Стальной крючок. С кем останется «Евраз»?
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
29.03.2006
Стальной крючок. С кем останется «Евраз»?
Металлургическая отрасль еще десять лет назад казалась абсолютно бесперспективной. Сегодня активы российских металлургов стоят миллиарды долларов. Владельцы меткомбинатов начали фиксировать прибыль, продавая активы. Поступит ли таким же образом Александр Абрамов с «Евразом»? Ведь к его компании уже приценивается губернатор Чукотки Роман Абрамович.

В компанию олигархов Александра Абрамова записали не сразу. Долгое время он находился в тени. Пока бизнесмены тешили себя «игрой в политиков», междоусобными войнами и покупками непрофильных активов, «Евраз» «подминал» под себя на первый взгляд малопривлекательные отраслевые предприятия черной металлургии. Но именно благодаря им в конечном счете акционеры компании стали миллиардерами. Сегодня состояние его партнера по бизнесу – Александра Фролова – оценивается в $2,3 млрд.

Сам же Абрамов, занимающий 125 строчку в мировом рейтинге миллиардеров с $4,9 млрд, постепенно устраняется от дел, уделяя все больше внимания своему хобби. Он большой любитель рыбной ловли. В последние годы рыбачит в основном в России: в Сибири, на Дальнем Востоке и на Крайнем Севере. Самый большой трофей – лосось весом 36 кг. Пару лет назад он приобрел Находкинскую базу активного морского рыболовства. «Теперь у меня есть такая возможность – выйти в море и рыбачить там, где я хочу», – объяснял миллиардер в одном из интервью. Прежде чем позволить себе заниматься тем, чем хочешь, и покупать, что хочешь, выпускник Московского физико-технического института почти 15 лет создавал свою империю.


Как закалялась сталь

«Евраз» начинал свой бизнес как торговая фирма. Учрежденная в 1992 году компания «Евразметалл» специализировалась на продаже угля, железной руды и металлов. В неразберихе 1990-х годов, когда неплатежи были нормой, а весь товар отгружался по бартеру, компании удалось скупить довольно большое количество долгов металлургических комбинатов. В первую очередь Нижнетагильского завода. «Это были очень значительные деньги, – вспоминает в интервью «Ко» финансовый директор ООО «ЕвразХолдинг», управляющей активами «Евраз Групп», Павел Татьянин. – Если бы тогда не были предприняты решительные действия, деньги компании были бы потеряны». Так начался индустриальный период деятельности «Евраза».

Компания приступила к реструктуризации бизнеса Нижнетагильского металлургического комбината (НТМК), заключив в 1999 году мировое соглашение с кредиторами. Завод должен был в течение нескольких лет рассчитаться по долгам. Таким образом, из торговой фирмы «Евразметалл» превратился в компанию, которая занималась металлургическим бизнесом. Аналогично ситуация развивалась и на «ЗапСибе», и на Кузнецком металлургическом комбинате. «Руководители компании понимали, что только в интеграции производственных, коммерческих и финансовых процессов можно расплатиться с кредиторами и создать дополнительную стоимость своих инвестиций уже в виде акций предприятий», – говорит Татьянин. Уникальность ситуации заключалась в том, что впервые в российской корпоративной истории столь крупные промышленные предприятия реструктуризировали свои долги, не переводя ликвидные активы во вновь созданные структуры. Долги также были оставлены на балансе заводов, и к началу 2005 года они были досрочно погашены.

Время показало, что одних промышленных заводов недостаточно для нормальной работы. Рост цен на сырье и перебои с поставками серьезно влияли на рентабельность основного производства. «Евразу» пришлось задуматься о приобретении горнорудных и угольных активов. У компании появились Высокогорский и Качканарский ГОКи, кузбасская «Шахта 12», крупные доли в объединении «Южкузбассуголь» и шахте «Распадская.


Украина не поможет

Переломным для «Евраза» стал 2004 год. Абрамов решил делать публичную компанию. Необходимо было искать новых менеджеров. В ноябре 2004 года старшим вице-президентом холдинга был назначен финансовый директор Александр Фролов. На место исполнительного директора был приглашен экс-министр экономики Украины Валерий Хорошковский. Он понадобился Абрамову для лоббирования интересов холдинга в сопредельном государстве.

Во-первых, история с приватизацией крупнейшего украинского металлургического актива «Криворожстали» была на тот момент еще не закончена. Скандал вокруг продажи комбината структурам, близким Виктору Пинчуку, зятю украинского президента, набирал обороты. Во-вторых, металлургической компании, испытывающей недостаток в сырье, была интересна скупка украинских рудных активов. В марте 2005 года на встрече представителей РСПП с Владимиром Путиным Абрамов признался, что «применительно к Украине у нас, действительно, есть хищный интерес. Для нас экономическое доминирование в республиках СНГ – самый разумный и рациональный способ роста грех было бы не использовать».

Но поход на Украину не удался. «Северсталь» и «Евраз» до последнего момента не оставляли надежду на покупку «Криворожстали», которая после смены власти была деприватизирована и выставлена на повторный аукцион. Но как только украинское правительство определилось со стартовой ценой (около $2 млрд), россияне отказались от участия в аукционе. «Это дорогая компания. Мы посчитали, что свободные средства могут быть использованы с большей пользой для акционеров», – вспоминает Татьянин. В результате украинский завод был продан индийскому металлургическому магнату Лакшми Митталу за $4,8 млрд.

Не получилось у компании зайти и на Никопольский завод ферросплавов (НЗФ). Правда, в «Евразе» это не комментируют, утверждая, что НЗФ – личный проект акционеров компании – Александра Абрамова и Александра Фролова в партнерстве с компанией «Ренова». В июне прошлого года они за $25 млн купили у владельца завода Виктора Пинчука по несколько процентов акций Орджоникидзовского и Марганецкого ГОКов и получили опцион на выкуп контрольного пакета НЗФ за $380 млн. Но это не понравилось экс-премьеру Украины Юлии Тимошенко. В августе суд признал приватизацию НЗФ незаконной, и правительство сменило руководство завода.

Также с убытками в прошлом году компания Александра Абрамова ушла из Грузии. В январе 2005 года «Евраз» выиграл за $132 млн приватизационный конкурс по продаже крупнейшего в мире производителя марганцевого концентрата «Чиатурмарганец» и даже внес залог в $20 млн. Но в последний момент из-за нестабильной политической ситуации в республике компания отказалась от сделки.

Более удачно складывались дела у Абрамова в Европе. В прошлом году компания купила чешскую Vitkovice Steel и итальянскую Polini e Bertoli. Сейчас пятая часть полуфабрикатов «Евраза» перерабатывается на заводах в других странах. Но компания планирует увеличить эту цифру в два раза. «Мы ищем возможности покупки предприятий в Европе, США и Азии», – говорит Валерий Хорошковский. Эксперты отмечают, что в России интересные активы уже разобраны, и стоят они недешево.


Дорога в Лондон

Накануне прошлогодних майских праздников «Евраз» объявил о готовящемся IPO в Лондоне головной фирмы – люксембургской Evraz Group S.A., консолидировавшей практически все активы компании. Но оно прошло не вполне успешно. Компания «разместилась» вблизи нижней границы установленного ценового диапазона. Повторить успех «Мечела», продавшего в октябре 2004 года свои акции по максимальной цене, «Евразу» не удалось. Причина – снижение мировых цен на сталь. По данным Metal Bulletin Research, в первом полугодии 2005 года в Европе цены на наиболее ходовые позиции металлургов упали на 15 – 25%, что повлекло за собой и снижение котировок акций ведущих сталеплавильных компаний. Еще одним минусом при размещении стало то, что его акционеры до проведения IPO не поставили на баланс группы принадлежащие им 50% акций «Южкузбассугля». По экспертным оценкам, этот актив прибавил бы к стоимости минимум $900 млн. В минус сыграл и приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, вынесенный накануне размещения в Лондоне.

В результате IPO капитализация компании составила $5,1 млрд, было привлечено $422 млн, а не $500 млн, как рассчитывали эксперты. Но акционеры остались довольны. Абрамов стал обладателем состояния в $3 млрд. Пакеты Фролова и Хорошковского оценили в $1,44 млрд и $96 млн соответственно. «Для нас IPO было стратегическим шагом. Мы долго к нему шли, – говорит Татьянин, – публичность позволит нам правильно и эффективно строить стратегию на будущее».

Спустя несколько месяцев после IPO, Абрамов сложил с себя полномочия по оперативному управлению холдингом. Кресло президента он уступил Валерию Хорошковскому, а совет директоров возглавит после очередного годового собрания в мае Александр Фролов. «Акционеры должны быть членами совета директоров, а управлять компанией следует высокопрофессиональным менеджерам. При крупных акционерах, одновременно являющихся ключевыми менеджерами, компания заведомо теряет в конкурентоспособности», – пояснял «Ко» в ноябре свое решение об отставке Александр Абрамов. Основной акционер «останется ключевым дисижнмейкером – человеком, принимающим решения и формирующим стратегию компании, – отмечает Татьянин. – Стратегию определяет совет директоров, но вес Абрамова в совете является крайне важным и значительным».

«Вероятно, он устал управлять, – считает аналитик ИК «Атон» Владимир Катунин. – При этом Абрамов остался основным владельцем, и все стратегические решения проходят через него. Он не первый из акционеров крупных компаний сделал это. Общая мода – ставить у руля менеджеров». В настоящее время отошли от оперативного управления Виктор Вексельберг (СУАЛ) и Владимир Лисин (НЛМК), Виктор Рашников (ММК), Алексей Мордашов («Северсталь») и Олег Дерипаска («Русал»). А совладелец и гендиректор «Мечела» Владимир Йорих продает свою долю (42%) в компании.

«Одна из версий ухода Абрамова – возможная продажа компании, – говорит аналитик ИК «Метрополь» Денис Нуштаев. – Любой акционер готов расстаться со своим активом за хорошую цену. Это показывает и мировая, и российская практика. Например, Борис Иванишвили, который полностью вышел из металлургического бизнеса». Поэтому после заявления об отставке Абрамова появились слухи о возможной продаже компании владельцу «Газпроминвестхолдинга» Алишеру Усманову. Сам Абрамов эту информацию опровергает. Не исключено, что на решение об отставке повлияло так называемое дело о мошенничестве с акциями Михайловского ГОКа, который сегодня принадлежит Алишеру Усманову. В рамках следствия в начале ноября в международный розыск был объявлен бывший глава «Металлинвеста», друг Абрамова Олег Киселев. Еще в октябре Абрамов заявлял, что уходить не собирается.


Предпродажная подготовка

Подтверждением возможной продажи может служить повторный выход на лондонскую биржу. В январе Абрамов с Фроловым продали в Лондоне еще 6% бумаг, выручив за них $389 млн. Спрос на них в три раза превысил предложение. «Цель дополнительного размещения – повышение ликвидности депозитарных расписок, – говорит Павел Татьянин. – Александр Абрамов заявлял, что существовавший на тот момент уровень ликвидности не является оптимальным с точки зрения повышения стоимости компании. Это длительный путь. Он может занять 2 – 3 года».

Аналитики полагают, что Абрамову повезло с повторным размещением. Сейчас, по мнению Владимира Катунина из «Атона», компания переоценена. На прошлой неделе GDR компании торговались по $23 за ценную бумагу, а справедливая цена – $18. «Мы считаем, что инвесторы переоценивают вертикальную интеграцию, которая присутствует во многих металлургических компаниях, – полагает Катунин. – Это добавляет стоимость, но при снижении цен на руду и уголь нет разницы между вертикально интегрированной компанией и обычной». Кроме того, цены на металл могут продолжить падение с $350 до $280 за 1 тонну, а с ними – и котировки бумаг.

«Продавать металлургический бизнес, когда началось снижение цен на сталь, не вполне оправданно, – говорит аналитик ИК «Проспект» Дмитрий Парфенов. – Нужно ждать растущего рынка». По его словам, сейчас лучшее время для продажи сырьевых активов, пока цены на железную руду и уголь высокие. С другой стороны, чтобы развивать крупный металлургический холдинг, надо быть уверенным в рынках сбыта. Сейчас Россия потребляет около 35 млн тонн стали, а выпускает 60 млн тонн. Через 10 лет экспортировать придется уже около 40 млн тонн, но рынков сбыта немного, и конкуренция на них только растет.

Средства, которые «Евраз» заработал на размещении, компания использует для приобретения новых активов. «Стратегия, которую обозначил «Евраз», связана с увеличением доли добывающего бизнеса, – говорит аналитик ИК «Метрополь» Денис Нуштаев. – Компания практически завершила модернизацию и обновление стального бизнеса. И серьезно занялись консолидацией своих майнинговых активов, в том числе угольных, и инвестициями в эти секторы». Какую компания преследует цель? «Увеличение долгосрочной стоимости», – считает Павел Татьянин. По его словам, это достигается не только консолидацией активов, но и инвестициями в реконструкцию и модернизацию мощностей на первых переделах металлургического производства, где закладывается основная база конкурентного преимущества. «Себестоимость стального производства у «Евраза» – $175 – 180 за тонну, – отмечает Денис Нуштаев, – это ниже среднемировой ($200 – 220), прибыльнее «Северстали» ($190), но выше, чем у НЛМК ($165 – 170)».

«Евраз» отстает по темпам модернизации от компаний «большой тройки» – «Северстали», «Магнитки» и НЛМК», – рассказывает Владимир Катунин. По его словам, НТМК и КМК, входящие в группу «Евраз», уже практически модернизированы, самым старым предприятием остается «ЗапСиб». «Но, – добавляет эксперт, – сейчас уже никто не говорит, что это старые заводы, акционеры потратили достаточно много средств на перевооружение и продолжают тратить, но в меньших объемах». Так, в 2005 году компания инвестировала в модернизацию производства около $600 млн, планы на этот год – $400 млн. Для сравнения, у одного из конкурентов «Евраза» – группы «Мечел» – объем капитальных вложений с 2006 по 2010 годы составит около $1,1 млрд.

«Для «Евраза» логичной стала бы стратегия диверсификации бизнеса, покупка небольших европейских активов и выход на более высокие переделы металлургического производства: выпуск плоского проката и горячекатаного листа, – считает Парфенов. – В сегодняшней ситуации надо либо уходить в другие переделы, либо продавать компанию».


Кто в очереди?

Найдутся ли у «Евраза» покупатели? Безусловно. «Вопрос консолидации отрасли вновь начинает обсуждаться, – рассказал «Ко» топ-менеджер одной из крупных металлургических компаний, – но непонятно, в чьих интересах она будет происходить и кто выступит ее инициатором. Возможно, государство пытается укрупнить металлургический бизнес. Но до какой степени это необходимо делать и под кем он в результате окажется?»

На прошлой неделе стало известно, что на «Евраз» претендует губернатор Чукотки Роман Абрамович. На рынке обсуждается возможность выкупа блокирующего пакета акций у совладельцев металлургической компании. «Все будет зависеть от предложенной цены, – поясняет Денис Нуштаев, – впрочем, не исключен и политический фактор, повлиявший на решение Абрамовича. После того как он практически полностью распродал здесь активы, вряд ли бизнесмен просто так решил вернуться в российский бизнес». Аналитики не исключают и полной продажи Абрамовым металлургического бизнеса. В этом случае у него в перспективе появляется возможность объединить «Евраз» с активами Алексея Мордашова или Алишера Усманова, создать крупный металлургический холдинг и выйти из этого бизнеса. Подобным образом Абрамович уже поступил несколько лет назад, продав свой пакет «Русского алюминия» Олегу Дерипаске. В Millhouse Capital – управляющей компании активами Абрамовича – и «Евразе» отказались комментировать возможность сделки. Отказался что-либо говорить и пресс-секретарь Абрамова Майкл Раммель.

Однако Владимир Катунин считает, что «черная металлургия менее интересна для государства по сравнению с цветной или «нефтянкой». Металлургия живет своей собственной жизнью, на власть никто не хочет посягать, поэтому атаковать ее нет смысла».

Но разговоры о слияниях возникают регулярно. «Консолидация начинается, когда снижаются цены на сталь. Уменьшаются прибыли, появляется резон объединять активы, чтобы сокращать издержки», – объясняет Катунин. В этом году закончился период высоких цен на сталь. По данным Deutsche UFG, прокат с начала года подешевел на 25 – 30%. Пока еще цены выше уровней, когда стоит говорить о слияниях, но тенденция к их снижению имеется.

«Евраз» наиболее интересен и стальным игрокам – Мордашову, Лисину, Усманову, всем, у кого есть свободные средства», – говорит Нуштаев. Активы компании – это не только производство стали, но и майнинговый бизнес. В последнее время на рынке появились слухи, что «Северсталь» собирается объединяться с «Евразом». Это было бы логичным для Алексея Мордашова. Владелец «Северстали» еще несколько лет назад предлагал главе ММК Виктору Рашникову объединить активы, подобные переговоры шли и между совладельцами «Евраза» и НЛМК. Но тогда каждый из них предпочел развивать бизнес самостоятельно. Новым стимулом для объединения может стать вступление России в ВТО. Процесс позволит противостоять экспансии иностранных концернов.


Андрей Красавин
"Компания"

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции