Люди Mittal идут в Россию
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
19.01.2006
Люди Mittal идут в Россию
Российский завод станет частью ферросплавного холдинга, управляемого соратником Лакшми Миттала

Вчера стало известно, что швейцарская International Mineral Resources AG (IMR) 13 января запросила у Федеральной антимонопольной службы Германии разрешение на приобретение контрольного пакета ОАО «Серовский завод ферросплавов» (СЗФ). Сейчас 100% акций завода принадлежат британской Kermas Group, которую контролирует российский бизнесмен хорватского происхождения Данко Кончар. Этой группе, купившей в прошлом году крупнейшее в мире предприятие по производству хромитов Samancor Chrome (ЮАР), нужны деньги, чтобы рассчитаться с кредиторами, и она избавляется от неперспективных после падения цен на сталь ферросплавных заводов. По мнению участников рынка, СЗФ может стать одним из многочисленных предприятий, работающих на сталелитейного магната Лакшми Миттала.

Как удалось выяснить RBC daily, российский ферросплавный завод покупает не кто иной, как д-р Йоханнес Ситтард, глава IMR и давний соратник крупнейшего в мире стального магната Лакшми Миттала. Он стал работать на Ispat International г-на Миттала (с этой компании начиналась крупнейшая в мире стальная империя) еще в его первых проектах в Индонезии. До 1995 г. он выступает в роли менеджера по экспортным поставкам в Ispat Mexicana, с ноября 1995 г. работает исполнительным директором на ОАО «Испат-Кармет» (Карагандинский метзавод, Казахстан, с прошлого года Mittal Steel Temirtau). В 2000 г. он занимает пост генерального директора Ispat Inland Inc. (Чикаго, США), позже работает на медных рудниках в Замбии.

В Казахстане г-н Ситтард установил тесные отношения с поставщиками «Испат-Кармета», компанией Kazakhstan Mineral Resources. Возглавлял ее Александр Машкевич, ныне владелец крупнейшей в Казахстане Евразийской промышленной ассоциации (ЕПА). В руках г-на Машкевича с 2000 г. сосредоточены горнодобывающая и алюминиевая отрасли страны, крупные банки. Стальной сегмент казахстанской промышленности достался Ispat (в 2004 г. эта компания сольется с LNM в Mittal Steel). Как утверждают знакомые с историей бизнеса Казахстана собеседники, вместе с г-ном Ситтардом г-н Машкевич смог вывести из местного бизнеса всемогущую в 90-х годах TransWorldGroup (TWG), которой ранее и принадлежали практически все эти промышленные активы. Как выяснилось только в 2002 г. из серии публикаций в британской прессе, еще в 1995 г. г-н Ситтард пользовался услугами г-на Машкевича, готовя покупку «Испат-Кармета». В качестве комиссионных посреднику, а ныне горнодобывающему и металлургическому магнату Казахстана, досталось 100 млн долл.

В 2001 г. Йоханнес Ситтард формально ушел с поста главы «Испат-Кармета», занявшись собственным бизнесом. Фактически он занялся горнодобывающим бизнесом, обеспечивающим стальную империю Mittal легирующими добавками. Причем если верить неофициальным данным, владелец ЕПА Александр Машкевич имеет в этом бизнесе свою долю, размер которой не уточняется. Центр бизнеса – зарегистрированная в Швейцарии компания Eurasian National Resources Corp. (ENR). Она разрабатывает в Казахстане марганцевые рудники, а также владеет двумя ферросплавными заводами в Аксу и Актюбинске. IMR, сделавшая заявку на покупку российского СЗФ, является дочерним подразделением ENR.

В июне 2005 г., выступая на конференции International Manganese Institute в качестве генерального директора ENR, г-н Ситтард назвал свою компанию «единственным действительно интегрированным производителем марганцевых сплавов на территории СНГ». Его слова касаются и производства прочих ферросплавов (из хрома, ванадия, кремния) – в России и на Украине заводы оказались в руках разных собственников, никто из которых не ставил перед собой задачу выстраивания крупного ферросплавного холдинга.

Как отмечают эксперты, без ферросплавов не обойтись при выплавке любой марки стали. «Поэтому теоретически ферросплавный бизнес неплох, – говорит Алексей Морозов из UBS Securities. – Однако этот рынок сильно колеблется в зависимости от цен на сталь». «В итоге ферросплавные заводы рано или поздно становятся частью сталелитейного холдинга», – добавляет аналитик ИФК «Метрополь» Денис Нуштаев. По его словам, последний виток роста начался в 2004 г., когда цены на ферросплавы взметнулись на 150-200% на волне роста стального рынка, а закончился в первой половине 2005 г., когда они снизились на 60% во время его спада.

Сейчас г-н Ситтард расширяет свою ферросплавную компанию, выводя ее за пределы Казахстана на другие развивающиеся рынки. Новые заводы, очевидно, будут выкупаться на имя IMR. По информации миссии ООН в Косово, в ноябре 2005 г. IMR приобрела в Косово 20% государственного ферроникелевого завода за 30,5 млн евро (около 38,1 млн долл). Еще 20 млн евро (25 млн долл.) будут потрачены на модернизацию завода. Г-н Ситтард не исключает и возможности выкупить остальную часть предприятия: свои действия в Косово он назвал «первыми шагами на этой территории». Косовский завод хорошо расположен, он открывает компании Йоханнеса Ситтарда доступ на европейские рынки, в частности, на рынок Германии, на который уже сейчас приходится основная часть европейского экспорта казахстанской ENR.

Именно поэтому, говорит представительница федеральной антимонопольной службы Германии Ирэна Соучик, г-н Ситтард был вынужден подать заявку на одобрение покупки ферросплавного завода в России. Она сообщила RBC daily, что на рассмотрение заявки у немецкого правительства уйдет от одного до трех месяцев, так что сделка между господами Кончаром и Ситтардом может быть завершена не ранее 13 марта. Приобретение Серовского завода ферросплавов, поставщиком которого могут стать казахстанские предприятия ENR, станет хорошим добавлением к косовскому заводу и предприятиям в Казахстане. Сам Данко Кончар вчера наотрез отказался комментировать RBC daily продажу своего бизнеса в России, а на СЗФ заявили, что о грядущей смене собственника ничего не знают. С Йоханнесом Ситтардом связаться не удалось.

Скорее всего, независимым от производителя стали ферросплавный холдинг г-на Ситтарда все же не станет. Как утверждают участники рынка, этот бизнесмен, долгое время работавший с г-ном Митталом, остается верен своему бывшему боссу. Поэтому цепочку принадлежащих ему ферросплавных заводов можно считать аффилированной с Mittal Steel. Отметим, что IMR входит в список фаворитов на приватизационном аукционе по продаже пакистанского меткомбината Pakistan Steel Mills Corp. В случае победы компания сформирует еще более длинную цепочку вертикальной интеграции, а под влиянием г-на Миттала окажется крупный производитель стали с собственным производством ферросплавов, имеющий выход на бурно развивающийся индийский рынок. Серовский завод ферросплавов будет первым известным предприятием на российской территории, на которое распространится влияние стального магната.

По оценке аналитика ИК «Финам» Натальи Кочешковой, 100% завода могут обойтись IMR в 120 млн долл. Это довольно высокая цена для СЗФ, которому необходимы еще вложения в модернизацию оборудования. Напомним, что за 73% крупнейшего в мире Никопольского завода ферросплавов летом 2005 г. предприниматели Виктор Вексельберг и Александр Абрамов предложили около 400 млн долл., и рынок счел эту цену завышенной. Как бы то ни было, у г-на Ситтарда выбор невелик: на российском рынке нет ни одного ферросплавного завода, кроме Серовского, который бы предлагали к продаже. А Данко Кончару, его нынешнему владельцу, важно получить за завод максимально большую цену: после покупки в январе 2005 г. Samancor Chrome в ЮАР, крупнейшего рудника хромитов, за 469 млн долл. ему необходимо найти средства для расчета с кредиторами. Весной 2005 г., когда г-н Кончар начал искать покупателей на свои российские активы, СЗФ оценивали максимум в 50-100 млн долл.

Отдел компаний



Мария Молина
RBC-daily

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции