Олигархи от металлургии поправят для себя закон о банкротстве?
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
26.08.2009
Олигархи от металлургии поправят для себя закон о банкротстве?
Министерство экономического развития России подготовило законопроект, кардинально меняющий действующий закон о банкротстве – в пользу олигархов, которые обзавелись за последние годы непомерными долгами.

Сообщается, что главным лоббистом нового законопроекта стал известный бизнесмен Олег Дерипаска, который еще в феврале обратился к президенту России Дмитрию Медведеву с просьбой поспособствовать облегчению его собственного (и других олигархов) долгового бремени. Структуры, контролируемые Дерипаской, меньше чем за год попали в долговую кабалу – их суммарный долг превышает $25 млрд. Но Дерипаска заявил президенту, что «если сейчас предприятие не может платить по долгам, это не значит, что оно не сможет делать этого осенью», и просил скорректировать законодательство о банкротстве.

Справка КМ.RU: На сегодняшний день из наиболее крупных предприятий в предбанкротном состоянии находятся: ЗАО «Связной» (налоговые претензии — 2,7 млрд рублей), ЗАО МИАН, ООО «Эльдорадо» (переименовано в ООО «Оптовик», претензии — свыше 13 млрд рублей), ООО «Сониквай» (бывшая оптовая компания сети «Техносила», претензии — около 1,2 млрд рублей), компании сети «Арбат Престиж» (долги — свыше 5,3 млрд рублей), ООО «Самохвал» (бывший оператор одноименной торговой сети, ныне ООО «Меркурий», долги — около 5 млрд рублей).

Фактически новая версия закона самым широким образом расширяет права владельцев крупных предприятий, задолжавших финансовым структурам. Даже сам проект закона называется «О финансовом оздоровлении и несостоятельности», то есть, в первую очередь обращается внимание на реабилитационные процедуры для должника и нежелательности распродажи за долги его активов.

Если законопроект будет принят, то компании-должники смогут не платить по долгам до пяти лет, а часть их списать. Компания сможет инициировать процедуру финансового оздоровления сама и сразу, достаточно обратиться в суд — сейчас прежде нужно пройти процедуру наблюдения (семь месяцев). Во время банкротства будет действовать мораторий на взыскание долгов заявителя, ему не потребуется предоставить суду банковскую гарантию — сейчас гарантия нужна в любом случае, причем на 20% больше реестровой задолженности.

Максимальный срок финансового оздоровления увеличен с двух до пяти лет, но после трех лет продление процедуры придется утвердить в суде. Кроме того, проект предлагает разделить требования кредиторов на классы и договариваться с каждым классом в отдельности.

В плане оздоровления может быть предусмотрено списание части долгов и даже обмен их на акции — сейчас долг должен быть погашен полностью. Утвердить план со списанием долгов можно будет напрямую у суда, достаточно согласия 25% кредиторов. Придется только доказать, что кредиторы в случае оздоровления получат больше, чем при конкурсном производстве. Кроме того, проект закона предусматривает разделы о банкротстве компаний, входящих в одну группу, так как налицо многочисленные банкротства компаний, входящих либо входивших в группы и аккумулировавших их долги. Поэтому предлагается все дела о банкротстве компаний группы вести одним судом в рамках одного производства. И в отношении компаний группы могут вводиться единые процедуры наблюдения, финансового оздоровления, в них может быть единый арбитражный управляющий.

Для банкротства холдингов, деятельность которых осуществляется в России и за рубежом, Минэкономразвития предлагает ввести механизм трансграничных банкротств. В случае принятия закона судам предстоит более тщательно выявлять все связи внутри холдингов и их конечных владельцев. Процедуры, предлагаемые разработчиками, схожи с правилами Европейского союза. Поэтому разработчики закона надеются, что он поможет кампаниям, набравшим заимствований на внешнем финансовом рынке.

Законопроект, лоббируемый олигархами, уже вызвал резкую критику со стороны независимых экспертов. Экономисты Николай Кричевский и Владислав Иноземцев, авторы нашумевшего доклада «Постпикалевская Россия», видят в предлагаемых Минэкономразвитием мерах очередное потакание со стороны властей обнаглевшим олигархам. Эксперты напоминают, что «большая часть компаний, входящих в «Базовый элемент» Дерпаски, принадлежит Basic Element Ltd., зарегистрированной на острове Джерси. Сама Basic Element Ltd — 100%-ная «дочка» зарегистрированной на Британских Виргинских островах фирмы A-Finance, бенефициаром которой выступает Олег Дерипаска.

Владельцем трех предприятий черной металлургии, подконтрольных холдингу Evraz Group S. A. Романа Абрамовича (ОАО «НТМК», ОАО «ЗСМК», ОАО «НКМК»), является кипрская фирма Mastercroft Ltd. ОАО «ХК «Металлоинвест» принадлежит кипрским Gallagher Holdings Ltd. (50%), Seropaem Holdings Ltd. (30%) и Coalco Metals Ltd. (20%). ОАО «Северсталь» — кипрским же Astroshine Ltd. (20,0%), Pearlgreen Ltd. (20,0%), Loranel Ltd. (20,0%) и Rayglow Ltd. (10,9%)».

Следовательно, угрозы олигархов по поводу возможного перехода контроля над их активами к иностранным кредиторам – надуманны, говорят Кричевский и Иноземцев. Эти активы и сейчас контролируются зарубежными структурами, — «но шантаж действует, и олигархи получают значительные кредиты от государственных банков. На следующем этапе усилия сосредотачиваются на включении в списки стратегических предприятий и участии в распределении средств, выделенных на реализацию антикризисной программы правительства. Отдельной формой такого участия выступает получение государственных гарантий под любые устраивающие бюрократов проекты», утверждают Кричевский и Иноземцев.

«Российская власть должна как можно быстрее перестать выглядеть радетелем интересов олигархата и начать помогать не нуворишам, а пострадавшим от их действий гражданам; это не только вызовет понимание в обществе и подчеркнет патерналистскую роль государства, но и, в конечном счете, приведет к изменению структуры экономики и повышению ее конкурентоспособности»,— взывают Кричевский и Иноземцев. И предупреждают, что «не следует надеяться на то, что безрассудно раздаваемые финансовые ресурсы стабилизируют экономическую ситуацию в стране. Власти нужно быть готовой к выделению денег непосредственно работникам предприятий, на которых уже этой осенью может остановиться производственный процесс». А также к «сложным переговорам с зарубежными кредиторами отечественных корпораций; к очередной рекапитализации российских банков, которые столкнутся с невозвратами кредитов олигархическими структурами, и, наконец, к существенному увеличению доли иностранных инвесторов даже в стратегических отраслях российской экономики».

Впрочем, иной точки зрения придерживается экономист и политолог, бывший заместитель председателя Государственной Думы, а ныне председатель совета директоров группы «Еврофинанс» Михаил Юрьев, заявивший корреспонденту KM.RU:

— Если отбросить досужие разглагольствования об интересах Дерипаски и ему подобных, все упирается в очень серьезную проблему, которую пытаются сейчас решать во всем мире. Суть вопроса очень проста – чьи интересы находятся в большем приоритете – кредитора или должника. Формально, по логике идеологов «свободного рынка», приоритет принадлежит кредиторам: повышается ответственность заемщика, сам брал деньги – сам и отвечай, и так далее. Но для кредитора совершенно неинтересна судьба производства. Пусть его хоть по гвоздям разберут и продадут — ему главное вернуть свои деньги, и по–своему он прав. Но это не устраивает государство – и дело даже не в проблемах экономического развития, отечественного производства и занятости населения – все это досужий треп. Государству в первую очередь не нравится, что предприятие ликвидируется – значит, во-первых, оно не будет платить налоги, во-вторых, потребуются расходы на социальные выплаты для сокращенных сотрудников. Поэтому есть альтернативная точка зрения – надо поддержать должника, чтобы он смог сохранить предприятие. Но если государство будет строго придерживаться такой позиции, то банки вообще перестанут кредитовать производство, станут вкладывать финансы во что-нибудь более выгодное и надежное – и производство встанет.

Однозначного ответа эта дилемма не имеет, и государству приходится балансировать между двумя полярными точками зрения. То же происходит и в Евросоюзе – но там крен устойчиво в пользу должника, обанкротить крупное производство почти невозможно. В Америке до недавнего времени крен был скорее в пользу кредитора, но сейчас и там пытаются всеми возможными мерами предотвращать банкротства. Так же ставится вопрос и у нас. И дело не в персоналиях, кто какой вариант законопроекта лоббирует. Понятно, что имеющие свои интересы в реальном производстве будут лоббировать такой вариант закона, а те, у кого бизнес связан с обращением финансов – будут придерживаться обратной позиции. И лоббистские возможности у них не меньше. Вы говорите, законопроект готовил Минэкономразвития. Ну вот, я уверен, что у его бывшего руководителя, Германа Грефа — совсем другое мнение, чем у его бывшего ведомства. А возможностей его лоббировать, поверьте, у него тоже хватает.

Я лично, не готов сказать однозначно, какая позиция более целесообразна – с точки зрения экономических перспектив развития. В конечном, счете, полагаю, тут необходим баланс интересов. Надеюсь, методом проб и ошибок его удастся изыскать. А чьи-то личные корыстные интересы – они всегда будут присутствовать, никуда от этого не денешься. Просто не они должны служить определяющим фактором.

М. Хрусталев
km.ru

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции