Металлопрокат на Металл Торг.Ру
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Товары и услуги
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Цветные металлы

Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


18.04.2016    Обновленный рынок алюминия



Последние годы мировой рынок алюминия «на слуху» то из-за скандалов вокруг биржевых складов, то из-за обвинений китайских производителей в демпинге, то из-за сообщений о закрытии очередного завода где-нибудь в развитых странах. Но, невзирая на падающие цены, Китай вновь нарастил объемы производства. По данным International Aluminium Institute за 2015 год – на 15%, до 31,7 млн т. Таким образом, по итогам прошлого года Китай выпустил 54,7% мирового алюминия, безоговорочно став ключевым игроком этого рынка. Какие еще изменения произошли за последние годы?

Российский вопрос

Российский алюминиевый рынок внешне выглядит на редкость спокойным и даже скучным. После монополизации производства первичного алюминия «Русалом» долгое время основные новости крутились только вокруг внешнего конфликта с «Норильским никелем» (за контроль и дивиденды).

Но прошло время, с «Норникелем» договорились, а цены на алюминий стабилизировались. Правда, на невысоком уровне – вблизи $2000 за т с учетом премий за поставку металла (здесь и далее размер премий указан для европейского рынка) (рис. 1).


При этом российская компания всерьез озаботилась сокращением наиболее дорогих (по себестоимости продукции) мощностей. Ими, как и следовало ожидать, оказались старейшие алюминиевые предприятия в европейской части России и на Урале. Сибирские заводы с их доступом к дешевой электроэнергии от ГЭС (для них и построенных) прибыль генерировали вполне исправно.

В результате принятых мер с 2012 по 2014 год средняя себестоимость производства алюминия у «Русала» упала с уровня около $2000 до $1740 за т. Но одновременно сократились и объемы выпуска – почти на 600 тыс. т. Ситуация стала накаляться – ведь сокращения шли за счет небольших предприятий и часто означали их остановку, что наиболее критично для металлургов. Однако некоторое облегчение для отрасли явилось в лице Лондонской биржи металлов (LME).

Благодаря «рукотворным» проблемам с фактическими отгрузками алюминия с биржевых складов премии на его поставку ощутимо выросли, доведя реальную стоимость тонны металла до $2500 во второй половине 2014 года.

Российские алюминщики и сами «приложились» к росту премий – биржа планировала ввести новые правила отгрузки и выпустить лишний алюминий на рынок еще 1 апреля 2014 года, но «Русалу» удалось их обжаловать в Высоком суде Лондона.

Введение новых правил было отложено, и к осени 2014 года европейские премии превысили $500 за тонну.

Но полного чуда не случилось, и в октябре того же года LME все-таки отстояла право на введение новых правил, выиграв то самое разбирательство в Лондонском су-де. И размер премий к весне 2015 года упал ниже $200 за т.

Однако «Русал» выиграл время, и этого оказалось достаточно много. Первая девальвация рубля в конце 2014 года опустила себестоимость его производства до $1437 за т по итогам I квартала 2015 года. Эффект от второй, случившейся чуть менее года спустя, полностью оценить пока сложно. По итогам IV квартала 2015 года себестоимость производства у российской компании снизилась до $1410 за т. Сейчас, в 2016 году, она (в долларах США) как минимум не выросла.

В итоге себестоимость российского алюминия более года держится ниже, чем биржевые цены. Она ниже текущих биржевых котировок (примерно $1500 за т) и ощутимо ниже европейских цен с учетом премий за поставку (около $1650 за т по состоянию на вторую половину марта 2016 года).

Поэтому финансовые показатели «Русала» за 2015 год заметно улучшились – на фоне сокращения выручки чистая прибыль составила $558 млн против $91 млн убытков годом ранее. Скорректированная EBITDA выросла не менее впечатляюще – с $1,514 млрд до $2,015 млрд. Компания в III квартале 2015 года даже смогла выплатить промежуточные дивиденды в размере $243 млн – впервые с 2008 года.

«Русал» сократил свои расходы в долларах США практически по всем статьям: по сравнению с 2012 годом на глинозем потратили на 46% меньше, расходы на электроэнергию стали меньше на 35%, затраты на персонал сократились на 45%. Статья «Сырье и прочие материалы» «похудела» на 29% (рис. 2). Но этот график, структура и величина затрат «Русала» вызывает достаточно много вопросов.


Во-первых, надо учитывать, что затраты на производство падали на фоне сокращения самого производства. Так, по сравнению с 2012 годом общие производственные расходы снизились на 33%, а объемы выпуска алюминия – на 13%.

При этом, на наш взгляд, девальвация рубля в 2015 году должна была снизить затраты «Русала» много заметнее. К примеру, по расходам на электроэнергию. Кстати, компания так и предполагала, закладывая в своем прогнозе на 2015 год стоимость электроэнергии в размере 0,49 цента за кВт•ч вместо привычного диапазона 0,8–0,9 цента. По каким ценам получал ее «Русал», остается загадкой: жалоба на 47%-й рост средних тарифов энергетиков была озвучена только в сентябре.

Еще одна аномалия в затратах – это огромный размер упомянутой статьи расходов «Сырье и прочие материалы» (без бокситов и глинозема). По итогам 9 месяцев 2015 года компания отмечала, что закупочные цены на сырой нефтяной кокс по сравнению с аналогичным периодом 2014 года сократились на 24,6%, кальцинированный нефтяной кокс – на 11,9%, сырой нефтяной пек – на 14,6%, пек – на 22,9%.

Кокс и пек необходимы «Русалу» для изготовления анодов, расходуемых в процессе производства алюминия. По данным самой компании, для современных электролизеров типа РА-400 на производство тонны алюминия потребуется 430 кг анодной массы. Для старого оборудования этот показатель больше, но даже в советской литературе он не превышает 550 кг на т. О стоимости используемого кокса в конце 2013 года рассказывал директор по техническому развитию Виктор Манн: продукция БрАЗа и КрАЗа обходилась компании в $209 и $240 за т соответственно, китайский аналог – по $509 за т. Даже если весь используемый «Русалом» кокс был китайским, суммарные затраты на него не достигали $1 млрд за год.

Да, еще есть расходы глиноземного производства, но оно у компании практически полностью сосредоточено на территории России и Украины. А стало быть, подешевело пропорционально курсу рубля/гривны. Подорожали только импортные бокситы – но они проходят отдельной статьей. Если же брать не абсолютные величины затрат, а их доли в общей себестоимости, то окажется, что изменений-то и вовсе нет. Пропорции расходов на глинозем, сырье и электричество у «Русала» держатся на одном и том же уровне, колеблясь в пределах 1%. Немного выросли затраты на бокситы (с 5,7% в 2012 году до 8,7% в 2015-м) и амортизацию (с 5,7 до 7%). Зато персонал стал стоить дешевле – доля расходов на него сократилась с 10 до 8,1%.

В результате остается странное чувство неопределенности – компания, которая должна была снять все сливки с девальвации рубля, получив невиданный «подарок» от государства, имеет весьма крупные и на редкость стабильные траты, практически съевшие выгоду. Не иначе подрядчики и поставщики буквально «раздевают» алюминиевого гиганта.

Впрочем, помимо гипотетических злодеев-поставщиков, у компании есть реальные и не самые миролюбивые конкуренты. Более того – из региона, где о рекордно низких издержках производства и поддержке со стороны государства знают не меньше нашего.

Китайский ответ

Еще несколько лет назад крупнейших производителей алюминия в мире было три – отечественный «Русал», американская Alcoa и китайская Chalco. Мы неоднократно разбирали их состояния и подход к бизнесу. Упрощенно глобальные ценности «заклятых друзей» можно было бы сформулировать так: «Русал» – «производим много и дешево», Alcoa – «все сами – от бокситов до самолетов», Chalco – «зарабатываем на чем угодно».

Каждый из подходов имеет право на существование, каждый имеет свои достоинства и недостатки.

Особенными прибылями похвастаться никто не мог, но у Alcoa состояние все-таки было получше. За последние 5 лет компания сгенерировала $1,54 млрд убытков против $3,87 млрд «Русала» и $3,75 млрд – у Chalco. Выручка компании, благодаря деятельности в сферах высокого передела, была вдвое выше русаловской, но чуть ниже, чем у Chalco. Зато у Alcoa был (и есть) наименьший пакет кредитов и наибольший показатель EBITDA.

Chalco, имея схожий с «Русалом» объем производства алюминия, за счет непрофильных видов бизнеса имеет сопоставимую с Alcoa выручку, но зарабатывает меньше. Закредитованность этой компании и вовсе поразительна – в 2013 году чистый долг превысил $21 млрд, сейчас он близок к $18,5 млрд. Как бы то ни было, в принципе рынок алюминия в мире был поделен и стабилен.

Поэтому призыв Олега Дерипаски к более строгой «дисциплине» и ограничениям предложения своей продукции на рынке, впервые прозвучавший в начале 2014 года, выглядел довольно неожиданно. Причем со временем эта мысль стала звучать все чаще и настойчивее. В Европе и Америке с сокращениями на тот момент все уже было в порядке, поэтому нетрудно догадаться, что адресатом были китайские алюминщики.

Что же такого они натворили? Всего-навсего – создали нового лидера мировой алюминиевой отрасли (рис. 3).


China Hongqiao Group – типично китайская компания. С момента основания в 1994 году по 2002 год компания занималась изготовлением и торговлей джинсами и джинсовой тканью. Затем у нее появилось подразделение, занявшееся теплоэнергетикой. Первый алюминиевый актив появился у группы только в сентябре 2006 года, после покупки у Chuangye Group завода мощностью 156 тыс. т алюминия в год. Через полгода у той же компании было куплено еще 100 тыс. т мощностей, и к концу 2007 года после модернизации общая мощность предприятий уже превышала 300 тыс. т в год. За следующие два года было построено еще несколько цехов, и активы China Hongqiao могли выпускать уже 740 тыс. т алюминия в год.

В начале 2010 года все у той же Chuangye Group был куплен очередной завод мощностью 160 тыс. т. Далее компания активно наращивала производственные мощности, инвестировав (совместно с еще 3 партнерами) в строительство глиноземного завода в Индонезии мощностью 2 млн т в год около $1 млрд.

К концу 2013 года China Hongqiao Group уже обладала предприятиями совокупной производственной мощностью 3 млн т, через год – 4 млн т, к декабрю 2015 года – 5,2 млн т. В марте 2016 года компания анонсировала планы по их увеличению до 6 млн т к концу текущего года.

Кроме того, компания начала получать бокситы с еще одного совместного предприятия в Гвинее. На первом этапе добыча должна составить 5 млн т в год, но планируется ее расширение до 10 млн т, а позднее – и 30 млн т в год.

В итоге буквально «из ничего» стремительно вырос сырьевой и алюминиевый гигант, обогнавший по объемам производства традиционную тройку лидеров.

Впрочем, в декабре 2015 года китайская компания решила «откликнуться» на призыв Дерипаски и объявила о немедленной остановке 250 тыс. т мощностей. Надо полагать, самых старых и нерентабельных.

Но чудес не бывает даже в Китае. В любой деятельности, связанной с производством чего бы то ни было, взрывной рост возможен только на чужие деньги. В случае с China Hongqiao это тоже верно. Чистый долг компании вырос за 5 лет в 20 раз и сейчас составляет $9,8 млрд. По долгам и показателю «долг/EBITDA» китайцы находятся примерно на одном уровне с «Русалом» и ощутимо выше Alcoa (рис. 4).


Дело в том, что при огромном объеме производства выручка China Hongqiao даже меньше, чем у основных конкурентов (рис. 5).


Компания, судя по всему, играет «на выбывание», надеясь просто разорить конкурентов. Кажется, что эта стратегия может быть оправданна – Chalco мощности сокращает (1 млн т в 2013 году), Alcoa тоже (500 тыс. т в 2015 году), «Русал» не отстает (800 тыс. т в 2014 году, возможно, еще 200 тыс. т в 2016 году). Проблема в том, что мощности пока сокращаются избыточные, дорогие. Те, на которых производство и ранее было невелико.

Поэтому ключевым становится вопрос, насколько длинные деньги удалось привлечь China Hongqiao. По мнению Олега Дерипаски, китайские производители фактически спонсируются государством. В этом с ним придется согласиться – у China Hongqiao могут быть более новые электролизеры, чем у Chalco, но расходы на электроэнергию, топливо, транспорт и рабочую силу должны быть идентичны. И если компания производит больше всех, денег за это получает меньше всех, но постоянно показывает наибольшую прибыль (рис. 6) – значит, рентабельность ей обеспечивает какой-то внешний источник.


В таком случае главным фактором становится способность и желание Китая продолжать вкладывать деньги в свои предприятия на фоне растущей неопределенности возврата.

На государственном уровне власти Китая явно не особенно в восторге от таких перспектив – Chalco заставили в IV квартале 2015 года продать логистическое подразделение и долю в алюминиевом заводе. Как и в 2013 году, только этот шаг позволил ей показать прибыль по итогам года (еще в октябре 2015 года убытки компании составляли $146 млн).

Частной China Hongqiao власти приказывать не могут. Но вот банкам-кредиторам, которые в конечном счете замыкаются на Народный банк Китая, – запросто. Поэтому будут ли власти спасать нового мирового лидера в случае «маржин колла» – вопрос открытый.

Выводы

Подводя итоги, хочется отметить относительно позитивные итоги 2015 года для основных мировых производителей алюминия. Все, кроме Alcoa, сумели завершить год с прибылью. Американская компания получила убыток по году только из-за резко убыточного IV квартала ($500 млн), который стал таковым после списания $565 млн в результате закрытия предприятий и неравномерной выплаты налогов. Остальные участники просто провели аналогичные операции раньше.

Котировки алюминия на бирже, как и премии на него, пока расти не собираются. По состоянию на конец марта 2015 года за тонну алюминия предлагали менее $1500, премии на поставку в Европу держались в диапазоне $120–150 за т, а запасы металла на складах LME и ShFE совокупно достигают 3,2 млн т.

Дефицита металла нет и непредвидится. За 2015 год в мире выпуск увеличился на 9% при росте спроса на 5,5%. Прогнозы по спросу на 2016 год от «Русала» и Alcoa – увеличение примерно на 6%. Но Китай снова может все испортить. Как уже было сказано, только China Hongqiao планирует добавить 800 тыс. т к собственному производству.

С другой стороны, падать ниже текущего уровня цен китайцам уже некуда. По итогам 2015 года China Hongqiao показала среднюю цену продаж своего алюминия около $1650 за т, что даже ниже среднегодовой биржевой цены ($1660 за т). Средняя цена реализации у Chalco за тот же период – $1740 за т, у «Русала» – $2001 за т, у Alcoa – $2069 за т.

В условиях роста долговой нагрузки (а значит – и платежей) дальнейший демпинг оборачивается против самих китайцев. Теоретически, конечно, при поддержке государства долг можно даже удвоить, но уже очевидно, что совсем уничтожить конкурентов не удастся. Сверхдешевая электроэнергия «Русала» и диверсифицированность Alcoa позволят им удержаться на плаву. А вот долю рынка China Hongqiao «отгрызет». Впрочем, эта доля в Китае же и расположена, так что никого другого туда пускать и не собирались.

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции