Интервью с гендиректором ММК Павлом Шиляевым
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
18.06.2019
Интервью с гендиректором ММК Павлом Шиляевым
Генеральный директор Магнитогорского металлургического комбината (ММК) Павел Шиляев рассказал в интервью ТАСС о планах по продаже продукции онлайн, выходу на новые рынки и спросе на сталь.

— Павел Владимирович, хотела бы начать с того, что эксперты прогнозируют снижение темпов спроса и цен на сталь в текущем году. Не ожидаете ли вы в связи с этим избытка сталелитейных мощностей в мире? И может быть, вы могли бы озвучить ваш прогноз на этот и следующий годы?

— На самом деле в мире сейчас наблюдается рост потребления стали: только в прошлом году он составил более 7%, и мы надеемся, что эти темпы сохранятся. Что касается непосредственно цен, то это несколько иной тренд, который находится под воздействием стоимости железорудного сырья и угля. В настоящее время цены на железорудное сырье достигают довольно высоких значений — около $100 за тонну, что во многом обусловлено неопределенностью на рынке, возникшей после аварии на дамбе бразильской компании Vale. На этой неопределенности цены пошли вверх. Мы ожидаем, что в ближайшее время котировки железорудного сырья несколько снизятся: по нашим прогнозам, к концу года — примерно до $80. Это, в свою очередь, может привести и к снижению цен на металлопродукцию. В целом, однако, это цикличные рыночные тенденции и какого-то большого риска мы тут не видим.

— А вы учитываете протекционистские меры, они оказывают какое-то влияние?


— Конечно, они оказывают серьезное влияние. Но в части протекционизма самым горячим годом был 2018-й, когда были приняты решения по введению пошлин со стороны США и Европы. В настоящее время наблюдается некое затишье.

— И даже потепление.

— Да, США по некоторым странам снизили ограничения, например в отношении Мексики и Канады. Для Турции они уменьшили размер пошлины, хотя ставка по-прежнему высокая, но это свидетельствует о позитивных тенденциях. В любом случае ограничения — это негатив, однако текущий год каких-то новых событий в этом плане не принес.

— Можно ли оценить, какой ущерб эти меры нанесли компании?

НА ЭТУ ТЕМУ
Экс-глава Минкомсвязи Никифоров вошел в совет директоров ММК
Магнитогорский меткомбинат увеличил мощность свой электростанции за счет новой турбины
ММК инвестирует 100 млн рублей в год в пожарную безопасность
3 МАТЕРИАЛА

— Непосредственно для ММК уместнее говорить не об ущербе, его как такого нет, а лишь о косвенном влиянии. В то время как в масштабах всего мира из-за торговых барьеров происходит перераспределение товарных потоков, Магнитку эти тенденции затронули в меньшей степени, поскольку мы всегда фокусировались на внутреннем рынке. Так, в прошлом году доля продаж ММК на внутреннем рынке, под которым мы подразумеваем Россию и СНГ, достигла 80%. Остальные 20% продукции пошли на экспорт, но это для нас незначительные объемы, которые были оперативно и успешно реализованы.

— Перейдем тогда к России. Эксперты прогнозируют, что в связи с реализацией нацпроектов в России будет значительный рост потребления стали, рост спроса на сталь — до 5% до 2025 года. Может быть, вы делали какие-то свои оценки в связи с началом реализации национальных проектов? Как-то, может быть, оценивали, как это может сказаться на операционных и финансовых показателях компании?

— Мы очень внимательно следим за ходом реализации национальных проектов. Несомненно, они придадут дополнительное ускорение российской экономике, откроют новые горизонты для производителей, обеспечивающих реализацию президентского указа. Как вы знаете, существуют разные оценки возможных параметров этого ускорения, в частности, есть среди них и очень оптимистичные прогнозы, согласно которым можно ожидать 5-процентного прироста потребления металлопродукции. Какой бы ни оказалась реальная цифра — даже если несколько ниже, — роль нацпроектов в развитии отечественной экономики сложно переоценить. И конечно, совершенно очевидно, что для Магнитогорского металлургического комбината это обнадеживающая тенденция, ведь наш основной рынок — внутренний. Мы готовы своевременно и в необходимых объемах закрывать расширение спроса, во многом благодаря широкой продуктовой линейке, в которой представлены самые современные продукты с высокой добавленной стоимостью, востребованные строительной отраслью: оцинкованный прокат, прокат с полимерным покрытием и другие.

Доля магнитогорского металла во всем российском автопроме, включая иностранные производства, локализованные на территории страны, достигает примерно 50%
— Но есть еще мнение, что в разбивке по нашим основным сталелитейным предприятиям этот рост будет не так существенен.

— Почему? Если это будет плюсом к текущему росту, а текущий рост прогнозируется на уровне 1,5–2% в год, то даже дополнительные 3% — это очень хорошие объемы.

— Как вы уже упомянули, в связи с торговыми ограничениями существенно пришлось переориентировать поставки. Как я поняла, сейчас основной рынок для вас — внутренний. А если говорить об экспорте, есть какие-то планы по расширению экспорта?

— Нет, загрузка наших мощностей по итогам первого полугодия и так уже близка к 100%. Мы переориентировались на внутренний рынок не потому, что есть какие-то проблемы на внешних рынках, а потому, что внутренний рынок начал развиваться и показывать приличный рост. А экспортируем мы по остаточному принципу.

— То есть наращивание доли экспорта не планируется?

— Мы хотим наращивать долю внутреннего рынка.

— Касательно загрузки мощностей. Не так давно менеджмент компании говорил о том, что в 2019 году планируется загрузить все мощности ММК Metalurji, вашего турецкого актива. Если все пойдет по плану, может быть принято решение о запуске производства горячего проката?

— Мы действительно ставили задачу запустить горячую часть в 2018 году. Но ситуация в Турции с тех пор сильно изменилась — произошло существенное снижение спроса. И хотя мы осуществили в настоящий момент полную подготовку к запуску, в новых условиях мы не видим в нем смысла. По нашим прогнозам, возврат турецкой экономики на предыдущие объемы состоится через два-три года, не быстрее. В связи с этим, я думаю, в ближайшие два года мы горячую часть на турецком активе не запустим.

— А решение Турции не вводить импортную пошлину на сталь для России для вас позитивно?

— Да, это хорошая новость и для нас, и для турецкого рынка. Для турецких потребителей нет дополнительных ограничений, а значит, нет давления и на цены. Это поможет покупателям металлопродукции быстрее оправиться от нынешнего замедления экономики.

— Какой план по наращиванию доли продукции с высокой добавленной стоимостью есть на ближайшие годы?

— Сейчас у ММК доля продукции с высокой добавленной стоимостью составляет 48%. Это наивысший показатель среди российских металлургов. Мы шли к этому осознанно, реализовали большую инвестиционную программу, ввели новое оборудование, новые агрегаты — и закономерно достигли такой величины. В настоящее время мы заканчиваем реконструкцию стана 2500 горячей прокатки, и это тоже внесет свой вклад в наращивание доли HVA-продукции. После этого на отрезке трех ближайших лет прирост доли продукции с высокой добавленной стоимостью будет происходить только за счет повышения эффективности, увеличения производительности уже действующего оборудования. Я думаю, что вполне реально довести долю HVA-продукции до 50%.

Сейчас у ММК доля продукции с высокой добавленной стоимостью составляет 48%. Это наивысший показатель среди российских металлургов
Что касается инвестиций в новые проекты по последнему переделу, то здесь в обозримой перспективе мы себе новых целей не намечаем. Сейчас наши основные усилия сосредоточены на масштабной модернизации производств в рамках первого передела.

— А 50% — это оптимальная доля или идеальная?

— Нет предела совершенству, конечно же. Но это сейчас наивысший показатель среди предприятий отечественной металлургии.

— По инвестциклу — есть план выходить в новый инвестцикл?

— Магнитка уже находится в новом инвестиционном цикле. В 2015 году мы подвели итоги успешной реализации предыдущей стратегической программы, в основе которой лежало создание современных прокатных переделов. Тогда же на совете директоров была утверждена новая стратегия, рассчитанная на 2015–2025 годы. Она направлена, как я уже упоминал, на глобальную модернизацию первого передела, то есть аглококсодоменного производства. В этом отношении мы ставим перед собой задачу не просто обновить наш начальный передел с применением наилучших доступных технологий, но существенно повысить экологичность производственных процессов. Значительные средства привлечены на оборудование строящихся объектов новейшими природоохранными установками.

НА ЭТУ ТЕМУ
ММК планирует ускорить строительство новой коксовой батареи в Магнитогорске
ММК вложит 5 млрд руб. в природоохранные объекты нового производства
ММК инвестирует в экологическую программу "Чистый воздух" 21,7 млрд руб. до 2025 года
3 МАТЕРИАЛА

Первый из крупных проектов в рамках этой стратегии — строительство новой аглофабрики производительностью 5,5 млн тонн в год — мы завершаем уже в июле текущего года. Собираемся торжественно запустить фабрику, по нашей традиции, ко Дню металлурга. Одновременно с этим мы подписали контракт и приступили к работам по строительству новой коксовой батареи с производительностью 2,5 млн сухого валового кокса в год.

— Какие-то изменения, может быть, в дивидендной политике планируете?

— Нет, не планируем. В настоящее время мы считаем свою дивидендную политику сбалансированной и эффективной. Компания, как и прежде, ориентируется на регулярный возврат доходности акционерам, поддерживая в целом консервативный финансовый профиль.

— Еще одной из целей компании является поставка металлопродукции автопрому. Ранее говорилось о том, что речь идет о стопроцентном использовании локализованными предприятиями вашей продукции. Хотелось бы понять, какие компании имеются в виду? В какие сроки хотелось бы это реализовать, достичь этого результата?

— Хотел бы отметить, что доля магнитогорского металла во всем российском автопроме, включая иностранные производства, локализованные на территории страны, достигает примерно 50%. Это оптимальная для нас величина, в поддержании которой мы заинтересованы и дальше. Если говорить о конкретных компаниях, то в их числе все крупные игроки этого рынка. В их числе Renault — Nissan — Mitsubishi (куда входит "АвтоВАЗ") — международный альянс, представленный в России. Еще один наш важный партнер — компания Ford: хотя она сейчас и сокращает свои объемы, мы по-прежнему остаемся ее основным поставщиком. Мы также успешно сотрудничаем с Volkswagen Group, с российскими компаниями "КамАЗ", УАЗ, ГАЗ; развиваем сотрудничество с китайскими производителями, которые выходят на российский рынок.

Мы действительно поставили перед собой задачу быть поставщиком номер один для автомобилистов в России. Вообще автомобилестроители — одни из самых требовательных, искушенных клиентов, и когда мы работаем на них, наша металлургическая компетенция растет. Мы не просто продаем им свой металл, мы активно развиваем весь комплекс сервисов, ориентированных на клиента: качество, сроки, гибкость и многое другое. Таким образом, сотрудничество с автопромом для ММК — это одновременно и наращивание в нашем портфеле доли инновационной продукции с высокой добавленной стоимостью, и развитие клиентского сервиса. Автомобилестроители выступают для нас в роли своего рода контрольного покупателя.

— Рассматриваете запуск каких-то новых продуктов? Может быть, выход на какие-то новые рынки, например на мелкие заказы для среднего бизнеса.

— Скорее не на мелкие заказы для среднего бизнеса, а на нишевые продукты. Здесь нам есть что представить широкой публике. В частности, уже три года, как мы вывели на рынок уникальный продукт — высокопрочные, износостойкие стали Magstrong. Их продажи растут стабильно темпами по 100% в год, и прошлый год не стал исключением. Благодаря применению этой стали удается значительно снизить вес изделий, а ее конкурентная цена позволяет эффективно заместить импортные аналоги. Среди покупателей новой марки стали — компании машиностроительной отрасли, производители сельхозтехники. Это очень требовательные клиенты. Но как и в случае с прокатом для автопрома, это помогает нам развивать собственные металлургические и коммерческие компетенции.

Мы очень внимательно следим за ходом реализации национальных проектов. Несомненно, они придадут дополнительное ускорение российской экономике, откроют новые горизонты для производителей, обеспечивающих реализацию президентского указа
Еще один нишевой продукт, бренд, который мы вывели на рынок в 2018 году, — металлопрокат с трехслойным полимерным покрытием SteelArt. Он предельно точно воспроизводит структуру и фактуру натуральных материалов — и при этом обеспечивает более низкую стоимость и легкость монтажа. Уверен, что здесь мы тоже покажем хороший результат, обеспечим рынок этим специфическим, но высоковостребованным продуктом. В этой нише мы сейчас активно развиваемся и, по сути, конкурируем только с иностранными поставщиками.

— Сейчас еще большой тренд — как минимум в металлургической отрасли — это онлайн-торговля своей продукцией, и у вас тоже, естественно, это есть. Планируете ли вы наращивать долю этой продукции? И какую в идеале долю продаж в онлайне вы хотели бы видеть в общей структуре продаж?

— Вы совершенно правы, во всем мире торговля уходит в онлайн. Точнее, находит там дополнительные возможности, позволяющие обеспечить более гибкий, точечный, кастомизированный подход к клиенту, в частности более тонко настроить параметры по срокам и качеству. Речь идет о продажах малых объемов продукции и относительно простого качества — своего рода commodity-сортамент. Это номенклатура нашего Торгового дома ММК, на площадке которого мы и планируем обновить и развивать интернет-продажи. В ближайший год мы планируем существенно обновить наши онлайн-сервисы по продаже металлопродукции, а также в целом веб-ресурсы компании. Думаю, в течение года мы доведем свои онлайн-продажи до 5%.

— Некоторые проекты вы реализуете с иностранными партнерами, к примеру с китайской компанией Sinosteel. Интересует ли вас сотрудничество с другими крупными партнерами, какие-то совместные проекты?

— Мы всегда открыты к сотрудничеству. На протяжении всей своей истории Магнитка работала с большим количеством российских и иностранных производителей. При выборе партнера мы руководствуемся оптимальным соотношением технологий, цены и сервиса, которые мы можем получить от поставщика. Да, действительно, мы приступили к реализации уже третьего проекта в партнерстве с китайскими коллегами, поскольку результаты предыдущих проектов нас полностью устраивают. Но помимо китайских партнеров у нас в поставщиках и другие известные европейские и мировые бренды. Тут нет каких-то ограничений и предвзятости с нашей стороны.

— Прошлым летом говорилось, что ММК стал одним из партнеров, реализующих ВСМ Челябинск — Екатеринбург. Вы в проекте еще остаетесь?

— Этот проект важен для всего Уральского региона, и мы принимаем в нем участие пока в качестве будущего потенциального партнера-поставщика. Мы внимательно следим, как проект развивается, но для нас он не профильный.

— Еще вопрос по поводу финансирования. Рейтинговые агентства в этом году повысили рейтинг ММК. Планируете ли вы как-то в связи с этим корректировать программы займа?

— Мы очень рады, что рейтинг ММК был повышен. Более того, мы буквально на этой неделе очень выгодно разместили еврооблигации, получили самую низкую ставку в этом году (ММК разместил пятилетние еврооблигации на $500 млн под 4,375% годовых — прим. ТАСС).

— И последний вопрос, очень общий. Что вы думаете по поводу торговой войны США и Китая? Может это какое-то влияние на Россию оказать, положительное или отрицательное?

— Да, любая торговая война — это плохо. Для всей мировой экономики.

Я считаю, что любые противостояния на уровне ограничительных действий неизбежно тормозят социально-экономическое развитие конкретных стран. Очевидно, что это недальновидно и неконструктивно. Но это факт объективной реальности, поэтому будем смотреть, как наиболее эффективно существовать в предложенных условиях и какие возможности в этих условиях у нас есть.

Беседовала Варвара Моссаковская

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции