Дело о больших металлургах
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
11.03.2003
Дело о больших металлургах
Крупнейшие сталелитейные компании повышают цены на свою продукцию. Такую возможность им дает высокая концентрация рынка


С начала марта крупнейшие сталелитейные компании России почти одновременно стали повышать отпускные цены на свою продукцию. Диапазон роста цен по отдельным ее видам составил 20-30%. Это не первая такая акция металлургов, но в первый раз реакция внутренних потребителей стального проката оказалась крайне негативной. Металлургам пеняют за слишком высокие цены и слишком сильное желание заработать за счет своих поставщиков и потребителей.


Последствия консультаций
Начать надо, видимо, с того факта, что по традиции "большие металлурги" (под которыми в первую очередь понимаются три самых крупных в России комбината - Магнитогорский, Череповецкий и Новолипецкий) не открывают широкой публике свои прейскуранты цен. На практике эти самые прейскуранты регулярно получают крупные покупатели, постоянно перезаключающие с производителями контракты. К началу весны новые прейскуранты на март-апрель получили крупнейшие потребители - машиностроительные заводы, в первую очередь автосборочные, и трубные предприятия. Оказалось, что у всех крупнейших продавцов цены резко возросли по всем наиболее ходовым товарным позициям.

Косвенно об одновременном и согласованном повышении цен говорит фактический отказ пресс-служб двух из трех компаний-лидеров (Магнитки и НЛМК) обсуждать и комментировать по телефону ценовую политику своих сбытовиков, чего ранее не наблюдалось. Представитель одной из крупных сталелитейных компаний, попросивший не называть свое имя, подтвердил лишь факт согласованных консультаций управленцев крупнейших компаний по поводу повышения своих отпускных цен.

Между тем такие согласованные консультации уже приводили к одновременному повышению цен на стальной прокат в конце прошлого года. Тогда особого шума те повышения не произвели. Правда, потребители пожаловались в МАП, однако МАП не выявил в действиях металлургов сговора, на том все и успокоились. В этот же раз эмоции потребителей хлынули через край. Вот, например, как оценивает ситуацию начальник управления металлоснабжения Торгово-закупочной компании ГАЗа Валерий Мольков:

- Магнитка с марта-апреля поднимает цены в среднем на двадцать пять процентов. И все бы ничего, но ведь это же не первое повышение. С июля прошлого года цена на их продукцию выросла более чем на пятьдесят процентов. Они же этим разваливают всю остальную промышленность. Я бы мог понять, что теперь нам придется смириться с закупками металла по мировым ценам, но только в том случае, если бы нам дали мировое качество. Да какое там качество, они хоть бы бантик на упаковку догадались повязать!

Вот еще один комментарий президента промышленной группы МАИР Виктора Макушина:

- Таких цен на металлопрокат, которые сложились на российском рынке, не было уже десяток лет. Наши большие металлурги пользуются ростом мировых цен, хорошей мировой конъюнктурой, инвестиционной привлекательностью Китая. Если пару лет назад их рентабельность была в районе пятнадцати процентов, то сегодня она уже выросла до сорока. Но рекорды рентабельности большая металлургия бьет не только из-за высоких мировых цен. Сейчас им сняли экспортную пошлину. Кроме того, они не дают воспользоваться хорошей мировой конъюнктурой своим поставщикам. Например, они пролоббировали высокие экспортные пошлины для производителей лома черных металлов. Наконец, сталелитейная отрасль сильно монополизирована. Девяносто процентов производства реально контролируется тремя-четырьмя компаниями. У них есть возможность координации, в том числе и сбытовой политики. Глупо было бы этим не воспользоваться.


Мировой рынок не дает покоя
Как же это повышение объясняют сами металлурги? Прокомментировать свою ценовую политику нам согласились лишь в "Северстали", где сообщили, что повышение вызвано двумя факторами. Во-первых, повышением себестоимости производства, в свою очередь обязанного росту тарифов естественных монополий. Во-вторых, оживлением на мировом рынке и повышением мировых цен на стальной прокат.

И вот здесь уже появляется почва для анализа. Для начала - о тарифах монополий. Последнее, наиболее крупное повышение произошло в ценах на газ: "Газпром" пролоббировал в правительстве их увеличение на 25%. Однако эффект изменения от этого себестоимости производства проката, по оценкам экспертов, оказался небольшой - всего на 1-1,5%. Даже прямое сравнение динамики цен, тарифов и инфляции показывает, что цены на стальной прокат с учетом последних изменений стали лидерами в инфляционной гонке среди всех отраслей промышленности.

Что касается мирового рынка, то здесь ситуация действительно интересная. За последние месяцы рост цен на некоторые виды листового проката составил 50% . На Украине, например, металлурги отреагировали на это, просто переориентировав свои поставки с внутреннего рынка на экспорт, спровоцировав дефицит металла внутри страны и правительственные меры по ограничению экспорта. Но в России рынок стали - это не рынок алюминия, где внутренние цены фактически равны мировым (с поправкой на перевозку, естественно). Российские потребители давно привыкли к тому, что внутренние цены на сталь не только существенно меньше, но и менее динамичней мировых. И до последнего времени металлурги не были в состоянии "привязать" внутренние цены к внешним. Теперь им это по плечу .


Как они "сделали" рынок
До недавнего времени "большие металлурги", снедаемые борьбой за собственность, были разъединены и даже не помышляли о согласованной политике. Кроме того, любая попытка такого согласованного ценообразования могла быть торпедирована со стороны мелких производителей, у которых совместно было 15% всего производства, или 20-25% внутреннего рынка (напомним, что крупнейшие компании почти половину своей продукции экспортируют). Еще столько же на российском рынке мог занять импорт дешевой стали с Украины и из Казахстана. Таким образом, при неблагоприятном развитии событий крупняк в своей попытке загнать цены вверх мог столкнуться с сопоставимой силой, которая, дабы увеличить долю рынка, стремилась бы цены держать или даже опускать.

В 2001-2002 годах разрозненность усилий в стане "больших металлургов" была успешно преодолена: сейчас внутри когорты собственников практически не осталось взрывоопасных отношений. Тем самым почва для претворения в жизнь любых рыночных бизнес-идей и даже прямого объединения активов была удобрена.

Противодействие крупняку со стороны внешних для него сил тоже было сведено на нет. Первыми присмирили разрозненных мелких производителей: в начале 2002 года была пролоббирована в правительстве программа закрытия мелких сталелитейных производств, которая сводила на нет все попытки "мелкоты" извлечь дивиденды от ценовой политики больших собратьев. Далее последовала борьба с дешевым украинским импортом. Здесь было и лоббирование протекционистских мер, и прямые переговоры с украинцами о балансе интересов на рынке. Однако в конце 2002 года стало ясно, что Украина лишает свои сталелитейные заводы ряда льгот, которые и позволяли им конкурировать внутри России с нашими гигантами. Дорога к повышению внутренних цен оказалась полностью свободной. Однако вслед за стальными баронами на эту дорогу попытались ринуться и фигуранты помельче.

Дело в том, что заработать на результатах повышения цен на прокат могут не только "большие металлурги", но и все их поставщики, которые способны оперативно повышать свои собственные цены. Среди таких, независимых от самих металлургов, поставщиков остались только торговцы стальным ломом. Они в состоянии оперативно повышать свои цены и при этом переживать отказы покупателей, имея альтернативный источник сбыта - экспорт. Становится понятным, почему за несколько недель до повышения цен крупные стальные бизнесмены стали лоббировать введение запретительных экспортных пошлин на лом черных металлов.

В картине, посвященной повышению цен на стальной прокат, недостает завершающего мазка.


На шею к трубникам
Попросивший не называть себя представитель крупной сталелитейной компании рассказал "Эксперту", что помимо очевидного интереса металлургов избавиться от инфляционного давления и снять пенки с роста цен на мировом рынке существовала еще одна причина, вызвавшая к жизни повышение цен. "Повышение цен - следствие просчитывания ситуации в трубной отрасли. В этом году у трубников будет масса новых заказов. Делиться надо".

У трубников возможности экспорта минимальны. Но начиная с 2003 года есть надежда на бурный рост внутреннего потребления. Кто же собирается прикупать трубы? Нефтяники -им трубы нужны для реализации инвестиционных планов по увеличению добычи нефти, "Транснефть" - она собирается резко активизировать строительство новых и замену старых трубопроводов, "Газпром" - планирует уже в этом году начать крупные закупки труб большого диаметра на внутреннем рынке. Совокупная оценка добавленного спроса может составить до полумиллиарда долларов в год.

А как же трубники, ведь они запросто могут увеличить свои отпускные цены вслед за ростом цен на прокат? Скорее всего так и будет. Хотя в конце февраля впервые в практике "Транснефти" ее президент Семен Вайншток совершил турне по трубным заводам, пытаясь на месте заручиться гарантиями объемов поставок труб и цен на них. Однако вряд ли даже такое проявление лояльности со стороны крупнейшего потребителя остановит подъем цен на продукцию трубных комбинатов, вызванный согласованной ценовой политикой "больших металлургов".

Дмитрий Сиваков "Эксперт"

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции