Золотая пора
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
25.02.2003
Золотая пора
Хорошая конъюнктура и приход в отрасль стратегических инвесторов привели к росту добычи золота в Свердловской области более чем вдвое. Дальнейшее развитие золотодобычи сдерживает государство

Второй год цена золота растет как на дрожжах. Если в 2001 году на Лондонской бирже драгоценных металлов она держалась на уровне средней себестоимости золотодобычи в мире (270 долларов за тройскую унцию), то менее чем за год золото подорожало на 40%. Ключевая причина - нестабильность мировой финансовой системы. Учитывая, что лихорадка на финансовых рынках по всем прогнозам закончится не скоро, перспективы у золота очень неплохие. В связи с этим мы попытались проанализировать перспективы уральской промышленности золота и понять, что ждет ее в недалеком будущем.

Высоты уральской золотодобычи
Начав собирать информацию по золоту на Урале, мы с удивлением обнаружили, что это одна из немногих отраслей, сумевших превысить доперестроечный уровень производства. Причем основной рывок пришелся на 2001 - 2002 годы.

Более половины уральского золота добывается в Свердловской области. В последние два года добыча здесь выросла примерно в два раза по сравнению с советским периодом и более чем втрое по сравнению с провальным 1996 годом. Сегодня область занимает восьмое место среди регионов России. Почти половина добычи приходится на ЗАО "Золото Северного Урала" (ЗСУ), дочернее предприятие одной из крупнейших в России золотодобывающих компаний МНПО " Полиметалл".


Это предприятие, начавшее в 2000 году разработку разведанного в середине 80-х годов Воронцовского месторождения, и вывело область в десятку лидеров. В 2003 году Полиметалл планирует добыть 7,7 тонны золота.

Номер два по добыче на Урале - ЗАО "Южуралзолото" (Челябинская область), добывшее в прошлом году около 2,3 тонны золота. Остальные крупные производители расположены опять же в Свердловской области. Это артель "Нейва" с объемами добычи свыше тонны, Березовский рудник (около 600 кг), входящий в структуру комбината "Уралэлектромедь" Невьянский прииск с объемами добычи около полутонны и Южно-Заозерский прииск (ЮЗП). Около 300 кг добывает Башкирская золоторудная компания, чуть более половины этого количества дает челябинское Миассзолото. В целом из 23 российских предприятий, добывающих свыше тонны в год, на Урале расположены три.

Лидирует Урал и по добыче золота из попутных руд. Из общего объема примерно в 8 тонн, добытого в России в прошлом году из попутных (в основном медных) руд, больше половины приходится на предприятия Уральской горно-металлургической компании (УГМК) и Кыштымский медеэлектролитный завод.

Аффинаж: новые перспективы
Ничуть не меньший рывок, причем относительно недавно, совершил Урал по аффинажу - получению химически чистого золота различных проб для банковских нужд, производства, ювелирной промышленности. До перестройки аффинажное производство имел только Екатеринбургский завод ОЦМ. К 1996 году запустил аффинаж Кыштымский медеэлектролитный завод, а с 2001 года начала производить химически чистое золото Уралэлектромедь. По оценкам, которые нам удалось сделать на основании данных открытой печати, Уралэлектромедь выпускает порядка 10 тонн золота в год, остальные два завода - по 30% от этого объема. Это не так много по сравнению с Красноярским заводом, который по итогам прошлого года выдал 55 тонн. Но в масштабах страны 10% всего золота - цифра значимая.

Впрочем, здесь все далеко не безоблачно. Из Свердловской области около 60% добываемого золота вывозится на аффинаж в Новосибирск и Красноярск. Причем вывозят как раз лидеры - "Золото Северного Урала" и " Нейва". Почему это делает ЗСУ, ясно: Полиметалл помимо золота добывает в огромных объемах серебро (он владеет одним из крупнейших в мире Дукатским месторождением в Магаданской области) и, перерабатывая весь металл на одном заводе, имеет большие скидки.

Позицию "Нейвы" пояснил заместитель предприятия по экономике Сергей Тарасов: "Нас не устраивает скорость переработки металла. Надо принимать во внимание и то, что ОЦМ - не чисто аффинажный завод, у него другая специализация. Что касается Уралэлектромеди, то она, во-первых, не имеет международного сертификата, во-вторых, перерабатывает металл холдинга, и понятно, кого она предпочтет в трудный момент".

- В настоящее время на комбинате идет подготовка к получению международного сертификата "Good delivery" Лондонской ассоциации драгоценных металлов, - прокомментировал ситуацию главный инженер Уралэлектромеди Виктор Ашихин. - Заявка уже подана, мы готовимся к анализу контрольных образцов.

Решает проблему и Екатеринбургский завод ОЦМ. Как заявил "Э-У" заместитель коммерческого директора управляющей компании холдинга "Драгоценности Урала" Владимир Альбрехт, "заводу удалось сократить сроки выдачи металла до 12 - 15 дней и увеличить мощности за счет пуска аффинажного производства на входящем в холдинг Уральском заводе химреактивов. Да и цены благодаря конкуренции сейчас выровнялись".

Таким образом, уральским аффинажным заводам вполне по силам нарастить объемы производства химически чистого золота. По крайней мере, за счет экономии на транспортных издержках переработка у них будет дешевле, чем у конкурентов

Новаторы и консерваторы
До сих пор отрасль чувствовала себя весьма неплохо. Что будет дальше? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно прежде всего понять, каковы основные стратегии участников рынка. Мы проанализировали действия основных фигурантов и пришли к выводу, что в отрасли (по крайней мере на Урале) присутствуют две ярко выраженные стратегии. Первая - стратегия инновационных компаний, которые имеют свободу маневра благодаря мощному финансовому ресурсу, вкладываются в наиболее перспективные направления производства золота и разрабатывают глобальные планы. Вторая стратегия присуща компаниям средней руки, имеющим ограниченный финансовый ресурс, работающим на истощающихся месторождениях. Их основная цель - повышение эффективности, увеличение производительности труда, вложения, позволяющие поддерживать нынешний объем производства.

Классический пример первой стратегии демонстрируют компании Полиметалл, Уралэлектромедь и Южуралзолото. Они вкладывают большие средства в технологическую базу, расширяют мощности и отличаются гибкостью рыночного поведения. Полиметалл в этом направлении продвинулся дальше всех. Группа имеет собственный научно-технический центр. К примеру, отработка технологии кучного выщелачивания велась несколько лет, и лишь относительно недавно началось собственно промышленное производство золота. Полиметалл быстро реагирует на изменение рыночной ситуации: когда стало ясно, что сырьевая база Башкирской и Южно-Уральской золотодобывающих компаний не позволяет выйти на объемы добычи свыше 300 - 500 кг в год, эти активы были проданы, и усилия сконцентрировались на Воронцовском проекте. Сегодня Полиметалл лидирует по добыче, а после пуска новых мощностей под Краснотурьинском добыча возрастет еще примерно в 1,5 раза.

УГМК добывает золото на Невьянском прииске и в Березовском рудоуправлении. Кроме того, компания ведет геологоразведочные работы на рудное золото на Невьянской площади, есть планы расширения добывающих мощностей на востоке страны. Серьезные инвестиции сделаны в развитие аффинажного производства, крупнейшего в регионе. "Сегодня у нас самые благоприятные прогнозы в отношении этого рынка", - заявил главный инженер ОАО "Уралэлектромедь" Виктор Ашихин.

Не менее активно развивается и Южуралзолото: оно нарастило добычу с тонны с лишним в 1999 году до 2,3 тонны в 2002. В текущем году Южуралзолото планирует увеличить добычу до 3 тонн. Как и Полиметалл, Южуралзолото использует прогрессивную технологию кучного выщелачивания на Светлинском месторождении.

Яркие примеры второй стратегии - артели "Нейва" и "Южно-Заозерский прииск". Это одни из самых успешных компаний на Урале, добывающих россыпное золото. Обе артели отрабатывают достаточно истощенные месторождения, при этом умудряются добиваться рентабельности в 20 - 30%. Председатель артели старателей ЮЗП Валерий Кольцов так сформулировал стратегию компании: "Мы не ставим себе целью во что бы то ни стало добиться увеличения производства, поскольку это приведет к неоправданному росту издержек. Для нас главное - прибыль". Подобной позиции придерживается и "Нейва". Проблема обоих предприятий и, конечно, их менее успешных коллег - в истощенности месторождений. "На территории того же ЮЗП, да и остальных компаний нет нетронутых месторождений, они еще нашими дедами разрабатывались, сегодня разработка идет по второму-третьему кругу. Правда, и технологии не стоят на месте. Вполне возможно, что разработка месторождений с содержанием 40 - 50 миллиграммов на тонну, которое мы сейчас считаем минимальным, через 10 - 15 лет будет рентабельна".

Основные перспективы увеличения добычи связаны с "новаторами". Правда, разведанная сырьевая база золотодобычи в регионе не так уж велика. И если перспектив с точки зрения рудной базы здесь не будет, гибкие "новаторы" переберутся в другие регионы.
Большинство специалистов считает, что крупных открытий золоторудных месторождений на Среднем Урале не предвидится. Полярно противоположную точку зрения высказал генеральный директор Маминской горнорудной компании Константин Харькевич, геолог с 50-летним стажем: "На Урале никогда не уделяли внимания рудному золоту, если не считать, конечно, Ерофея Маркова, открывшего под Березовским первое рудное месторождение золота в 1745 году. Потом добыча велась в основном на россыпях. Я всю жизнь занимался рудными месторождениями и убежден, что здесь, в частности на Маминском золоторудном поле, нам еще предстоит открыть месторождения, по объемам сравнимые с Мурунтау". (Для справки: Мурунтау - месторождение золота в Узбекистане, одно из крупнейших в мире, запасы его превышают 3 тыс. тонн.) Другие специалисты в этой области оценивают перспективы более сдержанно. В частности, член совета директоров ЗАО "Золото Северного Урала" Владимир Альбрехт считает, что "в принципе, открытия новых месторождений возможны, но, конечно, не таких масштабов, как Мурунтау".

Впрочем, сам вопрос о том, лежат ли у нас под ногами горы золота, с прошлого года становится больше риторическим из-за той позиции, которую заняло государство.

Антипромышленная политика
Начав разбираться с вопросами регулирования отрасли, мы обнаружили уникальный факт: государство в лице Министерства природных ресурсов РФ полностью устранилось от лицензирования золотодобычи. Чтобы понять, насколько это серьезно, представьте, что металлургам вдруг запретили завозить на предприятие железную руду. Какое-то время они поработают на старых запасах, но рано или поздно остановятся. В нашей ситуации роль руды играют новые участки золотодобычи. Если золотодобытчикам не дать возможности разрабатывать новые участки, отрасль прикажет долго жить: без лицензии к работам на месторождении приступить нельзя. Это почти произошло на Березовском руднике, где 1 февраля текущего года заканчивалась лицензия. Если бы она не была продлена усилиями областного правительства, мы получили бы остановку рудника, что в свою очередь привело бы к непредсказуемым геологическим последствиям: город Березовский начал бы сползать под землю.

Лицензии не выдавались в течение двух лет (см. интервью с Валерием Кольцовым). Позиция Минприроды РФ в этом вопросе - классический пример того, как нельзя регулировать отрасль.


Еще хуже дело обстоит с геологоразведкой. Если раньше компании имели право оставлять часть налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы в своем распоряжении и направлять ее на геологоразведку, то сейчас такая возможность отменена. Финансировать геологоразведку в достаточных объемах за свой счет могут только крупные игроки. "В целом по стране объемы геологоразведки сократились с 1990 года в десять раз. В области мы поддерживаем ее в основном за счет областного бюджета, который в 2002 году выделил на разведку драгметаллов 33 млн рублей", - заявил министр природных ресурсов Свердловской области Александр Ястребков.

Золотодобытчики не требуют от государства особых льгот. Просто нужна внятная и последовательная политика. Если уж Министерство природных ресурсов РФ взяло на себя выдачу лицензий, то необходимо этим заниматься. Государство, отказавшись от целевого финансирования геологоразведки, обязано создать новые механизмы или смириться с тем, что в пределах десятилетия с рынка уйдут средние и мелкие добывающие предприятия и объем добычи упадет. Государство должно просто выполнять присущие ему функции в отрасли, и этого будет достаточно. Остальное бизнес сделает и без его помощи.


Виктор Стрижак, Дмитрий Толмачев "Эксперт-Урал"

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции