Металлопрокат на Металл Торг.Ру
  РЕГИСТРАЦИЯ
  НОВОСТИ
Рынка металлов
Новости компаний
Торговой системы
  АНАЛИТИКА
Черные металлы
Цветные металлы
Драгоценные металлы
Металлолом
Сырье
Статистика
МеталлСТАТ
Индекс цен России
Мировые цены
Цены на биржах
Вопрос месяца
Публикации
  МЕТАЛЛОТОРГОВЛЯ
Металлоторговля
Каталог
Прайс-листы
Товары и услуги
Доска объявлений  <<
Classified
Подшипники
ГОСТы и стандарты
Список должников
  ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ
Регистрация               <<
Подписка
Вопросы FAQ
Форумы
Биржа труда
Металлургический чат
Разделы
Информеры
Выставки
Реклама
Контакты
  РЕГИСТРАЦИЯ
  ПОИСК ПО САЙТУ


Драгоценные металлы

Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама


08.12.2010    Золото: финишный рывок?



Со времени публикации последней нашей статьи, касающейся золота (с общим обзором драгметов), на сайте MetalTorg.Ru и в журнале «Металлургический бюллетень» прошло чуть больше полугода. Со времени целого обзора – более года.

Так что к этой теме уже пора вернуться. Рекордные цены ноября, не раз пробивавшие уровень $1400 за тройскую унцию, буквально требуют этого.

Попробуем понять, что же заставило цены золота подняться почти на 30% за считаные месяцы и чего ждать от него в дальнейшем?

Производство и потребление

Для начала посмотрим, что произошло за последнее время с классическим балансом производства и потребления золота.

Объемы мирового производства золота уже много лет колеблются в диапазоне 2–2,5 тыс. т в год, практически не завися от текущих цен на металл. Причем по мере выработки и разведки новых месторождений расклад на этом рынке неуклонно меняется (табл. 1).

Абсолютным значениям добычи, которые приводят главные авторитеты отрасли – USGS, WGC и GFMS, – можно верить с некоторой натяжкой. Так, например, за 2009 г. специалисты USGS насчитали 2350 т добытого золота (+4% к 2008 г.), в WGC сочли, что с учетом хеджирования поставок производителями этот показатель составил 2327 т (+13% к 2008 г.). Если же считать объем добычи напрямую, то у WGC получилось 2579 т (+7% за год) – на 7 т и 0,2% больше, чем аналогичная цифра GFMS.

По основным странам-производителям статистика всех источников очень схожа, хотя, например, российские показатели у USGS стабильно на 10-15 тонн больше, чем по отчетности наших производителей. Но главные различия, как обычно, кроются в разделе «прочие страны», так как любая мало-мальски точная оценка просто невозможна для целого ряда регионов мира. Даже входящая в число лидеров Индонезия постоянно борется с нелегальной добычей самого разного сырья на месторождениях, для стран же Центральной Африки «легальность» вообще понятие относительное.



C крупнейшими мировыми производителями ситуация выглядит вполне правдоподобной. Много лет лидером по добыче была Южно-Африканская Республика, в середине 1990-х гг. дававшая до четверти всего золота в мире. Однако постепенное истощение рудников становится все очевиднее – растет сложность и себестоимость добычи, падают ее объемы. Сейчас ЮАР уже с трудом борется за место в тройке лидеров с США и Австралией. Однако и они сокращают объемы. Пытается нарастить добычу золота Россия – начав эксплуатацию новых месторождений, в 2008 г. удалось прервать спад в отрасли.

Тем не менее, ни одна из перечисленных стран не претендует на первенство в мировом масштабе. Безоговорочным лидером по этому показателю с 2007 г. является Китай, добывающий сейчас в 1,5 раза больше любой из вышеперечисленных стран. Но Китай, во-первых, золото не вывозит, а во-вторых – даже он не может компенсировать общее истощение богатых месторождений. По этой причине на объемы производства цены влияния практически не оказывают. Зато переработка золотого лома от них зависит весьма сильно: в абсолютном выражении она удвоилась по сравнению с 2002 г. (рис. 1).

Как и в ситуации с добычей, абсолютные цифры здесь – величина относительная, они показывают только тот объем, о котором проинформированы западные аналитики. Значительная же (если не основная) часть старых украшений в восточных странах переплавляется без всякой отчетности.

Но все же динамику рынка золота WGC пытается как-то отразить.



Особо интересны при этом цифры и тенденции 2010 г. (табл. 2).



Отметим, что особенно велика роль вторичного золота (лома) в Ближневосточном регионе, где золотые украшения часто рассматриваются как инвестиция, и переплавка в этом случае – способ фиксации прибыли. Но, по оценкам многих специалистов, азиатский рынок уже близок к предельным для себя величинам ломопереработки. Сейчас, чтобы новый рост цен вызвал волну притока золота от населения, «в игру» должны включиться другие факторы и другие рынки. В связи с этим WGC отмечает растущие три года подряд объемы сбора золотого лома в Европе.

Однако уже второй год увеличение поступлений лома компенсируется деятельностью центробанков, которые активно сокращают количество распродаваемого металла из запасов, а с весны 2009 г. и вовсе перешли на закупки.

Среди промышленных потребителей более или менее стабильно дела обстоят только в электронной индустрии, но с началом кризиса даже ее потребности в золоте резко пошли на спад. Остальные с новым витком роста цен начали урезать свои запросы на 4–5% ежегодно (рис. 2).



Прежде всего это ювелирная промышленность, хотя мы даже близко не понимаем, как WGS «суммирует» производство десятков тысяч частников и фирмочек по всему миру, так же как и закупки ими золотого лома. Однако с тенденцией мы согласны. Речь здесь идет не об аскетичности производителей, а о все меньшем желании потребителей приобретать быстро дорожающие ювелирные украшения. Такой спрос в кризис «дергается», но большинство быстро осознает, что прикупить недорогое золото оно уже опоздало.

По данным WGС, пиковые продажи у ювелиров пришлись на 2001 г. (более 3 тыс. т чистого золота), когда цены были на минимуме ($271 за тройскую унцию). С тех пор цены выросли в 5 раз и спрос, естественно, упал – однако непропорционально подорожанию: потребление золота для производства украшений сократилось только на 43%. Так что выручка от данного вида деятельности существенно увеличилась – с $26,7 млрд в 2001 г. до $55,5 млрд в 2009 г.

У стоматологов, наоборот, из года в год отношения с золотом становятся все хуже – альтернативных материалов в протезировании зубов появляется все больше.

Рынок электронных компонентов, где широко применяется «желтый металл», не столь категоричен, как медицинский. Золото – наилучший из доступных материалов для электрических контактов: пластичный, с высокой проводимостью и коррозионной стойкостью. Недорогой альтернативы ему нет (серебро и палладий сами дорожают), а затраты по сравнению со стоимостью конечного изделия электроники довольно малы. Так, в среднем компьютере золота около 200 мг, т. е. меньше чем на $10. По этой причине из него сейчас изготавливается около 90% соединений в микроэлектронике.

Впрочем, и здесь стремятся к экономии – по информации ассоциации SEMI, потребление золотой проволоки диаметром 25 микрон в микроэлектронике непрерывно падает с 2004 г. Некоторые производители пытаются даже заменить драгметалл на медь, однако надежность функционирования подобной продукции оставляет желать лучшего. Как считают в SEMI, потребности микроэлектроники в золотой проволоке до 2013 г. будут расти примерно на 7,7% в год, достигнув в итоге 18,42 млн м, но 2/3 этого количества придется на проволоку диаметром меньше 25 микрон.

Отметим из других применений производство золотой нити («зари») для изготовления праздничных сари (индийская женская одежда), а также расход на ряд декоративных паст и покрытий.

В перспективе не исключен рост применения золота в качестве катализатора в литий-воздушных батареях. В одной из последних работ исследователей Массачусетского технологического института показано существенное увеличение скорости реакций заряда и разряда ячеек в присутствии золота и платины. Данное открытие, по мнению ряда специалистов, может ускорить процесс создания высокоэнергетических аккумуляторных элементов для автопромышленности.

Итог всего этого баланса – как минимум стабильное промышленное применение, за исключением ювелирного сбыта. Последний весьма чувствителен не только к любым кризисным проявлениям, но даже к пиару вокруг него. Частник готов инвестировать в золото почти всегда, но только не последние деньги. Впрочем, когда это нужно делать, он не понимает, посему советуем ему поглядывать через новости и Интернет на поведение крупных игроков золотого рынка.

Инвесторы большие и малые

В сентябре 2010 г. завершился первый год действия третьего соглашения между европейскими центральными банками по продаже золота (CBGA3). Он ознаменовался рекордно низким объемом этих самых продаж – в еврозоне из госзапасов было реализовано только 6,9 т золота вместо разрешенных 400 т.

Бундесбанк год назад заявил о намерении ограничиться продажей 6,5 т золота, но в реальности даже эта цифра не была достигнута – на чеканку монет ушло 5,8 т. Незначительные количества поступили на рынок из запасов банков Мальты и Греции. Единственным крупным продавцом драгметалла выступил Международный валютный фонд, который в рамках соглашения продал на открытом рынке 129,1 т, помимо реализованных 222 т центробанкам разных стран (рис. 3). Зато состав покупателей был гораздо разнообразнее. В III квартале отличилась Россия, приобретя 46,2 т золота, а также Таиланд (+15,6 т), Шри-Ланка (+6,9 т) и Филиппины (+4,2 т).



Интереснее другое – роль золота в экономиках очень многих стран неутомимо растет (рис. 4, 5). Происходит это по разным причинам – одни активно скупают металл (как Китай), у других падает ВВП, как в странах Евросоюза. Причем все это на фоне роста цен на золото.

Против течения идет только экономика Швейцарии, стремительно нарастившая валютную составляющую госзапаса. Страна могучих банков (оперирующих как раз в этих валютах) словно собралась в кризис их подстраховать.



Россия, как и всякая развивающаяся страна, особо большого золотого запаса не имеет, однако его накапливает. Сейчас по отношению золота к ВВП мы в промежуточном положении, уступая лучшим азиатским экономикам, но превосходя многие европейские страны. Запас золота в золотовалютных резервах Центрального банка РФ с 1 января 2009 г. по 1 января 2010 г. вырос на 117,6 т (с 520 до 637,6 т), а к сентябрю 2010 г. достиг 726 т.

Что любопытно: наращивание золотого запаса России идет на фоне давно забытой тенденции. Последние 2 года вновь начался рост экспортных поставок золота, причем в 2010 г. прогнозируется уровень вывоза несколько выше 30 т (рис. 6).



До начала этого процесса потребление золота быстро росло внутри страны. К примеру, официальный спрос со стороны ювелирной промышленности России в 2006–2008 гг. вырос на 53%, до 76,5 т, однако в кризис 2009 г. он упал почти вдвое. По итогам текущего года участники рынка надеются, что ювелиры выйдут хотя бы на уровень 2006 г.

Но если снижение объемов реализации ювелирных изделий при двукратном росте цен объяснимо и предсказуемо, то состояние инвестиционного спроса в России вызывает большие вопросы. Союз золотопромышленников с 2008 г. стабильно оценивает этот показатель в России примерно на уровне 10 т в год.

Причина столь малого интереса, как водится, – в отечественном законодательстве. Приобретение и продажа золотых слитков у нас облагается НДС, что делает оправданным инвестирование только в ситуации надвигающейся суперинфляции. Ведь другие «золотые инструменты», не облагаемые этим налогом, пользуются в России в последнее время ажиотажным спросом.

В первую очередь это обезличенные металлические счета (в драгметаллах), открываемые во многих российских банках. Здесь налоги берутся с прибыли (при закрытии счета), что уже намного выгоднее полного НДС. Осенью 2010 г. многие наши банки отмечали рост таких вкладов на десятки процентов в месяц.

Лучший вариант вклада в «живое» золото (и прочие драгметаллы) – инвестиционные монеты, не облагаемые налогами, которые быстро стали дефицитом. Они раскупались с такой скоростью, что в ряде отделений Сбербанка запасов просто не осталось. На сайте банка появился даже раздел «Наличие монет в отделениях». И неудивительно – 1 декабря в Москве нам удалось обнаружить инвестиционные монеты только в центральном офисе Сбербанка РФ.

В Московском банке Сбербанка России заявили, что в октябре было продано 5 тыс. инвестиционных монет против 3 тыс. в сентябре. При этом один из клиентов приобрел сразу 2 тыс. монет. Учитывая, что стоимость одной монеты «Георгий Победоносец» – 10,6 тыс. руб., этот клиент вложил сразу 21 млн руб.

Но все же оптовая скупка монет – вынужденно «извращенный» способ инвестирования. Среди ближайших наших соседей это недавно осознали казахские власти, после чего сообщили о намерениях освободить от уплаты НДС мелкие слитки. В большинстве западных (да и восточных) стран золотые слитки являются именно тем, чем и должны быть, – средством накопления (табл. 3).



Единственным периодом, когда в мировом масштабе слитки уступили пальму первенства монетам, стал 2009 г. Он же оказался первым за многие годы, когда квартальные продажи слитков ушли в минус. Начало кризиса потребовало наличных, и «кубышки» были распечатаны. Впрочем, уже к лету мировая экономика как-то стабилизировалась, и спрос на золото нормализовался. По итогам текущего года, как видно из табл. 3, скорее всего, объемы реализации слитков превзойдут аналогичный показатель рекордного 2008 г.

Отметим, что главную роль в этом росте играют китайские инвесторы, которые в III квартале выкупили 45,1 т золота в слитках (треть мировых продаж). Такой интерес объясняется несколькими причинами.

Во-первых, инфляция в КНР сделала невыгодным хранение свободных средств на депозитах в банках, реальная доходность которых стала отрицательной (примерно -1%). Во-вторых, шаги правительства по ограничению спекуляций с недвижимостью лишили крупных инвесторов излюбленного актива, заставив искать альтернативные пути вложения денег. И в-третьих, существенно расширилась доступность вложений в золото – слитки можно приобретать в банках, специальных торговых домах и даже супермаркетах.

Прочие инвестиционные продажи – это в основном активность западных покупателей. В 2009–2010 гг. около 40% этого количества составляли продажи в Европе, причем европейцы предпочитают либо небольшие слитки, либо монеты. Активно шла торговля схожим товаром и в Америке – USGS в 2009 г. отмечала даже локальный дефицит мелких (менее унции) монет и слитков.

За прошлый год доля Европы на этом рынке выросла в 5 раз. Около 80% продаж приходится на Германию и Швейцарию по той причине, что в этих странах была создана инфраструктура для подобного типа вложений, вплоть до автоматов по продаже золотых слитков в аэропортах. И покупатели явно не прогадали!

Но в целом для мирового рынка золота есть игроки повлиятельнее, чем разрозненные покупатели слитков и украшений. И даже – чем неповоротливые центробанки многих стран.

Они обладают возможностью аккумулировать поистине колоссальные финансовые активы. Так, крупнейший мировой золотой фонд SPDR Gold Trust (так называемый «фонд, торгуемый на бирже» – ETF) на 25 ноября 2010 г. располагал 1285 т золота общей стоимостью $56,7 млрд. Это меньше, чем пиковые показатели лета текущего года (1320 т), однако характерен тот факт, что уже год его объем практически стабилен. Это не означает, что интерес инвесторов угасает – просто значительная их часть уже успела запастись нужным активом – совокупно за последние 5 лет в ETF было аккумулировано более 2 тыс. т золота (рис. 7).



Помимо привлечения крупных игроков, фонды стараются «идти в народ», максимально снижая размер «входного билета». У SPDR Gold Trust одна акция соответствует 1/10 тройской унции золота, т. е. сейчас стоит порядка $140 и планируется дальнейшее снижение ее номинала.

Стоит обратить внимание, что SPDR Gold Trust – второй по величине инвестфонд в мире, торгуемый на бирже, – имеет капитализацию немного менее $60 млрд. Чтобы было легче представить масштаб, скажем, что все цветные металлы на складах крупнейших мировых бирж стоят почти в 3 раза меньше. Более крупный фонд в мире только один – SPDR S&P 500. Кстати, WGC инициировала объединение крупнейших золотых фондов в структуру под названием Exchange Traded Gold, которая будет распоряжаться в общей сумме порядка 1600 т золота.

Выводы

Текущий год, по всей видимости, станет для мирового рынка золота знаковым. Спрос растет по всем инвестиционным направлениям, которые прессе, прочим СМИ и аналитикам никак не удается «охладить». Даже в ювелирной промышленности ожидается рекордная выручка (более $75 млрд), а спрос на ювелирные изделия растет впервые за 10 лет. Растет – невзирая на очень высокие цены и наибольшую невыгодность именно этих инвестиций в золото.

Даже WGC вынужден был признать, что действия властей США по стимулированию экономики через «количественное смягчение» (по-русски – допечатывание долларов в интересах банков) достигли лишь одной цели. Все, у кого еще есть свободные деньги, кинулись искать актив, который сможет не потерять своей ценности сколь-нибудь продолжительное время.

Ситуация достигла такого накала, что президент Всемирного банка (ВБ) Роберт Зеллик выступил за возвращение мировой валютно-финансовой системы к усовершенствованной форме золотого стандарта. Глава ВБ предложил систему, в которой основную роль будут играть такие мировые валюты, как доллар США, евро, японская иена, британский фунт и китайский юань (при условии интернационализации последнего), но при этом «также возможно использование золота как международной точки отсчета рыночных ожиданий относительно инфляции, дефляции и будущих курсов валют».

Другой рецепт недавно предложил эксперт Народного банка Китая Ся Бинь – начинать распродажу золотого запаса США вместо нещадной эксплуатации печатного станка.

По его мнению, продав часть своего золотого запаса, США частично решат проблему двойного дефицита: государственного бюджета и торгового баланса. «У США более 8 тыс. т золота. Почему бы им не продать часть запасов, если они хотят получить средства на восстановление экономики, но не увеличивать бремя бюджета?» – задался вопросом Ся Бинь.

Он не стал уточнять, что Китай с удовольствием купит проданное Америкой золото, вернув ей столь щедро напечатанные доллары.

В то же время многие крупные фигуры Уолл-стрит, включая самого удачливого спекулянта в мире Джорджа Сороса, говорят сейчас о «пузыре» на рынке золота. Фактически речь идет о необоснованном росте цен одного актива относительно других. Однако на фоне цен других популярных биржевых товаров (нефти, меди и т. д.) этот «пузырь» уже выдохся (рис. 8). Тем более что с долгожданным полновесным оживлением мировой экономики цены на сырье поднимутся еще выше.



В ходе подготовки этой статьи мы перебрали много товаров и вариантов инвестиций, но не стали забивать график на рис. 8 их нервными (в зависимости от дефицита) колебаниями. У нас (по данным с 1930 г.) получился только один заметный «пузырь» – на рынке земли и недвижимости. Именно он пару лет назад и вызвал тот самый кризис ипотеки в США, с которого начался новый виток мировых проблем.

А золото, наоборот, во всех кризисах вновь оказалось тем самым «абсолютным активом», что стабилизирует ситуацию и весьма правдиво отражает действительность. Оно далеко не лучший инструмент для долговременных инвестиций, но лучший – для сбережения денег. На больших временных отрезках доходность вложений в золото практически идентична инфляции. Так было последние 20, и 50, и 100 лет – с самого момента появления бумажных денег как средства платежа. И, думаем, будет – «ныне и присно и во веки веков»… Пенсионный фонд России, слышишь?

Пожалуйста, оцените этот материал


        Отлично (5)
        Хорошо (4)
        Удовлетворительно (3)
        Плохо (2)
        Очень плохо (1)


Результаты голосования здесь

Внимание!!! Копирование, перепечатка или распространение иным образом материалов, размещенных в разделах "Аналитика" сайта MetalTorg.Ru, возможна только с письменного разрешения редакции ©



Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции