Совладельцу “Евраза” не нужна зарплата в $2,5 млн
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
07.03.2007
Совладельцу “Евраза” не нужна зарплата в $2,5 млн
Не каждый мог бы отказаться от вознаграждения в $2,5 млн в год, но президент “Евраза” Александр Фролов сделал это. У него есть альтернатива получше: эффективность бизнеса “Евраза” позволяет ему зарабатывать на продаже акций.

В декабре 2006 г. в “Евразе” поменялся президент. Валерий Хорошковский после двух лет работы в “Евразе” решил вернуться на Украину и работает в Совете национальной безопасности и обороны республики. Вместо него акционеры “Евраза” на внеочередном собрании 18 января утвердили в должности президента одного из совладельцев “Евраза” — Александра Фролова. Он сохранил за собой и пост председателя совета директоров “Евраза”.

Как следует из протокола того собрания, с содержанием которого удалось ознакомиться “Ведомостям”, совмещение двух должностей могло бы стать весьма доходным для Фролова. Кроме $150 000 в год, положенных всем членам совета директоров “Евраза”, за исключением депутата Госдумы Отари Аршбы, Фролов получил право на вознаграждение президента компании в $1,25 млн в год. Еще $1,25 млн Фролов мог бы получить в виде бонуса по итогам года в зависимости от эффективности работы.

Для первого лица такой компании, как “Евраз”, данный размер вознаграждения — скромный, считает управляющий партнер хедхантинговой компании Ward Howell Сергей Воробьев, наем стороннего менеджера обошелся бы дороже. Ford Motor Co новому президенту Алану Малалли установила зарплату в $2 млн в год и потратила еще $18,5 млн на единовременную выплату при его переходе на работу из Boeing. Совладелец “Суала” Виктор Вексельберг, по оценке одного из московских хедхантеров, платил создателю BHP Billiton Брайану Гилбертсону несколько миллионов долларов в год на посту президента “Суал-Холдинга”.

Но Фролов решил не брать ни зарплату, ни бонус. На совете директоров 26 февраля он попросил, чтобы ему оставили лишь вознаграждение остальных членов совета директоров, рассказала вице-президент “Евраза” Ирина Кибина. Он посчитал неэтичным забирать из компании зарплату, будучи ее акционером, объяснила она. Хорошковский, судя по документам, имел право на зарплату в $1,25 млн в год плюс бонус в размере до $2 млн. Выплачивал ли “Евраз” эти деньги, в компании сказать отказались. Комментарии Фролова и Хорошковского получить не удалось.

Среди топ-менеджеров и совладельцев крупных компаний такое поведение распространено. Гендиректор терпящей убытки Delphi Роберт Миллер в 2005 г. снизил свой годовой оклад до $1 млн с $1,5 млн. В 1980-х гг. столько же получал президент Chrysler Ли Якокка. Гендиректор и совладелец “Норникеля” Михаил Прохоров работает за один МРОТ в месяц (сейчас составляет 1100 руб.). “Я человек обеспеченный и работаю за идею, за успех”, — объяснял это Прохоров.

То же можно сказать и о Фролове. В 2005 г. во время IPO “Евраз” раскрыл, что Фролов является крупнейшим партнером Александра Абрамова с долей 31,1%. В прошлом году Абрамов и Фролов дважды продавали акции пропорционально своим долям — инвесторам (6%) и Роману Абрамовичу (41,2%). Эти сделки принесли партнерам около $3,39 млрд, треть этой суммы досталась Фролову. “Евраз” регулярно платит дивиденды: по итогам 2005 г. — $351 млн, а за первое полугодие 2006 г. — $229 млн. И наконец, Фролов остается одним из крупнейших акционеров “Евраза”. Доли бенефициаров “Евраз” не раскрывал с 2005 г., но соотношение долей Абрамова и Фролова — 2:1 — сохранилось, полагает инвестбанкир, работающий с компанией. Значит, у Фролова может быть 14% акций “Евраза” (в пятницу пакет стоил $1,55 млрд).

Членам совета директоров “Евраза” не на что пожаловаться: в этом году на вознаграждения им уйдет $1,4 млн. Главы комитетов совета Джеймс Кэмпбелл (стратегия), Питер Робинсон (аудит) и Филипп Делануа (вознаграждения) в плюс к основной ставке получают еще по $50 000 в год, рядовые члены этих комитетов — глава корпоративных финансов Millhouse Ольга Покровская и управляющий директор Millhouse Capital UK Евгений Тененбаум — по $24 000. Аршба, будучи депутатом Госдумы, по словам Кибиной, работает за $1 в год. НЛМК за каждое участие в совете платит директорам по $1000, но если они голосуют заочно — по $500. По итогам года НЛМК оставляет за собой право выплатить совету премию в 0,1% от чистой прибыли. В 2006 г., по оценке “Атона”, она приближалась к $2 млрд, значит, премия может составлять $2 млн. Магнитка 10 членам совета в 2007-2008 гг. в совокупности заплатит 60 млн руб. (около $2,3 млн).


Юлия Федоринова
"Ведомости"

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции