Восхождение
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
21.07.2003
Восхождение
В недалекой перспективе группа СУАЛ видит себя диверсифицированной транснациональной корпорацией. О стратегии развития группы рассказывает член правления управляющей компании ОАО "СУАЛ-Холдинг" Алексей Гончаров

- Алексей Валерьевич, в январе группа СУАЛ и британская инвестиционная компания Fleming Family&Partners объявили о создании единой международной промышленной компании. Предполагалось, что процесс консолидации займет полгода, а затем объединенная компания выйдет на международные рынки капиталов. Насколько близок СУАЛ к реализации этих намерений?

- Сначала я хотел бы объяснить причины альянса. Алюминиевая отрасль стабильна в мире и сложилась в России, никаких значимых изменений в ней не происходит. Группа СУАЛ в сегодняшнем виде - самодостаточная компания, способная и дальше самостоятельно развивать свои активы с динамикой, превышающей общерыночные показатели, совершенствовать технологию, улучшать эффективность производства. Но это количественные изменения. Для качественного же роста, если мы хотим сделать компанию мирового уровня, нужен новый прорыв. Вся мировая металлургическая отрасль сейчас идет по пути диверсификации. Образуются вертикально-интегрированные холдинги, которые совмещают несколько видов деятельности. Пример - Rio Tinto, BHP Billiton, Comalco (британо-австралийские горнодобывающие и металлургические компании мирового уровня. - Ред .). В определенный момент СУАЛ как одна из немногих алюминиевых компаний, сбалансированных по наличию сырьевой базы и производственных мощностей, встала перед выбором: развиваться по прежнему сценарию или, соответствуя мировым стандартам, диверсифицировать бизнес, занимать новые рыночные ниши. Тогда и возник вопрос о партнере, который мог бы с помощью собственных ресурсов и активов дополнить конкурентные преимущества СУАЛа. Другим толчком в этом направлении стал проект "Коми Алюминий", который потребует инвестиций в 2,1 млрд долларов. Ни одна компания в мире в одиночку не сможет реализовать такой проект. А "Флеминги" представляются нам перспективным партнером, так как благодаря их производственным и финансовым активам, СУАЛ получает возможность диверсифицировать бизнес по отраслевому и территориальному признакам, а также дополнительные средства для реализации проектов.


- При объявлении о сделке говорилось, что СУАЛ передаст в объединенную компанию все алюминиевые активы. Fleming Family&Partners участвует пакетом в 65% акций ферроникелевого проекта Моа на Кубе (месторождение никеля и строящийся завод Las Camariocas) и правами на разработку третьего в мире танталового месторождения Marropino в Западной Африке. При этом "Флемингам" должно было достаться 23% Sual International. Почему до сих пор не объявлено об окончании сделки?

- Состояние на текущий момент такое: завершена сделка по приобретению "Флемингами" 4,5% акций Sual International. Сейчас ведется оценка активов обеих сторон для того, чтобы оставшиеся 18,5% из 23-процентного опциона можно было реализовать в обмен на активы "Флемингов" или через наличный платеж с их стороны. Fleming Family&Partners - крупный зарубежный партнер российской корпорации. Помимо сделки ТНК с British Petroleum (ТНК, как и СУАЛ, контролируется ЗАО "Ренова". - Ред .), таких примеров в России нет. В этом общая логика развития "Реновы", ментальность ее акционеров: два потенциала лучше, чем один.

- Чтобы добиться успеха в диверсификации бизнеса, нужно быть уверенным: если на мировом рынке "провиснет" алюминий, объединенную компанию вытянет тантал или никель. Такая уверенность сегодня есть?

- Подготовительная работа, о которой я рассказал, как раз и ведется с целью выяснить: можно ли быть уверенным. Как правило, колебания ценовой конъюнктуры на разные виды металлов не совпадают.

- Получается, что после оценки активов как группы СУАЛ, так и компании Fleming Family&Partners параметры сделки могут измениться? Скажем, уменьшится пакет "Флемингов".

- Нужно сначала дождаться результатов оценки активов. Только после этого можно будет говорить о конечной структуре компании.

- Каковы общий размер инвестиционной программы Sual International и основные проекты, под которые планируется привлекать инвестиции? Какие инструменты привлечения капитала планируется использовать?

СУАЛ: хроника

1994 - 1995 - приобретение акций Иркутского и Уральского алюминиевых заводов в ходе приватизации и на вторичном рынке.

1996 - создание Сибирско-Уральской Алюминиевой компании в результате объединения акционерных капиталов Иркутского и Уральского алюминиевых заводов.

1997 - 1998 - формирование рудной, кремниевой и кабельной групп предприятий. Начало освоения Средне-Тиманского месторождения бокситов.

1999 - 2000 - создание управляющей компании ОАО "СУАЛ-Холдинг". Объединение пакетов акций алюминиевых предприятий группы СУАЛ и компании Трастконсалт. Присоединение Богословского и Кандалакшского алюминиевых заводов.

2001 - приобретение группой СУАЛ 37-процентного пакета акций Надвоицкого алюминиевого завода.

2002 - консолидация группой СУАЛ более 90% акций Надвоицкого алюминиевого завода. Ввод в эксплуатацию частной железной дороги, соединившей Средне-Тиманское месторождение бокситов с сетью железных дорог Республики Коми. Объединение алюминиевых активов группы СУАЛ и компании СевЗапПром. В состав группы СУАЛ вошло 21 предприятие, включая Волховский и Волгоградский алюминиевые заводы, пикалевское объединение "Глинозем".

Январь 2003 - группа СУАЛ, компания Access Industries (Eurasia) совместно с британской компанией Fleming Family and Partners подписали соглашение о сотрудничестве и объявили о создании объединенной международной промышленной группы. Виктор Вексельберг назначен председателем совета директоров СУАЛ-Холдинга. Крис Норвал назначен президентом СУАЛ-Холдинга и генеральным директором международной промышленной группы.

- Когда окончательно будет сформирован Sual International, следующим этапом станет выбор сценария: как компания будет выходить на международный рынок. Это будут либо кредитные или облигационные обязательства, либо эмиссия акций объединенной компании. Сейчас предполагать, какой сценарий будет выбран, преждевременно. Это зависит от конъюнктуры рынка: будет ли бум на рынке акций, чтобы выводить на биржи свои акции. Или будут привлекательные процентные ставки - тогда лучше прибегнуть к еврооблигациям. Или мы станем настолько привлекательным заемщиком, что сможем рассчитывать на кредитные ресурсы. Я думаю, мы определимся осенью.

Теперь об основных проектах. Есть два принципиальных направления - развитие существующих мощностей и создание новых. С первым все понятно: последний завод в алюминиевой отрасли, Саянский, построен в 1985 году, большинство предприятий строились в 40 - 60-х годах и требуют реконструкции, модернизации. Это не просто слова, которые сегодня принято говорить. От этого прямо зависит эффективность бизнеса. Скажем, использование обоженных анодов - это экономично, поскольку сырья требуется меньше, экологично и соответствует международным стандартам. На эти текущие проекты рассчитана наша инвестпрограмма, которую мы заявили при создании СУАЛ-Холдинга. На 2001 - 2002 годы она планировалась в размере 170 млн долларов. В итоге мы вышли на 200 млн долларов. На этот год запланировали 108 млн долларов. В результате при среднем темпе развития мирового алюминиевого рынка в 1,4% СУАЛ добивается 3,5% ежегодного прироста объемов производства.

Вторая часть - новые проекты, которые в свою очередь делят на brown field (модернизацию) и green field (новые проекты). Самый яркий пример brown field - Уральский алюминиевый завод, где построено новое производство. Это современная мировая технология. Green field - проект "Коми Алюминий". Его мы рассматриваем как партнерский. На 40% это будет акционерный капитал, 60% - заемные средства. Опять же возникает вопрос: кто инвестирует больше миллиарда долларов в проект, который расположен в России, если компания не соответствует мировым стандартам отчетности, корпоративного управления? Понятно, что к СУАЛу будут предъявляться требования как к любой европейской, мировой компании. Иначе кредиты будут привлекаться по более высокой ставке, что сделает проект долгоокупаемым и менее эффективным. Кроме того, под такой большой проект нужна и эффективная технология. Поэтому нами подписано соглашение о намерениях с французской компанией Pechiney. Она не только крупный алюминиевый производитель, но и обладатель передовых в мировом масштабе технологий, причем и в глиноземе, и в алюминии. И потенциально эти технологии могут использоваться в проекте "Коми Алюминий" при строительстве на Тимане перерабатывающего завода. Однако для этого нам необходимо достичь соглашения о том, как Pechiney будет участвовать в проекте: только как поставщик технологий или как соинвестор, акционер проекта.

Почему мы уверены, что этот проект будет эффективным, а его продукция найдет сбыт? В структуре российской алюминиевой промышленности доля собственного глинозема 60%, остальное - импорт. СУАЛ полностью обеспечен собственным глиноземом: мы производим такие объемы глинозема, которые достаточны для выпуска 1 млн тонн алюминия в год, а наши мощности рассчитаны на производство 865 тысяч тонн. Излишки продаем РусАЛу по долгосрочным контрактам. Тиманское глиноземное производство будет рассчитано на 1,4 млн тонн. Таким образом, мы не только обеспечим сырьем собственный алюминиевый завод на Тимане, но и сможем увеличить поставки глинозема на открытый рынок.

- В связи с активной разработкой СУАЛом Средне-Тиманского бокситового месторождения возникают сомнения по поводу дальнейших перспектив Североуральских бокситовых рудников в Свердловской области: на Тимане добыча рентабельней и технологически проще. Сколько осталось СУБРу?

- Кроме того, что у нас есть два месторождения (одно дороже, другое - дешевле), есть еще и технология, которая годами отрабатывается. Сегодня технологически дешевле производить алюминий из более дорогого боксита СУБРа, чем переводить всю технологию на более дешевый боксит Тимана. Уральский алюминиевый завод мы уже перестраиваем, глиноземный модуль там совершенно новый, он строился под боксит Тимана. Но есть и Богословский завод, который полностью настроен под СУБР. Поэтому разговоры о том, что вот они сейчас закроют СУБР и сконцентрируются на Тимане, абсолютно неквалифицированны, это популизм, спекуляция.

Производственная структура группы СУАЛ

Добывающие предприятия
Североуральский бокситовый рудник
Бокситы Тимана
Черемшанский кварцитовый рудник
Глиноземные и алюминиевые заводы
Богословский
Волгоградский
Волховский
Иркутский
Кандалакшский
Надвоицкий
Уральский
Пикалевское объединение "Глинозем"
Предприятия глубокой переработки
ЗАО Завод "Демидовский"
Иркутский кабельный завод
Каменск-Уральский металлургический завод
Кирсинский кабельный завод
Михайловский завод по обработке цветных металлов
СУАЛ-Порошковая металлургия
Юргинский абразивный завод

Вспомогательные предприятия
ЗАО "Кремний"
СУАЛ-Кремний-Урал
Полевской криолитовый завод

Да, мы будем развивать Тиман и совершенствовать технологию. Но мы также будем достраивать Новокальинскую шахту в Североуральске, которая уже стоит нам миллионы долларов. Почему-то забывается, что до тех шахт, которые там сегодня работают - № 14, 15, 16 - были № 1, 2, 3 и так далее, и они когда-то закрывались. Это процесс для горнорудной отрасли естественный. Люди с одной шахты перейдут на другую, а СУБР сохранит свои объемы добычи.

- Но вот на Южно-Уральских бокситовых рудниках производство все-таки остановлено. Как развиваются события вокруг ЮУБРа?

- Как бы нам ни хотелось, руда имеет обыкновение кончаться. И если она разрабатывается с 30-х годов прошлого века, пик пройден в середине 70-х годов, а сейчас в себестоимости боксита 85% - это поддержание рудника в работоспособном состоянии, плата за электроэнергию на откачке воды и прочее, то какой смысл содержать рудник? Только для того, чтобы его содержать? Это не бизнес. По истощении пласта добыча становится экономически бессмысленной. Уже два года назад ЮУБР добывал не миллион тонн, как раньше, а двести с небольшим. С учетом транспортировки это было совершенно нерентабельно. Поэтому мы и приняли решение о его закрытии. Но опять же забывается, что мы закрывали ЮУБР цивилизованным способом. Во-первых, выплатили работникам компенсацию, причем значительную. Во-вторых, у нас до сих пор финансируется программа обучения детей сотрудников ЮУБРа. И так будет, пока они не закончат учиться в вузах. Покажите мне прецеденты, когда у нас собственник закрывает предприятие, а потом еще несколько лет платит социальные субсидии бывшим сотрудникам.

- В 2002 году состоялось слияние СУАЛа с компанией "СевЗапПром". Собственники последней получили в объединенной компании 18-процентный пакет акций и два места в совете директоров СУАЛа. Как вы решаете коллизию с представительством бывших собственников СевЗапПрома в объединенной компании Sual International?

- А нет коллизии. Слияние с СевЗапПромом - это законченная сделка. Все ее условия, продекларированные вначале, соблюдены. Александр Бронштейн (основной акционер СевЗапПрома. - Ред .) вошел в состав совета директоров управляющей компании СУАЛ-Холдинг. Михаил Шлосберг и Александр Утевский - в состав совета директоров ОАО "СУАЛ". Это пример цивилизованного объединения компании. Сегодня мы уже получаем синергетический эффект по транспортным потокам, потому что глинозем с Пикалевского завода в Ленинградской области отправляем на Надвоицкий алюминиевый завод в Республике Карелия, что гораздо ближе, чем возить на Волгоградский алюминиевый завод, как СевЗапПром делал раньше. Соответственно, и мы раньше обеспечивали наши северо-западные заводы глиноземом с Урала. Транспортное плечо принципиально изменилось.

Сделка с СевЗапПромом - это третий этап консолидации активов группы СУАЛ. Первый - объединение в 1996 году Иркутского и Уральского алюминиевых заводов. Это был смелый шаг, потому что регламентирующего законодательства практически не существовало. В 2000 году мы провели объединение алюминиевых активов "Реновы" и "Трастконсалтгрупп" - первую в России цивилизованную сделку такого уровня и масштаба. Сделка с "Флемингами" - четвертый виток в биографии СУАЛа.

- В связи с глобализацией СУАЛа озвучивались опасения, что российский капитал перетечет из отечественных в зарубежные проекты. Те же "флеминговские" - никелевый и танталовый. Ваши комментарии.

Средне-Тиманское бокситовое месторождение

Крупнейшее в Евразии, расположено в Республике Коми. Разведанные запасы (260 млн тонн, около 30% всех запасов в России) позволяют получить около 130 млн тонн глинозема или 65 млн тонн первичного алюминия.

Средне-Тиманский бокситовый рудник (СТБР) разрабатывается группой СУАЛ с 1997 года. Объемы добычи - от 2,5 до 6,5 млн тонн в год. В сентябре 2002 года СУАЛ открыл первую после Октябрьской революции частную железную дорогу протяженностью 158 км, соединившую СТБР со станцией Ченья-Ворык Северной железной дороги (магистраль Воркута - Москва). Это позволило СУАЛу снизить стоимость тиманских бокситов до 7 долларов за тонну с учетом тарифа МПС (при перевозке по зимнику бокситы обходились более чем в 20 долларов за тонну), а всей алюминиевой отрасли уменьшить объемы экспорта бокситов. Строительство дороги, продолжавшееся 2,5 года (вместо намеченных шести), обошлось СУАЛу в 70 млн долларов (разработка самого месторождения - в 50 млн долларов).

Следующий этап развития Тиманского проекта "Коми Алюминий" - строительство глиноземного производства мощностью 0,7 - 1,4 млн тонн глинозема в год и алюминиевого завода мощностью 0,3 - 0,55 млн тонн алюминия в год. Общий объем инвестиций составит 2,150 млрд долларов.

- Если мы строим завод в Коми, при чем здесь инвестиции на Кубу или в Африку? Сразу после дефолта 1998 года СУАЛ пришел на совершенно мертвое месторождение где-то в болотах Республики Коми, где вообще ничего не было. Казалось бы, авантюра. Но мы построили рудник, железную дорогу. Сегодня мы договорились с Комиэнерго и РАО ЕЭС, чтобы они под нас резервировали энергомощности в 860 МВт. Провели ТЭО проекта по международным стандартам: по его данным, это будет один из самых эффективных мировых алюминиевых проектов. Мы вплотную подошли к обсуждению получения кредитных ресурсов. Подписано мандатное соглашение с международной финансовой корпорацией, входящей в структуру Всемирного Банка, и с Европейским банком реконструкции и развития о возможности кредитования строительства на Тимане второй очереди рудника. Объем финансирования - 90 млн долларов.

Сегодня "Коми Алюминий" - долгосрочная сырьевая база, работающее месторождение с транспортной инфраструктурой. И иностранный инвестор смотрит на это совершенно по-другому. И местная власть оценивает проект как один из приоритетных. Знаете, почему руководство Коми нас так поддерживает? Мы загружаем региональную энергетику. Комиэнерго - замкнутая энергосистема, там из 1060 МВт мощности Печорской ГРЭС, основной вырабатывающей станции, используется около 400. На большее нет внутреннего потребления, работают вхолостую. "Коми Алюминий" не только закроет мощности Печорской ГРЭС, но и потребует достройки совместно с РАО ЕЭС шестого блока. По итогам инвестиций выработка будет на уровне 1275 МВт. А это уже совершенно иные налоги, рабочие места и так далее. На заводах, на руднике будет занято несколько тысяч человек. И в этот момент усомниться, а хочет ли СУАЛ инвестировать в Россию... Это лукавые рассуждения. Всегда есть категория сомневающихся, которая свои умозаключения пытается выдать за логичную данность.

Беседовал Александр Задорожный "Эксперт"

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции