О гордости советских пятилеток
Новости Аналитика и цены Металлоторговля Доска объявлений Подписка Реклама
09.12.2002
О гордости советских пятилеток
Пример реконструкции Западно-Сибирского металлургического комбината указывает тот путь, по которому пойдет масштабное обновление российской тяжелой промышленности.

Будущее российской промышленности во многом зависит от того, как распорядится своей властью крупный национальный капитал: будет ли он строить новые современные заводы или пойдет по пути модернизации существующего производства?

Неделю назад нас пригласили в город Новокузнецк (Кемеровская область) на расширенное совещание по реконструкции Запсиба, в котором приняли участие известные инжиниринговые компании. Помимо Запсиба в Новокузнецке находится еще одно старейшее сталелитейное предприятие - Кузнецкий металлургический комбинат (КМК). У нас появилась возможность попробовать ответить на заданный вопрос, взглянув на проблему изнутри.


Ад в центре города
КМК расположен в центре Новокузнецка, там, где должен бы находиться городской парк. Посещение КМК производит тягостное впечатление. Пару лет назад нам доводилось слышать от западных предпринимателей, что российские сталелитейные заводы - это почти что металлургический музей. И это действительно так.

Первый металл КМК дал в начале тридцатых годов и с тех пор практически не перестраивался. Неизгладимое впечатление производит вид завода ночью. В пустых, без стекол, окнах закопченного мартеновского цеха видны языки пламени (мартеновское производство устарело лет пятьдесят тому назад). Издалека кажется, что это самая настоящая адская кузница, и это не преувеличение. Воздух внутри корпуса мрачен и просто насыщен великой историей большой страны. Кажется, что прямо на глазах у тебя рождается металл, из которого сейчас будут лить броню для Т-34, уходящих на фронты Великой Отечественной.

Кирпич корпусов рельсобалочного цеха почернел и обуглился. В цехе едва ли не в кромешной тьме по прокатным линиям, помнящим еще декреты первых пятилеток, носятся двадцатипятиметровые рельсовые заготовки. Здесь семьдесят лет катают рельсы.

Помимо героического прошлого, ничем другим привлечь своих потенциальных покупателей КМК не может. Допотопная технология, изношенное оборудование, спланированная самым неоптимальным образом промышленная площадка, не самого высокого качества (по мировым меркам) продукция. И фактически единственный покупатель - Министерство путей сообщения, требующее рельсы мирового качества по отечественным ценам.


Недоразвитый гигант
Не так мрачно обстоят дела с Запсибом. Завод посовременней, строился в начале шестидесятых. Однако страна явно сэкономила при его строительстве: более-менее современные домны, где плавят чугун, конвертеры, в которых из чугуна делают сталь, и прокатные станы оснастили устаревшей связующей технологией. Вместо того чтобы сразу из жидкой стали лить заготовку для проката (в мире сейчас это применяется повсеместно, соответствующее оборудование называется машиной непрерывного литья заготовок - МНЛЗ), сталь сначала разливают по чушкам, потом их везут в специальные печи для подогрева, а затем этот металл обжимают и раскатывают блюмингами (из двухметровой чушки получается заготовка длиной в 120 метров). Все это - лишние тысячи тонн угля и тысячи кубометров газа на разогрев, это тысячи и миллионы киловатт-часов электроэнергии, которые пожирает блюминг, это дополнительные производственные площади и тысячи задействованных людей. Еще 30-40 лет назад строили попросту и не обращали внимания на себестоимость: стране нужен был стальной прокат для великих сибирских строек.

В начале девяностых "красный" директор Запсиба, входя в рынок, попытался покончить с результатами советской экономии, заняв кредиты под генеральную реконструкцию, но не просчитал рисков. С тех пор Запсиб стал фактическим банкротом. Что можно сделать с этим заводом в сибирской глуши, никто не знал. Ни "Альфа-груп", ни Кузбасспромбанк, управлявшие комбинатом, так и не смогли реанимировать Запсиб. Ведь его продукция - это в основном строительный прокат, продавать который непросто, да и до ближайших портов - по пять тысяч километров.

Что делать с мертвецами?
Если закроется хотя бы один из двух имеющихся металлургических заводов в Новокузнецке, в регионе почти наверняка наступит социальный коллапс. Только в очень страшном сне можно представить себе последствия вынужденной безработицы тридцати тысяч металлургов. Но даже если их и удастся вывезти, скажем, на освоение Марса, то возникает другая проблема - насыщения будущего спроса на стальной прокат в центре России и в Сибири. Следовательно, металлургическое производство с профессиональной металлургической школой и образовательной инфраструктурой надо оставлять в живых. Напрашивается вывод, что заводы необходимо закрывать, а на их месте строить новые, с современными технологиями, экологически чистые. Но сколько это будет стоить? По самым скромным оценкам, строительство современного аналога Запсиба обойдется в 3-5 млрд долларов со сроком окупаемости не менее 20-30 лет. Не стоит даже и мечтать о появлении инвестора, готового пойти на такой риск в теперешних российских условиях.

Но, может быть, следует ограничиться чуть менее масштабными проектами, но более реалистичными? Например, не строить завод целиком, а перепрофилировать его, купить лишь один прокатный стан, который делает современный оцинкованный лист - ходовой (и дорогой!) товар на рынке. Благо домны и конвертеры есть, так что жидкая сталь - под рукой. По расчетам специалистов управляющей компании "Евразхолдинг", на прокатном стане итальянской фирмы Danieli, который стоит 250 млн долларов, на каждой тонне металла можно будет заработать 25 долларов.

Чтобы окупить инвестиции, потребуется, очевидно, продать 10 млн тонн стального листа. Поскольку годовая мощность стана всего 600 тыс. тонн, то окупится он не ранее чем за 16 лет. Даже и с двукратной расчетной прибылью срок окупаемости все равно остается для России неприлично длительным. Где же выход?


Реанимация
Сейчас Запсибом и КМК управляет "Евразхолдинг". Первое, что он начал делать в своей попытке реанимировать сибирские металлургические гиганты, - детально разработал и реализовал стратегию максимального снижения издержек. Выстроил вертикальную цепочку от угольщиков до производителей стального проката и труб. Скрупулезно высчитал оптимальные внутрикорпоративные трансфертные цены. Оптимизировал отношения с естественными монополистами. Расчет оказался верен. Запсиб стал выкарабкиваться. Ожил и КМК. Помогла и девальвация 1998 года. Однако это было лишь временной передышкой.

В условиях мирового перепроизводства чугуна и стали, растущей конкуренции на внешнем рынке и постоянного роста тарифов на услуги естественных монополий в долгосрочной перспективе предприятия все равно пришлось бы обновлять. Но как?

На КМК удалось разработать программу резкого повышения качества рельсов до высшей категории, соответствующей мировому уровню, - то есть выполнить условия МПС и фактически сохранить производство. Не вдаваясь в детали, скажем, что стоимость этой программы "всего" 76 млн долларов, что раз в двадцать дешевле строительства нового завода.

На Запсибе тоже нашелся выход. Программа реконструкции сталеплавильного производства рассчитана на строительство трех машин непрерывного литья заготовок (для производства длинного "строительного" проката), одной слябовой машины непрерывного литья заготовок (для производства листового проката) и трех установок "печь-ковш", резко улучшающих качество получаемой стали. К 2004 году по планам "Евразхолдинга" Западно-Сибирский меткомбинат должен полностью перейти на непрерывную разливку. Расчеты специалистов показывают, что окончательный экономический эффект от разработанного варианта реконструкции на Запсибе должен составить более 100 млн долларов в год. Таким образом, суммарные инвестиции объемом около 300 млн долларов "отобьются" через три-четыре года. Как же так, ведь чуть выше мы сказали, что установка только одного современного прокатного стана (почти на ту же сумму) будет окупаться 8-16 лет?

Дело в том, что реконструкция (а перечисленные выше мероприятия означают перестройку и замену почти половины оборудования Запсиба) принципиально отличается от простой закупки нового стана и смены профиля выпускаемой продукции. Рост прибыли в этом случае достигается не только за счет получения более дорогой продукции более высокого качества, но одновременно и за счет уменьшения издержек производства, за счет более эффективной загрузки мощностей и увеличения производительности.


А ты реконструировал свой завод?
Предложенная "Евразхолдингом" реконструкция Запсиба и КМК логична и естественна и при некотором размышлении даже может показаться очевидной. Почему же только менеджеры "Евразхолдинга" предложили и стали реализовывать эту программу? Почему этого не делали предшествующие управляющие команды? На наш взгляд, все дело в степени детализации проекта и в реальной оценке инвестиционного горизонта. Этот горизонт должен быть "удобоваримым" для инвесторов и кредиторов, которым управляющая компания представляет проект. Этот сигнал уже восприняли ведущие мировые машиностроительные и инжиниринговые компании. Только по реконструкции Запсиба свои предложения представили шесть машиностроительных компаний, среди которых мировые лидеры - австрийская Voest-Alpine, немецкая SMS Demag, итальянская Danieli.

Для нас совершенно очевидно, что именно такие инвестиционные решения (а не строительство новых крупных заводов) и будут применяться в промышленности. Во всяком случае до тех пор, пока не станут доступными длинные, более десяти лет, инвестиционные кредиты по приемлемым ставкам, пока не будет решена проблема занятости высвобождающихся рабочих.





Андрей Виньков, Дмитрий Сиваков "Эксперт"

Выставки и конференции по рынку металлов и металлопродукции