Уралэлектромеди» от продажи медных катодов в I квартале 2008 г. То ли дела идут очень хорошо, то ли не очень… И судя по тому, что в стране объем производства меди в первом полугодии 2008 г. составил 93,3% от прошлогодних показателей (данные Росстата), а у «Норникеля» он не снижался, УГМК (как, забегая вперед, и РМК) не смогут похвастаться повторением результатов 2007 г.

Известно, что у холдинга УГМК никогда не было излишков сырья. По мнению многих экспертов, имеющиеся месторождения медленно, но верно истощаются. Сейчас холдинг активно разрабатывает несколько средних и малых месторождений: Осеннее, Тарньерское, Султановское и другие. Срок освоения месторождений в среднем составляет 10 лет. Согласно оценкам руководства компании, если ничего не менять, то примерно к 2015 г. объем производства меди холдингом сократится на 30%.

По этой причине УГМК была одним из наиболее заинтересованных участников в освоении Удоканского месторождения. Острота вопроса поиска новых источников сырья косвенно подтверждается и тем, что почти сразу после победы в конкурсе «Металлоинвеста» заместитель гендиректора корпорации «Урал промышленный – Урал полярный» сообщил, что в настоящее время УГМК и госкомпания ведут переговоры о совмест-ной разработке медно-молибденового месторождения в рамках проекта по освоению северных территорий УрФО. Масштаб месторождений там в десятки раз меньше Удоканского, климатические условия и инфраструктура немногим лучше, но выбора, видимо, нет – импорт обходится слишком дорого.

Русская медная компания (РМК)

Для ЗАО «Русская медная компания» 2008 г. начался очень неплохо – компания приобрела одно из богатейших медных месторождений Челябинской области – Михеевское – и активно наращивала мощности своих перерабатывающих заводов. Выявленные ресурсы месторождения составляют 1,66 млн т меди и 2,8 млн унций золота. Напомним, что ранее РМК приобрела Михеевский ГОК у Celtic за $33 млн.

Довольно быстро у РМК шло расширение производства на заводе в Карабаше – за несколько лет мощности были увеличены с 40 тыс. т черновой меди в год до 90 тыс. т к середине 2007 г. Напомним, что в планах стояла цифра 220 тыс. т, однако практика несколько разошлась с теорией.

Планы РМК по строительству ГОКа в Челябинской области оказались под угрозой срыва. Представители общественности Варненского района, где компания решила разместить предприятие, проголосовали против строительства. Гендиректор ЗАО «Михеевский ГОК» Александр Решетников подтвердил, что к августу 2008 г. государственная экологическая экспертиза еще не пройдена, так как проект комбината находится в стадии разработки. Пока в планах руководства РМК – начать строительство карьера и обогатительной фабрики в Варненском районе в конце 2009 г. К этому времени должно быть закончено согласование всех документов.

Освоение плавильных печей Ausmelt, за внедрение которых на заводах РМК австралийская компания даже получила премию в номинации «Производство металлов», тоже пошло не по плану.

По итогам 2007 г. объем выпуска черновой меди в Карабаше составил только 52 тыс. т из-за того, что незавершенное строительство сопутствующей инфраструктуры позволяет использовать печи только на 30% от номинальной мощности. В результате планы производства на 2008 г. существенно откорректировались – до 80 тыс. т.

О назначенном когда-то на I квартал 2008 г. запуске второй очереди ГОКа в Актюбинске (Казахстан) тоже до сих пор ничего не слышно. Судя по всему, объем добычи сохраняется на прежнем уровне – 2,5 млн т руды в год.

Несмотря на наличие месторождений, пока у РМК те же проблемы, что и у УГМК, – мощности по выпуску рафинированного металла превышают объемы доступного сырья. КМЭЗ и Новгородский металлургический завод в состоянии выпускать до 180 тыс. т рафинированной меди и медной катанки в год, но совокупная производительность добывающих предприятий – менее 80 тыс. т меди в год. Отчасти РМК удалось компенсировать нехватку сырья переработкой на КМЭЗ и НМЗ медного лома – доля черновой меди в исходном сырье – менее 40%. В итоге Кыштымскому заводу в 2007 г. удалось выпустить 110 тыс. т меди.

Реалии Удокана

Десятилетиями казалось, что Удоканское месторождение – «голубая мечта» всех российских медников. Как, впрочем, и зарубежных, однако последние к стратегическому месторождению меди и драгоценных металлов допущены не были. Пару лет назад казалось, что лицензия на Удокан стоит многие миллиарды долларов, а с учетом схожих инвестиций на освоение доступна только крупнейшим горно-металлургическим холдингам страны и мира, уровня не ниже «Норникеля» с его отличными финансовыми показателями (2005–2007 гг.).

Российские власти держали паузу 16 лет (ведя дискуссии и переговоры, определение статуса и даже специальное законотворчество), однако продали месторождение едва ли не в самый неподходящий момент – на волне финансового кризиса, пришедшего с Запада в Россию.

Победителя тендера, итоги которого неожиданно были подведены 11 сентября 2008 г., не угадал никто (!) из специалистов. Месторождение досталось… железорудному Михайловскому ГОКу. Причем не обошлось без скандала: по информации РБК, президент РЖД Владимир Якунин заявил, что консорциум «Русская медь», куда входили РЖД, УГМК и ВЭБ, предлагал за лицензию на разработку месторождения $1,7 млрд, тогда как победивший «Металлоинвест» – втрое меньше – 15 млрд руб. ($600 млн).

Эту победу можно было бы объяснить близостью Алишера Усманова к Кремлю и желанием олигарха купить медный бизнес в момент спада на рынке, но предположения будут верны лишь отчасти. Владелец «Металлоинвеста» и МГОКа пообещал заметно больше, чем конкуренты. Он удовлетворил в своих планах желание местных властей получить не только ГОК, но также рафинировочное (металлургическое) и прокатное производства.

Согласно условиям конкурса на Удокан, компания-победитель должна была в течение 30 месяцев утвердить технический проект освоения месторождения, через 5,5 лет запустить первую очередь ГОК мощностью не менее 5 млн т в год, доведя ее за 1,5 года до 33 млн т. И еще через полгода должен начать работу завод по выпуску меди мощностью 200 тыс. т в год.

Желание властей Забайкальского края построить на своей территории максимальное количество предприятий понятно – это новая сфера влияния и поступления в бюджет. А то, что ввиду дефицита сырья не загружены металлургические и прокатные мощности на Урале и не только, местную власть не волнует.

Конкурирующий бизнес-план консорциума «Русская медь» в деталях неясен. Однако УГМК предлагала ограничиться строительством на Удокане ГОКа мощностью 15 млн т, который займется поставкой концентрата на предприятия Урала. Мощность предприятия выбиралось с таким расчетом, чтобы оно было полностью обеспечено имеющимися энергетическими мощностями региона, иначе требовались серьезные вложения в энергетику, что сводило рентабельность к нулю. Объем инвестиций в этот проект предполагался минимальным – на уровне $500 млн (в ценах 2004 г.), а срок окупаемости составлял более 20 лет.

Другой участник консорциума – ОАО «РЖД» – имел в тендере достаточно уникальную позицию. Железнодорожники были в выигрыше независимо от того, кто победит. В случае победы «Русской меди» РЖД избавлялась от крайне затратной и сложной дороги Чара-Чина, которую отказался выкупать «Базэл». При победе Михайловского ГОКа без железнодорожников опять обойтись не смогут – кто-то должен строить ветку к самому месторождению.

Причем ж/д проблемы Удокана этим не ограничиваются. БАМ на прилегающем участке имеет одну колею и близок к предельной пропускной способности – 20–24 поезда в сутки. Создание крупного ГОКа создаст дополнительную нагрузку, что либо парализует дорогу, либо… заставит того, кто всерьез возьмется за Удокан, строить вторую колею. Не поэтому ли «Базэл», который c 2003 г. владеет Чинейским месторождением, не торопится с его освоением?

«Металлоинвест», а особенно «Ростехнологии», все эти сложности не пугают. Обязательства, взятые на себя Михайловским ГОКом, даже превышают условия конкурса. Компания пообещала:

– начать промышленную добычу меди через 5 лет со дня регистрации лицензии;

– построить к этому сроку первую очередь ГОКа мощностью 12 млн т руды в год, организовав переработку до катодной меди;

– за 7 лет обеспечить выход ГОКа на 36 млн т в год;

– за 5 лет построить первую очередь рафинировочного завода, а через 7 лет выйти на проектную мощность 474 тыс. т в год и 62,7 тыс. т медной катанки в год.

Кроме того, «Ростехнологии», со своей стороны, пообещали внести в консорциум доли в российско-монгольских горно-металлургических предприятиях «Эрдэнэт» и Монголросцветмет», больше похожие на «виртуальные» активы, нежели на реальный вклад.

В итоге Роснедра приняли решение в пользу «дочки» «Металлоинвеста» в компании с «Ростехнологиями». Но вот исполнит ли победитель свои «предвыборные» обещания – вопрос довольно сложный.

Отсутствие у Усманова каких-либо медных активов – плюс для Забайкальского края: заинтересованность в строительстве ГОКа и завода, в отличие от Козицина, налицо. Создание крупных предприятий в данном районе – плюс для РЖД: существующих дорог явно будет недостаточно, следовательно, заказы железнодорожникам на строительство и эксплуатацию обеспечены.

Проблема только в том, что соответствующего опыта ни у «Металлоинвеста», ни у «Ростехнологий» нет. Опыт, конечно, дело наживное, но работы по освоению далекого Удокана будут заметно отличаться от добычи руды на «обжитой» Курской магнитной аномалии (см. врезку).

ГМК «Норильский никель» не случайно заявил (после тендера) о готовности участвовать в освоении сложного месторождения. Он единственный, у кого есть опыт добычи и переработки руды при температуре «за бортом» минус 40–50°С. Однако опыта строительства огромного ГОКа и завода в сейсмоопасных горных районах с вечной мерзлотой нет ни у одного из наших производителей. Более того – нет ни у кого в мире.

Перспективы

Обеспеченность сырьем – краеугольный камень не только российской медной промышленности, но и всей горно-металлургической отрасли мира. Сокращение объемов доступных и качественных руд – головная боль подавляющего большинства компаний. В итоге многие «ввязываются» сейчас в перспективные, но крайне рискованные и сложные технико-экономические проекты.

Определяющим фактором целесообразности разработки нового месторождения всегда является рентабельность проекта, прямо зависящая от стоимости его конечной продукции.

Освоение Удокана требует, чтобы рыночная цена меди оправдывала затраты на создание сложной транспортной инфраструктуры, строительство заводов и жилья, внедрение ранее не применявшихся способов добычи. При этом цена продукции должна быть стабильно выше себестоимости производства довольно длительное время – подобный проект не получится при падении цен «заморозить», а через полгода-год вернуться к нему вновь.

Однако как с текущими ценами на медь, так и с ее перспективами ситуация стала крайне неопределенной.

Ранее, в 2003–2004 гг., приход инвесторов (спекулянтов) ознаменовался сокращением складских запасов на бирже LME в 10 раз (рис. 1). Дальше ситуацией управляли они, а не реальные потребители металла. К примеру, резко выросла чуткость цен к изменению запасов меди.

Сейчас, с нарастанием финансового кризиса, инвестбанки, хедж-фонды и прочие спекулянты исчезают, резко сокращая свое присутствие на рынке меди. Биржи, в частности LME, теряют ценовые ориентиры. Реальные потребители, ожидая экономического спада в мире, также не спешат с закупками сырья. За считаные месяцы цены на медь уже обвалились на 25%, причем идет спор, насколько затянется этот процесс.

Оценки крупнейших мировых аналитических агентств и банков, сделанные за последние полгода в части цен меди на 2008 г., неплохо сходятся между собой (табл. 2).

Однако в среднем эти прогнозы уже на 15% выше уровня реальных цен.

Прогнозы западных «специалистов» на 2009 г. уже различаются на 60% (табл. 3).

Все ожидают снижения спроса на медь из-за мирового кризиса. Но производство меди также сокращается, и в стане аналитиков нет единства в вопросе, какой из этих факторов перевесит. Нестабильность в экономике мира нарастает, и ценность всех этих прогнозов стремительно уменьшается.

Требуемый объем вложений в Удокан Минприроды РФ оценило в $1,6 млрд. Судя по всему, эта цифра довольно далека от реальных расходов – уже при первой поездке на место будущего промышленного центра гендиректор холдинга «Газметалл» («Металлоинвест») Максим Басов заявил, что на Удокан, включая также строительство ТЭЦ и освоение близлежащего угольного месторождения, будет потрачено 100 млрд руб. (около $4 млрд).

Это втрое выше чистой прибыли холдинга за 2007 г., а первую отдачу от проекта можно ожидать не ранее чем через 5 лет. Привлечение кредитов еще возможно, но в условиях мирового финансового кризиса становится весьма дорогим удовольствием.

В итоге на главный вопрос: «Будет ли рентабелен проект?» – нет однозначно утвердительного ответа. Рентабельность «Норникеля» уходит корнями в Норильлаг, рентабельность постройки БАМа – в студенческие отряды. Что будет с Удоканом, если цена меди упадет до $4000–5000 за т?

Этот прогноз не кажется нереальным – несмотря на угрозу падения спроса на медь в мире, чилийский министр горной промышленности уже поспешил заявить, что производство сокращаться не будет, так как уровень в $4000 и даже ниже для Codelco является приемлемым.

Но север Забайкалья – совсем не Чили. Совсем рядом с Удоканом «освоенный» БАМ не может заманить железнодорожников на работу даже бесплатным предоставлением квартир. Землетрясения, морозы, ветры, безлюдье и бездорожье при дефиците электричества – что еще надо для производства дешевой меди?

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции

Установите мобильное приложение Metaltorg: