Металлургический завод на бумаге
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
05.04.2007
Металлургический завод на бумаге
Как был задуман, обговорен, просчитан и провален красивый металлургический проект

Попытки украинского миллиардера Виктора Пинчука, совладельца металлургического холдинга “Интерпайп” и зятя Леонида Кучмы, найти приложение своим капиталам в России потерпели фиаско. Около двух лет назад он изучил возможность строительства под Москвой современного небольшого завода по переплавке металлолома — mini-mill, если использовать западную терминологию. В конце 2005 г. в Шатурском районе подобрали площадку в 400 га, получили одобрение местных властей, уже было начали договариваться о кредитах и искать соинвесторов. Но проект, получивший название “Просталь”, завис, а с начала марта этого года он официально заморожен. Пинчук и его партнеры — донбасские угольные трейдеры во главе с назначенным гендиректором “Простали” предпринимателем Андреем Прокопьевым — не решились рискнуть деньгами. Окончательные расчеты по проекту стоимостью свыше $800 млн показали, что начинание не окупится в устраивающий инвесторов срок. Все потому, как уверяет руководитель проекта Андрей Феоктистов, что подобных производств развелось слишком много.


СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ

Украинские предприниматели взялись за модную тему, когда пару лет назад из-за “оранжевой революции” и попыток масштабного пересмотра итогов приватизации бизнес Виктора Пинчука оказался под угрозой. Было решено подыскать альтернативные возможности для инвестиций, в том числе и в России.

Проектов вроде “Простали”, когда на одном заводе из лома черных металлов и чугуна выплавляют до 2 млн т стали в год, за последние 2-3 года было анонсировано около двух десятков. Крупным производителям подобные проекты позволяют решать сразу несколько проблем: модернизировать производство, создавать альтернативу по сырью и энергоресурсам. По сравнению со сторонними закупками изготовление трубной заготовки на своем mini-mill позволит стальной группе ЧТПЗ экономить по $100-200 на 1 т, отмечает аналитик Райффайзенбанка Максим Раскоснов. Для таких предприятий, как Магнитка, выплавка электростали из смеси лома и чугуна — возможность страховаться на случай сырьевых блокад.

Не нужно больше строить экологически грязных гигантских комбинатов, пожирающих миллионы тонн руды и кокса. А можно поблизости от крупных потребителей металла сооружать мини-заводы, переплавляющие лом в электродуговых печах. Производственный цикл у них короче, капитальные затраты ниже, окружающая среда чище. Большая часть заявленных проектов между тем до сих пор находится в стадии написания ТЭО или выполнения геодезических работ. И вот появляется еще один замысел, причем не такой уж мини: “Просталь” мощностью 2,5 млн т проката в год, что сопоставимо с четвертью прокатных мощностей Магнитки. Инициаторы проекта заявляли о твердом намерении довести дело до конца, отмечая, что у них перед глазами “Истил” — мини-завод при Донецком меткомбинате, по образу и подобию которого задумана “Просталь”.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
22% — расчетная рентабельность по EBITDA “Простали” так и осталась мечтой
9 лет нынешняя оценка срока окупаемости “Простали” — вместо прежних 6 лет
--------------------------------------------------------------------------------------------------------

За словами последовали действия. ОАО “Металлургическая компания "Просталь"” с уставным капиталом 100 000 руб. было зарегистрировано в апреле 2005 г.

Часть финансирования планировали осуществить за счет кредитов: на эту тему предполагалось вести переговоры со Сбербанком, Внешэкономбанком и несколькими банками поменьше. Поначалу инвесторы собирались вложить 30% собственных средств, а позднее, чтобы снизить объем процентных выплат по кредитам, — около 50%.

Для руководства производственной стороной проекта гендиректор Прокопьев пригласил Андрея Феоктистова, инженера-металлурга, проработавшего 18 лет на Магнитке, а позднее возглавлявшего отдел корпоративного управления в Банке Москвы. Феоктистов предложил несколько идей, связанных с так называемой малой энергетикой. Но Прокопьев посчитал, что металлургический бизнес интереснее, и предложил выходцу с Магнитки возглавить свой новый проект. Согласившись после некоторых раздумий, Феоктистов заказал компании “Hatch-РБС” (СП российской группы “Развитие Бизнес-Систем” и канадской Hatch Associates) исследование рынка проката. Основываясь на нем, он рассчитал объемы выпуска продукции, номенклатуру и рынок сбыта для будущего завода.

Цифры выглядели красиво. Планировалось, что на проектную мощность завод выйдет в 2009 г., обеспечит себе стопроцентный сбыт при любой конъюнктуре, а рентабельность по EBITDA составит 22-23%. В среднем, по расчетам аналитиков Райффайзенбанка, небольшие электросталеплавильные заводы менее эффективны по сравнению с крупными металлургическими холдингами. Но если мелкий производитель обеспечен собственным ломом, ситуация иная. К примеру, маржа по EBITDA работающего на своем ломе Нижнесергинского метизно-металлургического завода, входящего в “Макси-Групп” (Екатеринбург), составляет 25-30%. Для сравнения: у Новолипецкого меткомбината, предприятия полного цикла, норма прибыли по EBITDA — 42%.

“Просталь” также намеревалась заняться сбором металлолома, вложив в 5-6 специализированных баз в среднем по $10 млн в каждую. Если бы развитие рынка проката пошло по оптимистическому сценарию (быстрый рост), “Просталь” в 2015 г. могла бы занять 8,6% рынка, а если по пессимистическому — 4,4%. Отвоевывать доли предполагалось — не удивляйтесь — у компаний “большой тройки”: “Северстали”, Магнитогорского и Новолипецкого комбинатов, которые по разным видам проката контролируют сегодня от 80 до 97% рынка. Ничего невозможного в достижении столь амбициозной цели не было, как следует из отчета “Hatch-РБС”, если компания сумела бы закрепиться в Московском регионе (столица плюс область), который в последние годы уверенно держится на первом месте, с одной стороны, по сбору лома черных металлов, а с другой — по сбыту листового проката (1,9 млн т, или 12% всего российского рынка).

В Москве больше нет таких масштабных потребителей, как ЗИЛ и АЗЛК, зато регион переживает настоящий строительный бум. Спрос на листовой прокат сегодня на 86,7% обеспечивается строительными компаниями и индивидуальными застройщиками (еще 8,3% сбывается машиностроительным предприятиям). Именно на застройщиков и намеревался ориентироваться Андрей Феоктистов, тем более что машиностроители давно поделены между комбинатами-гигантами. Помимо Москвы и Подмосковья приоритетными регионами для сбыта продукции “Простали” должны были стать Нижегородская, Волгоградская, Самарская, Ростовская, Оренбургская области и Татарстан. Учитывая железнодорожные тарифы, в этих регионах “Просталь” планировала получить (в зависимости от сорта проката) ценовое преимущество перед компаниями “большой тройки” в 1-5%.

ШАТУРСКИЕ НАДЕЖДЫ

Строительство завода предполагалось начать не ранее конца 2006 г. и закончить его за 20 месяцев. В начале 2006 г. в Шатурском районе, на востоке Московской области, под проект выделили около 400 га. Несмотря на то что буквально в 500 м от площадки расположен жилой массив и завод не очень проходил по шумовым характеристикам, согласования на районном уровне прошли успешно — “Просталь” обещала возвести защитные сооружения. На роли администрации Шатурского района следует остановиться отдельно. Район, скажем прямо, захолустный. Его экономика полностью зависит от работы двух предприятий: ГРЭС № 5 и мебельной фабрики “Шатура”. Половина районного бюджета дотируется областью, а безработица составляет 3,6% при среднем уровне по области 1%. Около 6000 жителей района (из 100 000) ежедневно ездят на работу за 120 км в Москву. В ноябре 2004 г. район возглавил местный амбициозный политик Андрей Келлер, а председатель Московской областной думы Валерий Аксаков, сам уроженец Шатуры, порекомендовал ему в первые замы своего старого знакомого, бизнесмена из Екатеринбурга Эдуарда Федосова. Задача была сформулирована просто: привлечь в район побольше инвесторов. Связи с руководством области Федосову в дальнейшем очень пригодились, ведь помимо Шатуры “Просталь” получила еще 16 предложений о размещении площадки от районов Московской, Тверской и Рязанской областей.

В пользу Шатуры сыграли свободные мощности по электроэнергии и газу, что для Московской области большая редкость. Наконец, Федосов приложил немало усилий для решения главного для “Простали” вопроса — обеспечения сырьем, то есть металлоломом. Некоторые участники этого непростого рынка считают, что “Просталь” с самого начала только того и добивалась — и ничего больше. “Как бы ни смотрели на это существующие игроки, мы сделаем все, чтобы у новой компании были максимальные преференции по сбору металлолома в Московской области”, — откровенничал Эдуард Федосов. В конце 2005 г. Феоктистов получил в Мособлдуме и областном правительстве одобрение своей идеи организации площадок для сбора лома. Риелторы уже начали подбирать участки земли.

ЗАМОРОЖЕННЫЙ ЗАВОД

Ценовых войн с родной Магниткой руководитель проекта Феоктистов так и не дождался. В начале марта 2007 г. “Просталь” официально признала проект строительства завода замороженным. Неофициально в компании поясняют, что вообще слабо верят в его реализацию. Кроме проектной документации, никаких других работ так и не сделали. Сошлось воедино несколько причин. Среди ключевых Феоктистов называет бурный рост количества анонсированных проектов и рост стоимости лома. Одна только уральская “Макси-Групп” заявила о желании построить до десятка мини-заводов. Причем средняя стоимость каждого проекта сегодня оценивается в $800-900 млн против $500 млн изначально. “Макси” масштабно занимается ломозаготовкой и входит в число лидеров рынка, поэтому шансы реализовать идею есть. Для “Простали” же удорожание проекта и сырья оказалось смерти подобно. Окончательный пересмотр бизнес-плана “Простали” показал, что вместо шести лет срок окупаемости проекта составит девять.

“В последние три года я много слышу о том, что планируются подобные проекты, — говорил год назад президент МАИР Виктор Макушин. — Но как бизнесмену и металлургу мне непонятно, на что люди рассчитывают”. Между тем месяц назад российский лидер по сбору металлолома МАИР и сама анонсировала идею достроить вертикально интегрированный металлургический холдинг “от сбора и переработки лома до производства и реализации металлопродукции”. Мощности входящего в МАИР Сулинского метзавода (ЗАО “СТАКС”, Ростовская область) собираются расширить так, чтобы к середине 2008 г. он был способен выпускать 600 000 т металла в год. У МАИР, как лидера рынка лома, опять-таки шансов на реализацию проекта побольше, чем у “Простали”. Хотя и они не стопроцентные.

“Большая тройка” российских металлургических комбинатов взирает на происходящее отнюдь не безучастно. Гиганты стараются поставить рынок лома под собственный контроль. Настоящая драма разыгралась, к примеру, в Ульяновске. “Северсталь” и Магнитка, по выражению главного инженера ульяновского “Вторчермета” Владимира Черныша, принялись “вытаптывать мелкий и средний металлоломный бизнес”. По его словам, два комбината по несколько раз в год одновременно роняют закупочные цены, иногда почти на 50%, вынуждая ульяновцев продавать лом себе в убыток. Или, напротив, ломопереработчик Магнитки, компания “Профит”, резко завышает цены скупки лома у мелких сдатчиков, и те перестают нести сырье во “Вторчермет”. А цель одна. “Дня не проходит, чтобы кто-то из них не приезжал и не обсуждал с нами ситуацию на рынке, подспудно выясняя, не собрались ли мы продаваться”, — рассказывает Черныш. Вместе с ростом потребления стали выросло и потребление лома. По данным аналитика МДМ-банка Андрея Литвина, потребление стали в странах СНГ выросло на 12,9%. В 2007 г. прогнозируется рост на 6,1%. Потребление лома черных металлов в России, по данным аналитика “Тройки Диалог” Сергея Донского, увеличилось с 17 млн т в 2005 г. до 20 млн т в прошлом году. При этом цены на стальной лом в России с 2004 г. выросли с $130 до $210 за 1 т (без учета НДС).

“Просталь” подвела не только конъюнктура — на судьбе проекта сказалась и нерешительность инвесторов. Виктор Пинчук несколько раз менял отношение к идее. А после того, как его дела на Украине в связи с ослаблением “оранжевых” снова пошли в гору (сегодня компания Пинчука “Интерпайп” даже подумывает о проведении IPO), он окончательно утратил интерес к проекту под Шатурой. Поиск новых стратегических инвесторов тоже не увенчался успехом. Возможность участвовать в строительстве завода предлагали Алишеру Усманову. Но ему, владельцу крупнейших железорудных комбинатов России, хватает собственного первичного сырья, и завод, рассчитанный на переработку лома, ему не очень нужен. Поучаствовать в проекте приглашали даже знаменитую европейскую сталелитейную компанию Arcelor, которая уже около двух лет подыскивает себе новую возможность для инвестиций в России. Но там, как говорит Андрей Феоктистов, сочли “Просталь” слишком крупным проектом, к тому же европейцев не устроила идея долевого участия — им нужно все либо ничего. Впрочем, Федосов из администрации Шатурского района еще надеется, что арселоровцы могут вернуться.

В администрации Шатурского района говорят, что продолжают общаться с представителями “Простали”. Но держать для этого проекта площадку районные чиновники больше не могут — есть более активные желающие. На случай, если “Просталь” все же рискнет разморозить свои проекты, за ней зарезервирована часть другой территории района, в 4 раза меньшая по размеру. А Андрей Феоктистов думает о смене работы, хотя до конца года (точнее, пока не закончится срок его контракта) предполагает оставаться в компании. “Строить с нуля крупные заводы, перерабатывающие лом, сегодня крайне сложно”, — резюмирует он. Представители “Макси-Групп”, которая было задумала построить сразу несколько мини-заводов, наотрез отказались давать комментарии к этой статье, что лишний раз подтверждает правоту руководителя несостоявшегося проекта “Просталь”.

Ирина Кузьменко
Анастасия Герасимова
Еженедельник "Smart Money"

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции