Россия не хочет «стального договора»
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
01.12.2003
Россия не хочет «стального договора»
Соглашение по торговле сталью между США и Россией продлено не будет

Всеобъемлющие соглашения по торговле сталью между США и Россией продлены не будут. «Мы исходим из того, что эти соглашения истекут и умрут в рамках тех процедур, которые есть сегодня», – так заявил сегодня в Вашингтоне заместитель главы МЭРТ Максим Медведков. По его словам, в результате со следующего года перед нашими экспортерами открываются «дополнительные возможности для поставок». И этот шанс необходимо использовать, несмотря на то что одновременно возрастет и риск введения Соединенными Штатами новых протекционистских мер.

Поскольку заявление Медведкова прозвучало в американской столице в начале очередного раунда переговоров о присоединении России к ВТО, то нетрудно сделать вывод, что названные «процедуры» связаны с этим процессом. Действительно, если Россия примкнет к ВТО, то торговые соглашения с США все равно придется пересматривать в соответствии с требованиями этой организации. А надежды на такое присоединение у наших чиновников огромные, несмотря на массу возникающих трудностей. В этой связи не будет лишним вспомнить, что именно российские «короли стали» до сих пор были главными лоббистами глобализации отечественной экономики. Именно по той причине, что их экспортные интересы страдали от протекционистских мер США.

«Стальную войну» с Россией, да и со многими другими странами, американцы начали еще в конце 1998 г., когда десятки сталелитейных фирм и профсоюз металлургов подняли вопрос как в СМИ, так и в конгрессе и в Верховном суде о кризисе в отрасли, который якобы вызван резким ростом «демпингового» импорта. Под воздействием пропаганды палата представителей приняла закон о введении ограничений на импорт в США зарубежной стали. В частности, были установлены предельные объемы импорта стали в США на уровне 29 млн тонн в год (в 1998 г. сюда был ввезен 41 млн тонн стали). Для российской стали были поначалу установлены фактически запретные пошлины – свыше 200%. После длительных переговоров их снизили, но зато был резко ограничен объем поставок. Это ограничение и было оговорено в подписанных в июле 1999 г. соглашениях с Россией. Соглашениях, которые с самого начала вызвали волну критики как в Америке, так и в России. Производители США утверждали, что российскому «демпингу» все-таки не был положен предел, их российские коллеги говорили чуть ли не о капитуляции перед Америкой, о «недопустимых таможенных рогатках» и многомиллионном ущербе, который им нанесен.

Эти суждения на деле были спорными. С одной стороны, администрация Белого дома свято соблюдала интересы своих металлургов, хотя, кстати, они и до 1999 г. не так уж страдали от конкуренции с зарубежными производителями (на соответствующие факты обращали внимание американские общества потребителей, утверждавшие, что металлурги просто добиваются взвинчивания цен на сталь в отсутствие иностранной конкуренции). С другой стороны, хотя в 1999 г. общий объем экспорта российской стали всех видов в США упал по сравнению с предыдущим годом в 5 раз, в последующем все-таки он стал расти (например, по горячекатаной стали в 2 раза к настоящему моменту) именно в соответствии с соглашениями.

Правда, в начале 2002 г. администрация Буша – опять-таки под давлением американских металлургов – сама поставила действие договоренностей с Москвой под вопрос, введя помимо квот еще временные повышенные пошлины на импорт российской стали (в основном холоднокатаной). Причем размер этих пошлин (30%) был существенно выше, чем размер обложения металлоимпорта из других стран, в частности из Японии, Китая и стран ЕС (в пределах 18%). Москва отомстила Америке запретом, а затем квотированием ввоза «ножек Буша», в связи с чем СМИ заговорили о торговой войне между двумя странами. Война если и вспыхнула, то быстро закончилась.

Однако «недопонимание» по стальной проблеме осталось, особенно со стороны российских производителей металла. Под их влиянием в июле этого года Михаил Касьянов поручил МЭРТ разработать и добиться подписания дополнений к договору 1999 г. (в частности, по поставкам некоторых видов стальных полуфабрикатов и чугуна). Теперь, видимо, от новаций в договоре, срок действия которого вскоре истекает, отказались вообще, надеясь, что все расставит на свои места вступление в ВТО. Возможно, на российских «королей стали», а также на МЭРТ произвел впечатление факт осуждения Советом ВТО американской политики в отношении производителей металла из стран – членов этой организации (ожидается, что теперь США снимет соответствующие пошлины). Если Россия вступит в ВТО, то завоевывать американский рынок будет легче.

Впрочем, эти надежды оправданны только при двух условиях. Во-первых, если Россия действительно вступит в упомянутую организацию (между тем РФ на «пороге» этого вступления уже года три, и с тех пор этот порог так и не переступила). Во-вторых, если ВТО окажется эффективным арбитром в «стальных» спорах. До сих пор, несмотря на все последние решения по искам против США, Америка отказывалась их выполнять. Неизвестно, выиграет ли Россия, отпуская синицу в руках (самостоятельное соглашение по стали) и ожидая журавля в небе (соглашение в рамках ВТО). Причем, даже если этого журавля и удастся поймать, обернется ли он для России в целом (а не только для металлургов) «птицей счастья завтрашнего дня», еще большой вопрос.

RBC Daily Александр Виноградов

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции