Металлургия создала российских олигархов
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
18.05.2012
Металлургия создала российских олигархов
Анатомия проката - налоги

Металлургия названа источником состояния семи из десяти миллиардеров из недавно обновленного списка 200 богатейших бизнесменов России журнала Forbes. Сторонний наблюдатель может на этом основании сделать вывод о том, что металлургия — самая крупная и преуспевающая отрасль в России с наибольшим вкладом поступлений в государственный бюджет. Однако металлурги дают казне лишь 1,5% налогов, и эта доля по объективным причинам в ближайшее время вряд ли возрастет.

Отраслевая статистика

Согласно малоизвестной "отраслевой" статистике Федеральной налоговой службы (ФНС), от организаций с основным видом деятельности "металлургическое производство и производство готовых металлических изделий" в консолидированный бюджет РФ (то есть в федеральный и региональные бюджеты) в 2011 году поступило 142,9 млрд руб. налогов. Всего в эти бюджеты в прошлом году было собрано 9 734 млрд руб. Таким образом, вклад металлургов в казну РФ — лишь 1,5% налогов, собранных в 2011 году ФНС.

Для сравнения: вклад компаний, занятых "добычей сырой нефти и природного газа, предоставлением услуг в этих областях" — 2 532 млрд руб., или 26% всех налогов 2011 года. Кроме нефтяников и газовиков, по размеру налогового вклада в бюджеты металлургов опережают компании, занятые оптовой (620 млрд руб.) и розничной торговлей (252 млрд руб.); строители (516 млрд руб.); организации, занятые производством, передачей и распределением электрической энергии (198 млрд руб.), и даже производители напитков (252 млрд руб.) и табачных изделий (182 млрд руб.), а также еще целый ряд отраслей.

Это что касается налогов, уплаченных всей отраслью. Интересна и разбивка металлургических компаний по видам деятельности. Из 142,9 млрд руб. уплаченных отраслью налогов 40,9 млрд руб. получено от предприятий цветной металлургии, 22 млрд — от производителей чугунных и стальных труб, 16,4 млрд — по виду деятельности "производство чугуна, ферросплавов, стали, горячекатаного проката и холоднокатаного листового (плоского) проката". Гораздо меньше налогов получено от производства отливок (3,6 млрд руб.) и от производства "прочей продукции из черных металлов, не включенной в другие группировки" (2,3 млрд руб.).

Наконец, о том, какие именно налоги платят металлурги. Здесь отрасль в уникальном положении. Налог на добавленную стоимость (НДС), составляющий в целом по экономике почти 20% налоговых поступлений в консолидированный бюджет, металлургами фактически не уплачивается. Более того, в статистике ФНС в графе поступлений НДС от этой отрасли в 2011 году значится "минус 20,5 млрд руб.". Это значит, что не компании платили этот налог бюджету, а, наоборот, бюджет платил компаниям. Такая ситуация существует лишь в нескольких отраслях в РФ и связана с возмещением НДС. Дело в том, что значительная часть продукции металлургов поставляется на экспорт — и для стимулирования внешней торговли НДС с этих операций традиционно не взимается (точнее, налог уплачивается по нулевой ставке). При этом компании имеют право на возмещение из бюджета НДС, уплаченного в процессе производства продукции своим поставщикам. Из-за этой двойной льготы и возникает отрицательное сальдо уплаты налога. Примечательно, что так ситуация выглядит не по всем видам металлопродукции. "В минусе" по НДС только производители цветных металлов — минус 31 млрд руб. в 2011 году, а также чугуна, стали, проката — минус 29 млрд. По остальным видам менее экспортно ориентированной продукции НДС в небольших суммах все же уплачивался.

В такой ситуации главный налоговый платеж металлургической отрасли — это налог на прибыль. В 2011 году его было уплачено на 91,7 млрд из, напомним, 142,9 млрд руб. всех поступлений. На втором месте по объему платежей — налог на доходы физических лиц — 42,1 млрд руб. (количество занятых на производствах весьма велико). На третьем — налог на имущество организаций — 16,9 млрд руб. Поступления от остальных налогов менее значительны. (Поясним, что суммарно три названных налога превысили общую цифру поступлений, потому что часть их была зачтена в счет возмещения НДС.)

Справедливости ради отметим, что кроме налогов, администрируемых ФНС, отрасль платит еще экспортные пошлины, собираемые таможенной службой, а также страховые взносы во внебюджетные фонды. Однако эти ведомства отраслевой статистики сборов не раскрывают. Известно лишь, что, по данным Федерального казначейства, в 2011 году по разделу "прочие вывозные пошлины" (в них входят платежи металлургов в бюджет) поступило 57 млрд руб. "Прочие" — кроме пошлин на экспорт нефти, газа и нефтепродуктов. Это немного — в общей сумме экспортных пошлин, собранных в бюджет в 2011 году, "прочие" пошлины составили также 1,5%, так что и по линии таможенной службы вклад металлургов в казну невелик.

Офшоры и толлинг

Налоговая практика металлургов не раз вызывала недовольство властей. Один из самых ярких эпизодов — резкая критика Владимиром Путиным группы "Мечел" в 2008 году: тогда он обещал "прислать доктора" главе группы Игорю Зюзину, чем немало напугал и его, и рынки. Премьер упрекнул компанию в использовании трансфертных цен и уходе от налогов: компания продавала сырье своим швейцарским офшорам по заниженной цене, а те перепродавали его по рыночной. Схема проста, эффективна и используется многими компаниями (не только в металлургической отрасли) до сих пор: при занижении цены сделки с офшором прибыль и, соответственно, налог с нее в России сильно уменьшается. Вторая же сделка — между офшором и конечным покупателем товара — находится уже вне поля зрения российских налоговых органов.

Публичное недовольство налоговой практикой металлургов выражала и ФНС. Ее прежний руководитель Михаил Мокрецов в 2010 заявлял, что на фоне полученной в кризис господдержки в виде ускоренного возмещения НДС и предоставления госгарантий по кредитам "отдельные заводы" платят дивиденды акционерам — хотя при этом заявляют об убытках и, соответственно, не вносят налог на прибыль. После этого налоговая служба взялась за металлургов. Новый глава ФНС Михаил Мишустин в конце 2010 года в интервью "Ъ" говорил об увеличении числа выездных проверок металлургических компаний, о росте доначислений налогов и количестве отказов в возмещении НДС.

Тем не менее убежденность в том, что отрасль платит не так, как другие, у властей сохраняется. На съезде "Деловой России" в конце 2011 года Владимир Путин обратил внимание на дисбалансы в налогообложении секторов экономики: "По производству машин и оборудования налоговая нагрузка составляет 11,1%, по строительству — 11,3%, по металлургии — 3,3%",— отметил он. Впрочем, Владимир Путин не столько упрекал высокорентабельные отрасли в нежелании платить налоги, сколько обосновывал этим цифрами необходимость "налогового маневра", который смог бы развернуть инвестиционные потоки в сторону не сырьевого, а высокотехнологичного и производственного бизнеса.

Одна из самых известных претензий к отрасли — использование офшоров для ведения бизнеса. Сама по себе эта практика совершенно законна, но раздражение у российских властей вызывает связанное с ней недопоступление налогов. На деле зарубежные юрисдикции (не обязательно низконалоговые) использует только часть металлургов. К примеру, Polyus Gold Int. (холдинговая компания российского ОАО "Полюс Золото") зарегистрирована на острове Джерси. Там же еще в 2007 году была зарегистрирована UC Rusal, объединившая заводы "Русала", СУАЛа и Glencore. Головной компанией горно-металлургической Evraz Group (зарегистрирована в Люксембурге) является британская Evraz PLC. Такая структура (головная компания — "там", производственные мощности, записанные на дочерние предприятия,— в РФ) позволяет холдингу свободно использовать все возможности зарубежной финансовой системы и развитого корпоративного законодательства и при этом переносить центр прибыли в страну с низкими налогами (на Джерси, к примеру, ставка налога на прибыль 0% против 20% в России).

В марте это года Владимир Путин выдал министерствам поручение "проработать вопрос повышения прозрачности финансовой деятельности хозяйствующих обществ". Под этим в том числе понимается обязанность российских налоговых резидентов отчитываться о своих зарубежных активах и учитывать при уплате налогов результаты деятельности подконтрольных иностранных компаний. Такая практика существует в развитых странах, конкретных предложений относительно того, как это может быть сделано в РФ, правительство не выработало — этим оно займется уже в новом составе.

Еще одна тема, постоянно возникающая в связи с налоговой,— толлинг. Впрочем, в этом случае речь, как правило, идет не обо всей отрасли, а только о "Русале", который активно использует этот режим. Напомним, толлингом называют переработку зарубежного сырья с последующим его возвращением заказчику. Основные суммы налогов при такой схеме перекладываются на собственников сырья, которыми, как правило, выступают офшоры. Прибыль от операций также концентрируется за рубежом. Счетная палата еще в 2008 году подсчитывала, что государство из-за толлинговых схем недополучает 11,5 млрд руб. ежегодно. Тогда же предлагались изменения в Таможенный кодекс, которые разрешали бы толлинг только собственникам сырья. Никаких решений по этому вопросу принято не было. Правительство фактически признает правоту "Русала" обосновывающего необходимость толлинга нехваткой в РФ сырья (глинозема) для алюминиевого производства. Так что бороться с толлингом продолжает только Счетная палата. Недавно в Госдуме председатель Счетной палаты Сергей Степашин в ответ на претензии одного из депутатов к "Русалу" пообещал взяться за проверку эффективности налоговых преференций этой компании.

Резерв изъятия

Впрочем, несмотря на невысокий (относительно других отраслей) уровень налоговой нагрузки, опасаться ее увеличения металлургам все-таки не стоит. Отвечающий за налоги Минфин чутко реагирует на возникновение "жирка" у отраслей и при появлении сверхприбылей, как правило, выступает с предложениями по их изъятию. Так ранее было с нефтяными компаниями, аналогичная ситуация сложилась сейчас с "Газпромом" — Минфин, как известно, готовит второй этап повышения налогов для газовиков. В отношении же металлургической отрасли подобных планов нет. В правительстве знают о не самом лучшем финансовом положении отрасли и не видят резервов для дополнительных бюджетных изъятий. Напомним, отрасль тяжелее других пережила кризис, выразившийся в резком падении спроса на ее продукцию. Многие компании, кроме того, сейчас обременены значительными долговыми обязательствами.

Вопрос о повышении нагрузки на отрасль не актуален, считает начальник отдела промышленного аудита АКГ "МЭФ-Аудит" Александр Победаш. По его словам, компании сейчас озабочены сохранением объемов производства и ростом рентабельности. Главные задачи — повышение производительности труда, освоение технологий производства продукции с большей добавленной стоимостью и снижение экологической нагрузки на регионы пребывания. "Увеличение же налоговой нагрузки на металлургический сектор повлечет негативные последствия для компаний с высокой долговой нагрузкой — особенно в период финансовой нестабильности на европейском и китайском рынках при отсутствии глобальных металлоемких проектов в РФ",— сказал эксперт "Ъ". По его мнению, к дискуссии об ограничении толлинга для "Русала" можно будет вернуться не раньше, чем цена алюминия превысит $2,5 тыс. за тонну (сейчас она составляет примерно $2,1 тыс.).

Евгений Новичихин из юридической фирмы Sameta полагает, что теоретически у властей есть резервы для повышения бюджетных поступлений от металлургов. Речь идет об использовании опыта развитых стран, которые установили особые правила налогообложения при наличии связей с офшорами. Сделки с ними облагаются так, как если бы они осуществлялись с независимой компанией из "неофшорного" государства. В частности, при выполнении работ или оказании услуг офшорной компании (в том числе и при толлинге) облагаемые доходы могли бы вменяться российской организации исходя из установленного уровня рентабельности для отрасли. При этом, считает эксперт, следует установить препятствия для обхода этих правил через использование организаций-прокладок в "неофшорных" государствах, перепродающих товары, работы или услуги российской организации с минимальной наценкой. По такой схеме российские власти, с одной стороны, не будут вмешиваться в хозяйственные отношения бизнеса, а с другой — найдут возможности повысить налоговые поступления. Впрочем, в ближайшее время их принятия вряд ли стоит ожидать.

Вадим Вислогузов

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции