Почему в торговле сталью все иначе? (Метал без собственного рынка: LME анализирует возможность стальных контрактов)
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
01.11.2002
Почему в торговле сталью все иначе? (Метал без собственного рынка: LME анализирует возможность стальных контрактов)
На стальном рынке ежегодно вращается до 800 млн тонн металлопродукции. Цены меняются с поразительной быстротой. Казалось бы, эти факторы говорят в пользу заключения фьючерсных контрактов по стали…

Контракты заключаются и на медь, и на золото, и на никель. В сущности, трейдеры оперируют миллиардными контрактами на разнообразные товары – от свиных потрохов и апельсинового сока до лесоматериалов и палладия (того самого загадочного металла, что обнаруживается в выхлопной системе вашего автомобиля). Однако сталь пока так и не стала «членом клуба» товаров, продаваемых на бирже. И это, несмотря на то, что эта сама идея обсуждалась в течение ряда лет.
Собственно говоря, накануне своего краха Хьюстонская корпорация Enron предприняла попытку заключить стальной контракт, прикупив завод в Арканзасе для удовлетворения собственных потребностей в стали. Контракт умер вместе с самой компанией, но и без того перегруженный рынок уже успел до краев наводниться так называемой сталью от Enron.

«Все желали, чтобы Enron убрался со сцены», - заявил бывший Вице-президент Co-Steel Inc. (ныне в отставке) Лори Вайсберг. «В прошлом году дела в стальной североамериканской промышленности и так шли из рук вон плохо».

Противники контрактной системы торговли сталью выдвигают самые различные доводы. С одной стороны, сталепроизводители и покупатели утверждают, что контрактная система не будет работать, потому что на рынке слишком много разновидностей стальной продукции, что затрудняет определение общей точки отсчета. С другой стороны, перекупщики, играющие на скачках рыночной конъюнктуры, заявляют, что в отличие от рынков нефти и золота, стальной сектор не проверялся на прочность значительными нарушениями со снабжением.

Несмотря на все эти заявления, глобальная металлическая биржа стремится к заключению контрактов на двухмиллиардный (в долларах) металлооборот, которым она оперирует ежегодно. Лондонская Металлическая Биржа занята исследованием степени заинтересованности индустрии в ее планах. При Международном Институте Железа и Стали (IISI) уже создана исследовательская группа по этим же вопросам.

Юдит Маги из канадской торговой компании Refco Futures Ltd. предвидит вероятность того, что брокеры слетятся на биржевую торговлю сталью, как мухи на мед. «Я убеждена, что найдутся желающие торговать по этой схеме. Перекупщикам все равно, чем торговать, а вот производители и потребители должны понимать свой интерес». И «интерес» этот того же свойства, что и питавший торговлю во времена индустриальной революции 19-го века, процветавшей на экспортной меди и олове. Проблема в том, что производители никогда не знают заранее, сколько южноафриканской меди будет выгодно поставить в европейский порт через три месяца.

Таким образом, была разработана система, которая позволяет продавать груз с опережением - до отгрузки, назначенной на определенную дату. Т.о. производитель страхуется на предмет возможного падения цен за время доставки груза. «Производители могут продать товар и немедленно получить за него деньги непосредственно в день погрузки, а не пребывать в неизвестности в течение 3-х месяцев», - объясняет Виктор Лазаровичи, аналитик нью-йоркской BMO Nesbitt Burns.

И вот – уже по всему миру возникают биржевые рынки, дающие возможность производителям и покупателям избежать потерь от непредсказуемой динамики цен, воспользовавшись т.н. «страховыми сделками» (или хеджированием). К примеру, предприятие по добыче меди продает фьючерс, чтобы фиксировать отпускные цены и защитить себя от потерь, связанных с возможным падением рынка меди. Тогда как производитель, использующий медь в качестве сырья для своей продукции, вполне может купить фьючерс, чтобы оградить от изменений сырьевые цены. А между ними - перекупщик, извлекающий выгоду из перепадов цен, акцентируя эффект ликвидности на здоровом рынке. Это игра для тех, кто любит риск - или пан, или пропал.
Говорят, Герберт Блэк, король индустрии металлолома из Монреаля, разбогател на 30 млн. долларов и разогрел цены на металл за один день, сделав ставку против Sumitomo Corp. (бывшего мирового лидера в торговле медью). Стоило ценам упасть, японская Sumitomo Corp. потеряла US млрд. долларов.

Цены на сталь всегда нестабильны, и многие хотят застраховать себя от возможного проигрыша.
И все же… контракты на сталь не заключаются… «Если б это было так просто, то уже было бы сделано», - говорит Ренди Казинс, аналитик из BMO Nesbitt Burns в Торонто.
Джонатан Шилдз, брокер по фьючерсам в Friedberg Mercantile Group в том же Торонто, выдвигает следующий аргумент – избыток сталепродукции может сыграть отрицательную роль, так как перекупщики ставят на опасения, связанные с недостатком снабжения.

Переизбыток мощностей в стальной промышленности составляет от 200 до 300 млн тонн. В отличие от золота и меди, сталь получается при обработке углеродом железной руды, а этот ресурс далек от исчерпания. «Дефицита стали не предвидится», - убежден г-н Шилдс. – «Однако, сохраняется возможность, что некоторый недостаток предложения (образовавшийся из-за относительной нехватки основных металлов), значительно повысит цены. В противном случае стальные контракты просто не имеют будущего».

Наличие многочисленных покупателей и продавцов чревато проблемами, учитывая действительно громадное количество различных сортов, форм и размеров стальной продукции.

«Для основных металлов существуют вполне ясные стандарты», - говорит Питер Буре, аналитик HSBC Securities в Нью-Йорке. – «Есть много сортов, но, в конечном итоге, алюминий есть алюминий, где бы вы его ни покупали. А со сталью все по-другому.»

Точкой отсчета в стальной промышленности, скорее всего, является горячекатаный лист, - наиболее популярная продукция, из которой после соответствующей обработки получают, скажем, нержавеющие детали для вашего автомобиля.

Аналитики полагают, что было бы оправдано использовать горячекатаный лист как индикатор спроса. Однако, такой индикатор не имел бы большого смысла для, например, покупателей и продавцов арматурного профиля.

По мнению Бада Сигела из Russel Metals Inc., одного из самых крупных североамериканских дистрибьютеров стали, определенное сходство с фьючерсным рынком заключено в желании покупателя приобрести сталь за сиюминутную цену; однако, в случае со сталью все гораздо сложнее.

И все же, не взирая на неудачный опыт Enron со стальными контрактами и очевидными препятствиями на этом пути, растущий по всему миру спрос на сталь может однажды превратить отвлеченные споры в реальность. «Торговля сталью столь обширна, что вы всегда сможете найти именно тот продукт, что вам нужен», - уверен г-н Вайсберг из of Co-Steel.
Peter Brieger Financial Post

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции