Юрий Трутнев: в РФ стратегических месторождения меди - три, а золота - одно
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
20.06.2006
Юрий Трутнев: в РФ стратегических месторождения меди - три, а золота - одно
Правительство РФ в июне 2005 года внесло в Госдуму проект федерального закона "О недрах", разработанный министерством природных ресурсов (МПР). Однако, законопроект был отозван. В частности, в нем отсутствовали критерии отнесения месторождений полезных ископаемых к категории стратегических. Позднее МПР разработало проект критериев. Согласно первоначальному варианту, допуск иностранных недропользователей был ограничен к месторождениям с запасами нефти более 150 млн. тонн, газа - от 1 трлн. кубометров, золота - от 700 тонн и меди - от 10 млн. тонн. О том, какие изменения претерпели критерии отнесения месторождений к стратегическим и судьбе законопроекта "О недрах" рассказал Агентству нефтяной информации министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев.

МПР заявило о снижении планки по запасам для отнесения месторождений к категории стратегических. Сколько месторождений теперь могут войти в этот список?

Действительно, мы предложили новые критерии по объему запасов полезных ископаемых для отнесения месторождений к категории стратегических. По нефти - это снижение со 150 млн. тонн до 70 млн. тонн, по газу - с 1 трлн. кубометров до 50 млрд. кубометров. Таким образом, новые критерии существенно увеличивают список месторождений по газу и нефти. Теперь, в случае принятия этих критериев, стратегическими будут признаны около 30 нефтяных месторождений и 40 газовых месторождений. То есть, согласно действующей классификации запасов и ресурсов, все крупные и уникальные.

По золоту, в соответствии с новыми критериями (50 тонн - АНИ), в список стратегических не попадает ни одно месторождение из открытых, кроме Сухого Лога.

По меди планка установлена на уровне 500 тыс. тонн и под категорию стратегических подпадают три месторождения. Подход тот же самый: все крупные месторождения, и, соответственно, уникальные относятся к категории стратегических.

В определении критериев для стратегических месторождений важен вопрос баланса между привлекательностью недропользования для иностранных инвестиций и созданием системы преференций для национальных компаний. Новые критерии - это оценочное экспертное решение, оно совпадает с классификацией полезных ископаемых, где месторождения в зависимости от объемов запасов делятся на мелкие, средние, крупные и уникальные.

Новые критерии для стратегических месторождений стали жестче в отношении защиты национальных интересов и несколько менее комфортными по отношению к иностранцам. Мы считаем это правильным. Эти меры все же остаются достаточно мягким по сравнению с большинством стран, которые предоставляют свои полезные ископаемые в пользование иностранным компаниям.

Как отнеслись иностранные компании, работающие в России, к нововведениям МПР?

Первый шаг был совсем робкий, когда мы определили более высокую, чем предложенная сегодня, планку запасов для стратегических месторождений. Тем не менее, реакция даже на те цифры была жесткой. К России, так сложилось, наиболее требовательное отношение со стороны наших иностранных коллег. Их не возмущает, что, например, значительно более жесткие условия по отношению к зарубежным недропользователям существуют в Норвегии, я уже не говорю о странах Африканского континента. Но, тем не менее, даже первое заявление о желании создать преференции российским национальным компаниям, вызвало определенную реакцию.

Несмотря на это, мы считаем, что задача МПР и правительства - способствовать развитию национальных компаний, развитию переработки в России, развитию строительства оборудования для добычи полезных ископаемых. Мы работаем на эту цель, и, я надеюсь, что наши уважаемые коллеги из-за рубежа к этому привыкнут.

Сегодняшний день и тот момент времени, когда мы вносили первые предложения, отличаются, в том числе, и напряженностью на нефтяном рынке. Напряженность возрастает и по сей день. Очевидно, цены на энергоресурсы будут расти, и уже ясно, что запасы энергоресурсов останутся ликвидными на протяжении долгого времени. Было бы глупо, если бы Россия сегодня все раздала, а потом думала, где это купить.

Стратегическими могут быть признаны только месторождения из нераспределенного фонда недр?

Эти критерии будут относиться к двум блокам деятельности: первоначальному распределению месторождений на аукционе и открытию стратегического месторождения в процессе геологического изучения.

То есть эта норма коснется и сквозных лицензий?

Если иностранная компания откроет такое месторождение в России, она будет искать российского партнера. Она продаст контрольный пакет (50% +1 акция - АНИ) своего предприятия, ведущего геологическое изучение, российскому инвестору. Кстати, рынок заметно реагирует на изменения законодательства в России. Подписанное соглашение между "Норильским никелем" и BHP Billiton - яркий пример. Этому СП уже совершенно все равно, сколько стратегических месторождений у нас будет, потому что оно создано в рамках подготовленного закона: в нем 50% минус одна акция у BHP и 50% плюс одна акция у "Норильского никеля". Соответственно, по отношению к этому СП уже никаких ограничений на участие в аукционах по стратегическим месторождениям не возникнет.

Останутся ли в законопроекте о недрах сквозные лицензии как таковые?

Не совсем гармоничен термин "сквозные лицензии". Мы говорим о том, что компания, получившая лицензию на геологическое изучение, должна автоматически получать право на разработку месторождения в случае его открытия. Такой механизм, очевидно, сохранится.

Будут ли разработаны критерии стратегических месторождений для других видов полезных ископаемых?

Пока мы таких предложений не вносим и не планируем вносить. Хотя рассматриваем эти возможности. В частности, по никелю, платине и другим видам полезных ископаемых.

Повлияет ли ограничение допуска иностранных компаний к разработке стратегических месторождений Восточной Сибири на заполнение нефтепровода "Восточная Сибирь-Тихий океан"?

Объективно, повлиять не должны. Вообще, по Восточной Сибири - другая работа. МПР и Федеральное агентство по недропользованию планируют прописать такой механизм выдачи лицензий или заключения договоров, а потом контроля за их исполнением, чтобы обеспечить заполнение трубы.

Когда предложения по критериям будут направлены в Госдуму?

Сейчас все материалы находятся в правительстве. Когда они будут направлены в Думу - это вопрос скорее, к правительству. Я исхожу из того, что российские полезные ископаемые находятся не только в ведении МПР, они являются образующими по отношению к бюджету. Наша задача - профессионально подготовить законодательные акты, в том числе, такие системообразующие, как новая редакция закона "О недрах". Определенность по таким узловым вопросам, как допуск иностранных компаний к недрам РФ, - это компетенция правительства в целом, потому что это вопрос как экономического, так и политического баланса.

Госдума будет рассматривать критерии по стратегическим месторождениям в составе законопроекта "О недрах"?

Думаю, мы поступим таким образом. Несмотря на то, что сегодня проекта закона об ограничении допуска иностранцев к стратегическим предприятиям (разрабатывает Минпромэнерго РФ - АНИ) нет, эти два закона должны дополнять друг друга. Мы выполнили свою часть работы. Если принятие нового закона "О недрах" будет задерживаться, мы будем изымать оттуда те разделы, без которых просто сложно сегодня работать. Это и раздел, связанный с допуском иностранцев, и несколько вопросов, связанных с геологическим изучением.

Могут ли критерии для стратегических месторождений стать частью законопроекта об ограничении иностранных инвестиций, который в настоящее время разрабатывает Минпромэнерго?

Они не станут частью этого законопроекта, они скорее, будут частью самостоятельных поправок в действующий закон "О недрах", если принятие проекта нового закона "О недрах" будет задерживаться. Что быстрее - это чисто технологическое решение.

В связи с ограничением допуска иностранцев к российским недрам, считаете ли вы возможным заключение новых соглашений о разделе продукции?

Мне вообще всегда не нравились соглашения о разделе продукции (СРП - АНИ), у меня крайне критическое отношение к этому режиму. Не мне его отменять, но везде, где мы сталкиваемся с работой СРП, возникает ощущение, что те, кто их заключали, мягко говоря, продешевили. Я считаю, что Россия находится не на том уровне развития, чтобы заключать сейчас СРП. СРП - это когда совсем плохо и денег совсем нет.

Какова судьба Харьягинского СРП, к которому у вашего министерства сохраняются претензии, и есть ли результаты диалога МПР и Минпромэнерго по этому вопросу?

Мы ведем диалог не с Минпромэнерго, а с нарушителем. Минпромэнерго, почему-то, на некоторое время заняло позицию адвоката компании, разрабатывающей Харьягинское месторождение. Но сейчас, по-моему, Минпромэнерго уже отказывается от этой позиции. Наш подход очень простой. Как и во всех остальных случаях, мы будем настаивать на выполнении лицензионного соглашения. Пока оно не выполняется по целому ряду пунктов.

Возможно ли расторжение Харьягинского СРП в связи с этими нарушениями?

Мне не очень нравится слово "расторжение". Мы не можем разрушать уже сложившуюся экономику. В то же время, нельзя применять к иностранцам требования, отличные от требований к российским недропользователям. Мы будем требовать от иностранцев соблюдения лицензионных соглашений.

Почему задерживается принятие закона о недрах?

В основном, в связи с необходимостью найти баланс между допуском иностранных инвесторов и защитой национальных компаний. Кроме того, если говорить о темпах принятия закона "О недрах", то они нормальны для любого серьезного закона. Например, только недавно приняли Водный кодекс, в то время, как его разработка началась за год до законопроекта "О недрах", Лесной кодекс - за два года, но он еще не принят. Так что нельзя сказать, что мы выбились из графика. Пока мы идем без отставания от общего графика законотворческой деятельности.

Сохранится ли в законопроекте о недрах норма о возможном проведении конкурсов на разработку месторождений?

Да. Конкурсы будут проводиться по решению правительства. Это может касаться шельфа и уникальных случаев.

То есть конкурсы будут проводиться по шельфу и стратегическим месторождениям?

Конкурс, на мой взгляд, может проводиться по месторождению, обладающему особыми отягощениями с точки зрения экологии, условий горных работ, техногенной безопасности. Но в этом случае нужно готовиться к тому, что процедура будет полностью прозрачной.

Дума приняла в I чтении проект поправок в Налоговый кодекс "О дифференциации налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ)". В последний момент из списка регионов, претендующих на налоговые каникулы в начале освоения месторождений, исчезли Тимано-Печорская провинция и шельф. Возможно ли их включение в законопроект до II чтения?

Мы будем это предлагать. В любом случае мы будем предлагать продолжать работу по дифференциации НДПИ. Произойдет это до второго чтения или отдельным пакетом поправок, в любом случае, у нас есть другие провинции, у нас есть шельф. Также необходима дифференциация по свойствам нефти. Важно не скомпрометировать этот механизм, только начиная задействовать. Если мы сможем прозрачно и понятно дифференцировать НДПИ, это повысит эффективность работы всей нефтегазовой отрасли.
АНИ Интерфакс

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции