Металлопрокат на Металл Торг.Ру
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Товары и услуги
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Сырье
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


10.03.2016    Уголь и кокс: черная полоса? (Часть I)



Бесперспективный уголь?

Во всем мире угли для энергетики и металлургии добываются одними и теми же компаниями по весьма схожим технологиям. При этом, в зависимости от состава добываемых углей, есть месторождения менее и более «удачные» по соответствию требованиям металлургии. Также – более удобные для производства концентратов углей нужных коксующихся марок и т.п., вплоть до выпуска доменного кокса. Больший дефицит металлургических углей диктует их более высокие цены (в 1,5–2 раза) по сравнению с энергетическими марками, но стоимость и тех и других за последние несколько лет буквально обвалилась.

С 2011 года мировые цены на энергетический уголь упали почти в 4 раза (с уровня около $140 до $44–50 за т), еще заметнее снизились цены на коксующиеся угли. По данным Platts, стоимость тонны высококачественного коксующегося угля (FOB Австралия) снизилась с $300 до $73–74 в феврале 2016 года. Согласно данным авторитетной финансово-аналитической компании Wood Mackenzie, это минимум за 20 лет. В итоге, по оценке Wood Mackenzie, 65% мировой добычи угля опустилось «за грань рентабельности».

Для энергетических углей некоторое оправдание спаду цен и снижению спроса, в общем-то, есть. Помимо глобального потепления, во всем мире явно обострились проблемы экологии. Напомним, что в декабре 2015 года представители 195 стран мира подписали в Париже новое климатическое соглашение ООН, которое предполагает дальнейшее сокращение объемов выброса парниковых газов, в частности от сжигания угля. К соглашению присоединилась и страна – мировой лидер добычи и потребления угля – Китай. Смог уже едва не сорвал Олимпиаду-2008 в Пекине, но сейчас он окутывает крупнейшие китайские города все чаще и чаще.

Китай эту проблему осознает, поэтому уже давно и быстрыми темпами наращивает альтернативную энергетику. Причем эта страна является одним из лидеров в сфере инновационных технологий выработки электроэнергии. К примеру, в КНР уже построено более 140 ГВт мощностей ветряных электростанций и более 40 ГВт – солнечных электростанций. Это близко к суммарному уровню всех стран ЕС (140 ГВт и 90 ГВт соответственно) и много выше уровня США (70 ГВт и 30 ГВт).

Угольную энергетику власти Китая в последние годы явно пытаются «притормозить». По январскому сообщению ИА «Синьхуа», КНР выделит 30 млрд юаней ($4,56 млрд) для закрытия малых и неэффективных угольных шахт, а также перераспределения около миллиона шахтеров. National Development & Reform Commission сообщает, что правительство КНР при этом планирует закрыть 4300 угольных шахт и сократить годовой объем производства угля на 700 млн т в течение трех лет.

В настоящий момент, по данным China National Coal Association (СNCA), в Китае около 6 млн человек трудятся на 11 тыс. угольных шахт с общей мощностью добычи до 5,7 млрд т угля в год. При этом в 2015 году общая добыча угля в КНР снизилась на 3,5%, до 3,68 млрд т, и это второе ежегодное снижение подряд. СNCA отмечает, что за год внутрикитайские цены угля (в юанях) упали примерно на треть, что привело к огромным финансовым потерям в угольной отрасли.

В России, наоборот, угольная промышленность в части объемов в 2015 году ставит рекорды. По данным Росстата, добыча угля в РФ за год выросла на 3,4%, до 371,7 млн т, однако отгрузки товарного угля потребителям выросли незначительно – на 0,53%, до 328 млн т. Что, в общем-то, означает дальнейшее пополнение запасов на складах. Отметим, что за 2015 год около 46% общих поставок российского угля (151,4 млн т) ушло на экспорт.

Это практически равно уровню зарубежных отгрузок в предыдущем году, но является заметным достижением наших угольщиков. Причина в том, что почти на 10 млн т сократились наши поставки всех видов угля в Китай. Во многом произошло это после того, как власти КНР осенью 2014 года ввели пошлину на импорт коксующихся и антрацитовых углей в размере 3%, на каменный (энергетический) уголь – 6%, а на все остальные угли – 5%. Тем не менее Китай все еще закупает около 10% российского экспорта угля.

В некоторой степени спад этих поставок компенсировала Украина. За полтора года военного конфликта в Донбассе после обстрелов оказались разрушенными и затопленными более половины местных угольных шахт, а дефицит угля в стране начал быстро нарастать. К примеру, в январе 2016 года добыча энергетического и коксующегося угля на Украине снизилась (в годовом сравнении) в 3 раза – с 3,420 млн до 1,130 млн т. Причем добыча его, потребление и импорт недостающих объемов (из России, ЮАР, Австралии) являются сейчас крайне нестабильными. Но большая часть коксующихся углей для украинской металлургии по-прежнему импортируется из России.

Подводя итоги по российской угольной отрасли в целом, отметим ее нарастающие проблемы. Внутренний рынок за 5 лет сократился по объемам на 14% и чуть стабилизировался только в 2014–2015 годах. Видимое внутреннее потребление всех сортов каменного угля в РФ снизилось до уровня около 176 млн т в год. Средние российские цены на рядовой уголь (около 1890 руб. за т с НДС) за 2015 год практически не выросли, хотя издержки на его добычу от инфляции не отстают. В итоге рентабельность внутреннего производства (и продаж) зачастую стала негативной.

Как заявлял недавно председатель Росуглепрофа Иван Мохначук, «в 2014 и 2015 годах работы уже лишилось около 15 тыс. шахтеров. На фоне продолжающегося падения цен на продукцию в 2016 году под сокращения могут попасть еще 10 тыс. человек».

Хотя вопрос – о каких ценах идет речь? – является здесь основным. После обвала курса рубля себестоимость добычи рядового угля в России стала крайне низкой – в среднем на уровне около $25 за т. Это очень конкурентоспособный (по мировым меркам) уровень, однако на него накладываются немалые транспортные расходы при поставках на экспорт.

Но сейчас, в пользу российских шахтеров, ж/д перевозки угля идут по минимальным (и убыточным – по мнению РЖД) тарифам. Так же минимальны мировые расценки на морские перевозки, причем недавно (10 февраля) индекс фрахта судов BDI пробивал 30-летний минимум – отметку в 290 пунктов.

Так что «заграница нам поможет»…

Или все же отечественная металлургия?

Металлургические особенности

Мы отмечали выше относительный дефицит основных углей для металлургии в общей угледобыче и их повышенную цену при схожей себестоимости добычи/обогащения, т.е. особую выгодность для горняков.

Это прямо подтвердил в своем выступлении по итогам 2015 года губернатор Кемеровской области (основного региона угледобычи в РФ) Аман Тулеев: «Держимся за счет коксующихся марок угля. В Великобритании закрылась последняя шахта в том году, 42 шахты и 15 разрезов в США закрылись в этом году, скоро закроются еще две крупные компании. Китай, по официальным данным, за четыре ближайших года планирует закрыть 4300 угольных шахт – это цифры, мы же без них никакой стратегии не составим, что тогда будет здесь? Это далеко не полный перечень внутреннего и внешнего спроса, и не учитывать этого мы просто не можем».

При этом, по данным областного департамента угольной промышленности и энергетики, предприятия Кузбасса в 2015 году нарастили добычу угля на 2,3%, до 215,8 млн т, в том числе углей коксующихся марок – на 5,2%, до 62,9 млн т.

Особо радует в этом важнейшем регионе восстановление производства после страшной аварии в 2010 году в Распадской угольной компании, входящей в группу «Евраз». За год компания нарастила добычу угля до 10,2 млн т, в том числе шахта «Распадская» – до 5,5 млн т. Это преимущественно коксующиеся угли, причем включая премиальную (дефицитную) марку К. Общий объем реализации угольного концентрата вырос за год на 7%, до 6,4 млн т. При этом, подтверждая общую тенденцию, продажи на внутреннем рынке РФ снизились на 5%, до 2,8 млн т. А экспорт компании вырос на 19%, до 3,6 млн т, из которых 87% пришлось на отгрузки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Отметим также заметный (+15,6%, до 7,8 млн т) рост в 2015 году производства концентрата коксующегося угля в АО «Воркутауголь» группы «Северсталь».

В целом по угольной промышленности РФ объем добычи коксующихся углей для металлургии также растет опережающими темпами (рис. 1).


За 2015 год общее производство коксующегося угля в России выросло на 9,17%, до 81,9 млн т, а в январе 2016 года – до 7,17 млн т, что на 15,5% выше, чем годом ранее.

При этом точных цифр по отгрузкам коксующегося угля на внутренний рынок в официальной статистике нет. По нашей оценке, они за 2015 год почти не сократились благодаря высоким объемам производства чугуна в РФ. Однако с января 2016 года внутренние поставки начнут небольшую тенденцию к снижению.

Поэтому для российской угольной отрасли определяющими вновь станут поставки на экспорт. Поскольку вновь именно они, исходя из типовых цен, будут наиболее выгодными (рис. 2).


Отметим в приведенных данных, что средние внутрироссийские цены коксующегося угля как в рублях, так и в долларах (по курсу ЦБ РФ) являются несколько завышенными. Причина в том, что более трети этой добычи идет внутри горно-металлургических холдингов и поставки возможны по невысоким внутренним (трансфертным) ценам. Для сторонних потребителей уголь, особенно качественный и дефицитный, предлагается по повышенным ценам.

Впрочем, и им весьма далеко до типовых цен выгодных экспортных поставок российского коксующегося угля. За 2015 год они осуществлялись из РФ в 41 страну мира, однако в этих закупках есть и явные лидеры (см. табл. 1).


На первом месте среди покупателей уверенно закрепилась «недружественная» Украина. У металлургии наших соседей интересы бизнеса опередили политические процессы. Наш уголь можно купить (и получить) на более выгодных условиях, нежели у других поставщиков. Впрочем, остальные импортеры руководствуются аналогичными принципами. Именно эти поставки на экспорт и обеспечивают сравнительно устойчивое производственное и финансовое состояние основных российских производителей угля для металлургии: компании «Воркутауголь» (группа «Северсталь»), «Кузбассразрезуголь» (группа УГМК), «Южкузбассуголь», УК «Распадская» (группа «Евраз») и других.

Чуть непонятнее ситуация с УК «Южный Кузбасс», принадлежащей крайне обремененной долгами группе «Мечел». В прошлом году угольная компания сообщала о росте чистой прибыли по МСФО, но также о растущих убытках по РСБУ. Что, вероятнее всего, связано с неким перераспределением финансовых потоков внутри холдинга.

При этом 5 февраля 2016 года УК «Южный Кузбасс» заключила договор о предоставлении займа в 1,63 млрд руб. горнодобывающему дивизиону «Мечел-Майнинг». Так что прибыль у шахтеров в текущем году, похоже, есть.

Не прекращается попытка развития другого угольного проекта группы – Эльгинского угольного месторождения. Недавно «Мечел» выделил железную дорогу длиной 321 км от этого месторождения до БАМа (стоимостью около 70 млрд руб.) в отдельную компанию «Эльга-Дорога». Планируется ее продажа и дальнейшая реструктуризация долгов, что позволит развить месторождение до плановой мощности в 20 млн т угля (преимущественно коксующегося) в год.

Кризиса «не замечает» и УК «Колмар», начавшая на днях прокладку ЛЭП к строящемуся ГОКу «Инаглинский» (мощностью до 3 млн т угля в год). Это стройка к еще одному угольному месторождению Якутии, и идет она за счет новой субсидии из госбюджета в объеме 558,1 млн руб., поддержанной Минвостокразвития.

Оптимизм в части ситуации с углем недавно поддержал и руководитель дивизиона «Уголь» группы «Евраз», вице-президент компании Сергей Степанов. По его словам, «экспорт угля для России дает приток валюты, что важно в текущих условиях». Помимо этого «от угольного экспорта зависит загрузка железной дороги, портов. А это тоже существенная часть экономики страны». Так что группа «Евраз» ожидает сохранения российского экспорта угля на текущем уровне, несмотря на избыток предложения на глобальном рынке.

Отдельно отметим позитивное сообщение пресс-службы «Северстали» в Воркуте от 24 февраля 2016 года. В нем говорилось, что объем инвестиций в АО «Воркутауголь» по сравнению с 2015 годом вырастет на 26% и составит около 6,7 млрд руб. Большая часть этих средств (3,4 млрд руб.) пойдет на проведение горно-капитальных работ и строительство новых вентиляционных стволов шахт. Еще 2,5 млрд руб. планировалось потратить на поддержание производства: оснащение лав, техническое перевооружение проходческих работ, обновление и замену внутришахтного и конвейерного транспорта, замену основных фондов.

Однако на следующий день, 25 февраля, на одной из крупнейших шахт компании «Воркутауголь» – шахте «Северная» грянул первый взрыв и обвал. Большую часть горняков удалось спасти, но в списке погибших сейчас числится 36 шахтеров и спасателей.

Последствия трагедии еще осознаются, но уже ясно, что планы «Северстали» по модернизации шахт и по добыче угля придется принципиально менять.

Также ясно, что металлурги Череповецкого меткомбината при этом не останутся без угля, а далее – без кокса. Жизнь все-таки продолжится.

А к сюрпризам в России сегодняшних дней нам не привыкать. О чем поговорим во второй части этой статьи («Кокс»).

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции