Металлопрокат на Металл Торг.Ру
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Товары и услуги
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Сырье
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


10.03.2011    Рынок металлургического угля и кокса в 2010–2011 годах (Часть I)



Мировой рынок сырья в 2010 г. завершился на высокой ноте. Производство стали в прошлом году выросло до рекордных показателей, что обеспечило значительный спрос и рост цен на металлургическое сырье, включая коксующийся уголь и доменный кокс.

Позитивные показатели 2010 г. заложили благоприятную основу для развития мировой рыночной конъюнктуры в 2011 г. Причем промышленные аналитики включают коксующийся, а также энергетический уголь в число наиболее привлекательных видов сырья в текущем году. Вместе с тем производство, а значит, и предложение металлургического угля на мировой рынок в 2011 г. Будет явно ограничено со стороны главного его поставщика – Австралии – из-за катастрофических наводнений в конце прошлого, а также начале текущего года.

В результате сложившейся плачевной ситуации в Австралии, а также вследствие растущего спроса развивающихся экономик цены на коксующийся уголь в настоящее время достигли исторических рекордов. При этом эксперты ожидают дальнейшего их роста.

Отметим, что в 2010 г. компании BHP Billiton все-таки удалось уговорить своих клиентов в Японии перейти на ежеквартальные договоры поставок коксующегося угля (аналогичная ситуация в прошлом году сложилась и на рынке железной руды).

Однако теперь, на фоне задержек в производстве австралийского сырья и его отгрузок, вызванных проливными дождями в штате Квинсленд (богатом на залежи коксующегося угля), BHP Billiton предложила крупным японским сталепроизводителям с апреля 2011 г. устанавливать цены на металлургический уголь ежемесячно. Естественно, производители металла в Японии стали в оппозицию к такому предложению, утверждая, что частые изменения цены усилят волатильность производственных издержек, которые в последнее время и так растут быстрее, чем спрос на сталь.

Тем не менее в конечном итоге цены и спрос на коксующийся уголь будут зависеть от развития мировой металлургии.

Каково настоящее состояние мировых рынков металлургического угля, кокса и стали? Каких результатов достигли его участники в 2010 г.? А также каковы перспективы их развития в ближайшем будущем?

Мировой рынок

Как известно, потребность человечества в энергетических ресурсах постоянно растет. Сейчас уголь на 27% обеспечивает мир первичной энергией и из него производят 41% глобального электричества. В последние годы в мире добывается около 6 млрд т каменного угля, тогда как 20 лет назад – примерно 3,5 млрд т.

Добывают уголь в 70 странах мира, однако практически всю мировую торговлю этим сырьем контролируют 4 компании – Xstrata, Rio Tinto, BMA и Anglo American.

Растущая часть – около 13% (720 млн т) из общего объема добычи каменного угля в мире – используется сейчас в металлургической промышленности, обеспечивая почти 70% глобального производства стали (в доменном процессе). Требования к качеству этих углей весьма специфичны и высоки, а многие страны не имеют или выработали подходящие угольные месторождения.

Поэтому все выше доля этих дефицитных видов угля в мировой торговле.

Сегодня коксующийся уголь занимает около 25% на мировом рынке товарного угля, причем является наиболее быстрорастущим и наиболее волатильным сегментом на угольном рынке.

В 2010 г. объем мировой торговли металлургическим углем, по оценочным данным австралийского бюро экономики сельского хозяйства и ресурсов ABARE (ввиду отсутствия официальной статистики), увеличился на 17% по сравнению с 2009 г., до 259 млн т.

Такой значительный рост произошел в результате повсеместного послекризисного восстановления мировой экономики, стартовавшего в прошлом году, повышения спроса со стороны металлопотребляющих отраслей, увеличения загрузки сталепроизводительных мощностей до 100% и, соответственно, роста потребности в металлургическом сырье. Так, по данным WSA, мировое производство стали в прошлом году выросло на 15%, до нового рекордного уровня – 1,414 млн т.

Спрос на товарный коксующийся уголь многие годы традиционно поддерживался развитыми экономиками стран ЕС, Японии и Южной Кореи. В 2010 г. в странах Европейского союза зарегистрирован 24,5%-й рост производства стали (до 172, 9 млн т), в основном за счет Германии (где увеличение составило 34%), Италии (+30%) и Франции (+20%), общая доля которых в выпуске металла в регионе составляет 50%. Производство стали в Японии в прошлом году выросло на 25,2% (до 109,6 млн т), а в Южной Корее – на 20,3% (до 58,6 млн т).

При этом импорт металлургического угля в ЕС, Японию и Южную Корею в прошлом году по сравнению с 2009 г. увеличился на 12% (до 46 млн т), 15% (до 52 млн т) и 47% (до 22 млн т) соответственно. В 2011 г. Южная Корея, Япония и ЕС могут нарастить импорт угля для производства стали на 14, 8 и 4% соответственно на фоне ожидаемого дальнейшего позитивного развития металлургии (рис. 1, 2).





Отметим, что в последние годы опережающими темпами растет этот импорт в Китай и Индию, которые в общей сложности уже потребляют более четверти товарного металлургического угля в мире. Так, поставки коксующегося угля в Индию в 2010 г. выросли на 9%, до 25 млн т, тогда как производство стали в стране повысилось на 6,4%, до 66,8 млн т. Напомним, что индийское правительство стремится к значительному расширению стального сектора в стране – до 150–200 млн т к 2020 г. Однако эта страна (а именно крупнейшие ее сталепроизводители Tata Steel, Steel Authority of India и JSW Steel) имеет ограниченные внутренние ресурсы высококачественного металлургического угля. Поэтому у местных металлургов одна надежда – увеличение импорта коксующегося сырья, объемы которого к 2013 г. могут приблизиться к уровню 38 млн т, к 2017 г. – 60 млн т, а к 2020 г. – 90 млн т.

Так, одна лишь компания JSW Steel Ltd планирует в 2011 г. увеличить поставки кокса из Австралии как минимум на 40%, в частности за счет 47%-го роста своего доменного производства на фабрике Vijayanagar в южном штате Карнатака, до 10 млн т в марте текущего года.

Часть импорта с I квартала 2011 г. будет обеспечивать JSW Steel’s US, мощности которой компания приобрела в мае 2010 г. При этом JSW планирует использовать не более 700 кг угля на тонну производимой стали, что на 10% ниже аналогичных показателей ее индийских конкурентов.

Отметим, что лидер стальной отрасли Индии – Tata Steel – покупает весь коксующийся уголь для своих европейских металлургических активов (Corus), в то время как внутренние потребности компании наполовину обеспечиваются морскими поставками угля.

Steel Authority of India (SAIL), второй крупнейший в стране меткомбинат, импортирует сейчас около 70% нужного ему сырья.

Китай

В Китае импорт металлургического угля в прошлом году вырос на 18%, до 44 млн т, почти вдвое обогнав темпы роста выплавки стали (на 9,3%, до 626,7 млн т).

Китай явно продолжит оставаться крупнейшим производителем стали в мире, причем становится все более заметным потребителем металлургического сырья. Несмотря на усилия китайских властей сократить уровень старых и неэффективных небольших металлургических заводов, в стране опережающими темпами продолжается создание новых стальных мощностей.

К примеру, в настоящее время в КНР реализуется 4 крупных новых проекта строительства на береговой линии Китая (с ориентацией на морские поставки импортного сырья, включая уголь).

Сюда входит проект Fangcheng компании Wisco в провинции Гуанси, проект Zhanjiang компании Baosteel в юго-восточной части Китая, а также проекты Bayuquan и Caofeidian в северо-восточной части страны.

По технологии эти проекты, которые пополнят мощности КНР на 100–120 млн т стали, будут включать большие доменные печи, ориентированные на высокую производительность и качество стали, т. е. требующие меньше зольности и серы в коксующем угле.

Однако в Китае, обладающем богатыми запасами энергетического угля, относительно низкие запасы металлургического угля, которые насчитывают около 28% от общего объема угольных месторождений. А высококачественный твердый коксующийся уголь – это не более 10% из них.

В настоящее время большая часть китайского металлургического угля поступает на внутренний рынок из провинции Шаньси, где добыча угля (рядовых сортов) в 2005–2008 гг. варьировалась на уровне 150–170 млн т, но в 2009 г. сразу упала до 81 млн т. Фактически производство угля в Шаньси начало резко сокращаться после 2007 г.

Далее спад ускорился как под воздействием кризиса, так и под влиянием «показательной» программы массовой реструктуризации угольной промышленности с объединением небольших угольных шахт в крупные компании. В провинции Шаньси она стартовала в апреле 2009 г., шла с большими проблемами и только в 2010 г. почти завершена.

В итоге восстановление этого производства идет очень медленно (по состоянию на 25 декабря 2010 г. добыча в Шаньси с трудом превысила 100 млн т).

Дополнительные поставки коксующегося угля на рынок КНР обеспечивают провинции Гуйчжоу, Хэнань, Юньнань и Аньхой, однако производство в каждой из них составит лишь 10–40 млн т угля в год.

Средняя производительность китайских угольных шахт составляет 0,2 т в час, тогда как в США этот показатель равен 3,2 т в час. Причем качество коксующегося угля в Китае постоянно снижается из-за практически полной выработки его лучших запасов.

Кроме того, по-прежнему узким местом в поставках местного металлургического угля является его транспортировка по железной дороге. Как и раньше, правительство КНР отдает предпочтение ж/д перевозкам энергетического угля в осенне-зимний период, тогда как отгрузки коксующегося угля остаются ограниченными. Улучшения ситуации эксперты ожидают в 2011 г., когда будет введена в строй 944-километровая железнодорожная линия TaiZhongYin, которая свяжет столицы провинций Шаньси и Нинся.

Также уже традиционно поставки китайского угля нарушаются в результате сезонных факторов. В частности, из-за плохих погодных условий в зимний период срываются запланированные добыча и отгрузки коксующегося угля на местные меткомбинаты.

На фоне внутренних особенностей добычи угля, расширения стальных новых мощностей и 10–15%-го роста промышленного производства в Китае ожидается долгосрочный рост спроса на коксующийся уголь, особенно высокого качества из-за рубежа.

По разным оценкам, рост импорта металлургического угля в 2011 г. в КНР может составить от 2 до 14%, т. е. до 45–50 млн т, тогда как к 2015 г. – до 100–110 млн т (табл. 1).

Собственное производство металлургического кокса в Китае в 2010 г. составило 365 млн т (в 2009 г. – 355,1 млн т), для чего потребовалось около 510 млн т угольного концентрата (в 2009 г. – 500 млн т). Между тем доля импорта в потреблении металлургического угля в стране составила всего 9% (в 2009 г. – 7%). Притом что темпы роста производства кокса и металлургического угля в Китае в 2010 г. относительно предыдущего года составили 2–3%, рост внешних поставок коксующегося угля достиг почти 30%. Заметим, что норма потребления кокса в январе–октябре 2010 г. в Китае составила 369 кг на тонну металла, что значительно меньше аналогичного уровня в Индии (700 кг). При этом доля коксующегося угля в себестоимости производства тонны китайской стали составляет 26% (железной руды – 40%).

В небольшой степени дефицит этого сырья поддерживается падающим, но сохраняющимся экспортом кокса из страны. Министерство торговли Китая (MOC) в конце прошлого года допустило 41 компанию к экспорту 4,6 млн т кокса в 2011 г. (в 2010 г. было разрешено экспортировать 6,10 млн т). Отметим, что эти лимиты могут быть не выполнены, как и в прошлом году, когда поставки кокса на внешний рынок составили всего 3,3 млн т.

Китайские власти по-прежнему стараются свести к минимуму экспорт кокса, используя 40%-ю вывозную пошлину. Однако выгодные экспортные цены опять противостоят росту внутренних потребностей в металлургическом сырье. В итоге баланс и перспективы этого рынка в КНР специалисты все же оценивают в пользу ввоза угольного сырья и быстрого роста внутреннего потребления (табл. 1).



Отметим также, что оценочные данные компаний CEIC и SXCoal по 2010 г. оказались частично заниженными ввиду недооценки позитивного развития металлургии в Китае.

Австралия

В отличие от Китая, выдвигающегося на роль главного потребителя, Австралия долгие годы остается лидером поставок товарного металлургического угля на мировой рынок. На долю Зеленого континента приходится около 2/3 мировой торговли коксующимся углем, причем до 90% его добывается в северо-восточном штате Квинсленд.

В 2010 г. австралийский экспорт коксующегося угля вырос относительно 2009 г. на 9%, до 159 млн т, и обеспечил 65% этих мировых поставок (рис. 3, 4).





Причем этот рост и суммарный объем экспорта из Австралии мог быть значительно выше.

Однако масштабное стихийное бедствие – проливные дожди и наводнения, начавшиеся в ноябре 2010 г. с тропических штормов и достигшие своего пика в январе 2011 г., перевернули жизнь австралийского штата Квинсленд.

Зоной бедствия было объявлено 75% территории штата, сопоставимого с площадью Северо-Западного федерального округа России или Франции и Германии, вместе взятых.

Специалисты спорят о масштабах наводнения, называя его сильнейшим в Австралии за последние 50 лет. Другие говорят о рекорде за все время наблюдений.

В результате наводнения десятки тысяч человек были вынуждены покинуть дома. Под угрозой оказались свыше 40 тыс. промышленных объектов, включая предприятия, рудники и аэропорты. В штате было почти полностью приостановлено строительство, в том числе сооружение огромного автодорожного тоннеля в Брисбене (столице Квинсленда) стоимостью $4,1 млрд. Были затоплены или размыты автомобильные и железные дороги, станции, порты.

Ливни и наводнения разрушили или парализовали работу многих угольных, в том числе добывающих коксующееся сырье, шахт (всего 48 из 57 в регионе).

Причем устранение последствий стихийного бедствия потребует весьма длительного времени.

Квинслендская национальная железная дорога (QRN) уведомила, что объемы перевозок по железной дороге на 3 месяца будут снижены из-за ремонтов, хотя большая часть ее инфраструктуры на данный момент (февраль 2011 г.) вновь открыта.

Железнодорожная ветка Rolleston к западу от Тувумбы не будет работать в течение 3 месяцев, так как там провалы и оползни.

Главная железнодорожная ветка для вывоза коксующегося угля Goonyella, ведущая в порт Пункт Сена и залив Далримпл, эксплуатируется со значительным снижением скорости поездов, примерно на 80% мощности. В порту Глэдстоун, работающем на экспорт, в феврале осталось 500 тыс. т запасов коксующегося угля при норме 6 млн т.

В целом железные дороги в Квинсленде сейчас работают на 55% суммарной мощности.

Напомним, что увеличение пропускных способностей портовых и железнодорожных мощностей всегда было одним из самых насущных вопросов для страны, однако в сегодняшних условиях речь идет не о расширении, а хотя бы о скорейшем их восстановлении.

Напомним, что, по оценкам ANZ Bank, на штат Квинсленд приходится до 41% от мирового экспорта коксующегося угля и именно он «попал под удар стихии».

Многие горнодобывающие компании объявили форс-мажорную ситуацию и временно прекратили добычу коксующегося угля и его поставки.

В списке пострадавших такие гиганты добывающей отрасли, как BHP Billiton, Rio Tinto, Vale, Anglo American, Xstrata, Peabody Energy, Metallurgical Coal, Macarthur Coal, New Hope Coal и Aquila Resources. Всего о форс-мажоре объявили 50–60% угледобывающих предприятий в Квинсленде, производящих ежегодно около 60–65 млн т коксующегося угля. Наводнение коснулось и производителей энергетического угля, добывающих в регионе около 30 млн т.

Компании BHP Billiton и Rio Tinto до сих пор не отменили объявленный форс-мажор на большей части своих угольных шахт, но уже приступили к работе и только сейчас, в феврале, возвращаются к более-менее нормальному режиму.

Вместе с тем в результате ливней и наводнений в Квинсленде добыча коксующихся углей в IV квартале 2010 г. упала на 30% по сравнению с III кварталом, а отгрузки сырья – на 15%.

В частности, компания BHP Billiton в октябре–декабре 2010 г. снизила добычу металлургического угля на 24%, до 7,787 млн т, а по сравнению с октябрем–декабрем 2009 г. – на 12%.

По данным ABARE, из-за наводнения в Квинсленде экспорт угля сократится к марту текущего года на 16,5 млн т, что обойдется в $2,5 млрд недополученной прибыли. А эксперты Deutsche Bank прогнозируют, что рынок коксующегося угля в 2011 г. может потерять до 18 млн т, в то время как мировой спрос в 2011 г. вырастет до 265 млн т.

«Потенциальный дефицит на рынке коксующегося угля может стать чрезвычайным в течение I квартала 2011 г., – полагает аналитик Deutsche Bank Даниэль Бребнер. – Это может оказать влияние и на другие рынки, в частности стали и железной руды, а также на рынок энергетического угля».

По оценкам экспертов, в целом ущерб от наводнения может составить порядка $5–7 млрд.

Между тем австралийские штаты готовятся к сохранению сложных метеорологических условий. Помимо Квинсленда, угроза проливных дождей, циклонов и наводнения вновь нависла над штатами Новый Южный Уэльс и Виктория.

Ожидается, что климатические аномалии, уже продолжающиеся полгода, продлятся вплоть до марта 2011 г.

А осенью вновь ожидается сезон дождей, активизацию которых в Австралии ряд специалистов связывает с известным глобальным потеплением.

Северная Америка

Канада в 2010 г. поставила на мировой рынок 25 млн т металлургического угля, что на 14% больше, чем в 2009 г. Рост экспорта был подкреплен сильным спросом со стороны Восточной Азии, в частности Японии, Китая и Южной Кореи. В текущем году канадский экспорт коксующегося угля может вырасти на 8%, до 30 млн т, в результате расширения деятельности крупнейшей горнодобывающей компании страны Teck Resources и достижения максимальных объемов производства, которое компания ставит выше стратегии минимизации расходов.

Специалисты отмечают, что в 2010 г. весьма значительно вырос экспорт коксующегося угля из США. Несмотря на скромные оценки ABARE (34 млн т), по данным американской статистики EIA (Управление энергетической информации США), вывоз металлургического угля из страны подскочил до 55 млн т, самого высокого уровня с 1991 г. Внешние американские поставки устойчиво растут на фоне дефицита этого сырья в мире и упомянутых проблем с добычей и транспортировкой угля в Австралии.

Индийская Steel Authority of India Ltd сообщила, что в 2011 г. намерена импортировать коксующийся уголь из США (вместо Австралии). Компания уже зафрахтовала балкер дедвейтом 75 тыс. т для перевозки угля с Восточного побережья США в Индию. При этом последний раз SAIL импортировала американский уголь еще в ноябре 2010 г.

Другие азиатские сталепроизводители из-за наводнений в Австралии также вынуждены были искать альтернативные объемы угля, в частности в США, Индонезии и ЮАР.

При этом внутреннее потребление коксующегося угля в США в последние годы стабильно снижается. Во-первых, это произошло ввиду известного экономического кризиса. Во-вторых, работает долговременная тенденция сокращения выплавки стали национальной металлургией из чугуна по причине дороговизны сырья и борьбы за экологию. Поэтому сталепроизводители США расширяют использование альтернативных технологий, в частности электродуговой выплавки стали (с использованием лома), доля которой в настоящее время достигла 60% от общего производства по сравнению с 50% в 2002 г. В 2010 г. объем экспорта металлургического угля из США вырос по всем оценкам и крупнейшим его импортером осталась Бразилия. Однако значительно увеличились поставки американского угля в целую группу стран: Нидерланды, Польшу, Турцию, Украину, Китай, Индию, Японию и Южную Корею. В 2011 г., по данным XCoal Energy & Resources американский экспорт коксующегося угля может достигнуть 55 млн т, а по мнению EIA – 65 млн т.

Крупнейший американский поставщик Walter Energy Inc. быстро отреагировал на улучшение конъюнктуры. В конце 2010 г. он договорился о покупке 56% акций канадской компании Western Coal за $3,3 млрд «с целью восстановления уровня добычи угля к докризисным показателям». Итог этой сделки – превращение Walter Energy в третьего крупнейшего в мире производителя коксующегося угля после BHP Billiton и Teck Resources.

Теперь – о новых угольных проектах, весьма масштабных, но строящихся с нуля, например в Монголии и Мозамбике.

Мозамбик

Бразильская горнодобывающая компания Vale намерена в срок (в середине 2011 г.) завершить свой проект «Моатиш» (Moatize) в Мозамбике с инвестициями в объеме $1,3 млрд. По оценке австралийской Riversdale Mining Ltd (владеющей частью месторождения), его ресурсы категории indicated (установленные) оцениваются в 1,7 млрд т. Причем до глубин 300 м расположено около 70% углей.

Сообщается, что экспорт угля с этого рудника должен начаться уже в августе текущего года, в чем весьма заинтересованы индийские сталепроизводители: SAIL, JSW Steel и Jindal Steel & Power, к которым весьма удобна доставка этого угля морским путем. Однако эксперты сомневаются, что Moatize выйдет на полную мощность даже к концу текущего года.

Интерес к Мозамбику (проектам Zambezi и Benga) проявляет и другой горнорудный гигант – компания Rio Tinto. Она, в частности, намерена приобрести контрольный пакет Riversdale за $3,75 млрд (ранее это предложение составляло $3,5 млрд). Однако переговоры идут достаточно сложно – часть компании Riversdale уже контролируют металлурги (24% – индийский сталепроизводитель Tata Steel, а 13% – бразильская CSN).

Богатыми месторождениями угля в Мозамбике заинтересовались также консорциум индийских компаний, среди которых производитель стали SAIL и энергетическая компания NTPC, швейцарская Xstrata, южноафриканская Anglo American и американская Peabody Energy. Ряд промышленных экспертов полагает, что по мере освоения всех этих месторождений – через 15 лет – Мозамбик станет вторым крупнейшим экспортером коксующегося угля после Австралии.

Монголия

Запасы угля Монголии огромны и ориентировочно оцениваются в 150 млрд т. На сегодня известны 200 проявлений угольных месторождений в стране, но только на 80 из них проведены геолого-изыскательные работы.

Месторождение Таван-Толгой, расположенное на юге Монголии, в 200 км от границы с Китаем, считается одним из последних в мире неосвоенных крупных месторождений угля с разведанными запасами 6,5 млрд т, причем 40% из них – коксующиеся марки. Для сравнения: запасы крупнейшего в России Эльгинского месторождения – только 2 млрд т.

Среди претендентов на участие в разработке этих мощнейших запасов угля сейчас числятся крупнейшие корпорации мира, в том числе ArcelorMittal, Vale, Xstrata, консорциум Mitsui и Shenhua, Peabody, Fortescue Metals, Mesco Steel и Erdos. Из российских инвесторов на Таван-Толгой также претендует En+ Group Олега Дерипаски и ОАО «Российские железные дороги» (РЖД). Всего заявки на Таван-Толгой уже подали 15 компаний.

Инвесторам будет предложено 30% акций монгольской госкомпании Erdenes MGL, которая будет иметь контроль над месторождением Таван-Толгой.

Однако Монголия не имеет выхода к морю, а потому единственной возможностью транспортировки добываемого на месторождении угля являются железные дороги. Ранее правительство Монголии разрабатывало проект строительства отдельной ж/д ветки по кратчайшему направлению вывоза – с Таван-Толгоя в Китай.

Однако далее власти страны испугались монополии единственного покупателя – могущественного Китая.

Летом 2010 г. решено «включить» этот путь в общенациональную систему железных дорог, т. е. в конечном итоге обеспечить выход в Россию – на Транссибирскую железнодорожную магистраль. Считается, что это позволит получить дополнительные инвестиции (ОАО «РЖД»), а также диверсифицировать поставки угля разным потребителям.

РЖД оценивают общие затраты на создание железнодорожной ветки для транспортировки угля в $1,8 млрд, на модернизацию инфраструктуры (вплоть до дальневосточных портов) и закупку специального подвижного состава уйдет еще $2,3 млрд.

Однако ОАО «РЖД» намерено получить свою долю доходов от транспортировки угля по всем направлениям.

Уже в этом году монгольская компания Energy Resources Llc (в сотрудничестве с японской Sumitomo Corp.) планирует осуществить пробную отправку из Монголии более 10–15 тыс. т угля для стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), в частности в Японию.

Другая монгольская компания – SouthGobi Resources – в декабре 2010 г. вступила в стратегический альянс с Winsway Coking Coal Holdings. Уже заключен коммерческий контракт, по которому в 2011 г. будет поставлено 3,2 млн т угля компании.

Далее по 5-летнему стратегическому соглашению SouthGobi будет продавать по 2 млн т угля ежегодно. Winsway’s будет поставлять монгольский уголь потребителям в Китае.

Третья местная компания – Mongolian Mining Corp. – сообщала, что планирует увеличить производство коксующегося угля с 1,8 млн т в 2009 г. до 3,8 млн т в 2010 г., 7 млн т в 2011 г. и 10 млн т – в 2012 г.

Однако все эти масштабные планы явно «упрутся» в недостаток транспортной инфраструктуры в Монголии. Специалисты отмечают, что в 2011–2012 гг. новые монгольские проекты не внесут какого-либо значимого вклада в мировой рынок предложения коксующегося угля, поскольку развитие нужной инфраструктуры даже при наличии инвестиций – дело не одного года. А может, и десятилетий, поскольку власти Монголии боятся продешевить (на нетронутых залежах природных ископаемых) и крайне медленно выходят на нужные организационные решения.

Быстрее, например, осваиваются якутские месторождения углей в России.

Однако о нашем угле, о коксе и ценах мы расскажем во второй части этой статьи.

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции